АРХИВ

КАБМИН ДОЛЖЕН БЫТЬ РАСПУЩЕН

Наконец, власти озвучили то, что давно уже было известно. Советник президента по экономическим вопросам Вахид Ахундов сказал о том, о чем все давно догадывались. Исходя из его выступлений, можно сделать следующий вывод - Кабинет министров в своем нынешнем состоянии не сохранится и будет реорганизован.

Тема реорганизации Кабинета министров отнюдь не нова. Причиной, перманентно провоцирующей экономических экспертов на размышления по этому грустному поводу, является более чем очевидная неэффективность этого высшего органа исполнительной власти в стране. Все последние годы этот орган занимался чем угодно, только не ситуацией в экономике страны. Кабмин, скорее, кладбище чиновников, нежели штаб национальной экономики.

Ни в одной из стран СНГ не было такого бесправного Кабмина, как азербайджанский. Его основу составляет отраслевой принцип формирования министерств. Каждая отрасль напрямую подчинена одному министерству, а направления курируются вице-премьерами. В условиях командно-административной экономики этот принцип себя частично оправдывал тем, что министерства решали все возникающие перед предприятиями вопросы, оставляя на местах только микроменеджмент. Но в условиях рыночной экономики этот принцип себя исчерпал. Громоздкие неуправляемые министерства, которым было нечем управлять, превратились в балласт экономического развития.

Министерства опутали подведомственные отрасли кучей постановлений и распоряжений, мешающих нормальному функционированию предприятий. К тому же тот факт, что министерства соединяли в себе и управленческие, и финансово-распорядительные, и имущественные ресурсы, создал прекрасные возможности для их превращения в рассадник коррупции и казнокрадства.

Прозвучавшие из уст В.Ахундова предложения ясно указывают - в каком направлении будут реформировать Кабмин. Ясно, что, несмотря на результаты референдума, согласно которому глава Кабинета стал вторым в политической иерархии лицом в стране (а может как раз из-за этого), Кабмин так и не превратится в политический орган.

Вахид Ахундов заявил, что, согласно новой концепции, Кабинет министров будет заниматься только координацией деятельности ведомств. Это означает, что Кабмин будет чисто техническим органом, и его бесправность не только не уменьшится, а даже усилится.

Также объявлено об изменении структуры Кабинета министров. Вместо нескольких вице-премьеров и двух первых вице-премьеров будет всего один вице-премьер. Все нынешние вице-премьеры будут удалены с олимпа. Идущие разговоры о возможном назначении Аббаса Аббасова послом в РФ - не более чем утка властей. Никто из когорты вице-премьеров в правительстве не удержится.

На место первого вице-премьера будет поставлен человек, сегодня в правительстве не работающий. Компетентные источники называют две кандидатуры на этот главный в правительстве пост. Главный, потому что уже известно, что Артур Расизаде не уйдет со своего поста, да честно говоря, он больше всего и подходит на роль технического премьера. И поэтому вся тяжесть реальной работы ляжет на первого-вице премьера.

По имеющейся у нас информации, одним из тех, кто претендует на этот пост, является глава Национального банка Азербайджана Эльман Рустамов, срок которого на посту шефа НБА подходит к концу, и он пользуется уважением среди западных экспертов. Эти эксперты исходят из того, что правительство АР в последнее время стало слишком много тратить, покрывая свой дефицит нефтяными доходами, и что правительству нужен жесткий монетарист, чтобы привести в соответствие госдоходы и расходы, а Э.Рустамов имеет именно такую репутацию.

Очевидно, что предлагаемая схема реформирования Кабмина - это полная калька российской административной реформы, осуществленной Владимиром Путиным. Подходит ли эта модель для Азербайджана - вот в чем вопрос.

Основная проблема в том, что такому президенту, как Владимир Путин, нужно правительство технического направления и премьер, на фоне которого сам Путин выглядел бы Геркулесом. Именно потому из сотен иных кандидатур и был выбран малоизвестный Фрадков. Но Ильхаму Алиеву, напротив, требуется премьер, который бы за него решал даже часть чисто президентских вопросов. Предлагаемая схема и обсуждаемые кандидатуры не соответствуют этому требованию.

Еще большая несуразица получается с реализацией еще одного постулата реформы Кабмина - укрупнения министерств. Объявлено, что укрупнение министерств призвано ликвидировать параллелизм в работе госструктур и передать полномочия в ведомства, напрямую отвечающие за реализацию социально-экономических программ. В этом случае министерство создается как государственный орган, определяющий государственную политику в целом сегменте национального хозяйства. Таким образом при уменьшении количества министерств должен ликвидироваться параллелизм в их работе.

Но азербайджанские реформаторы не учли главного - отличия наших ведомств от тех, что функционируют в развитых странах. На сегодняшний день министерства в Азербайджане - это ключевые факторы не столько системы управления, сколько системы грабежа. Именно через них происходит разграбление государственного бюджета.

Попытки создания неотраслевых министерств заканчиваются хроническими неудачами. К примеру, было создано министерство топлива и энергетики, которое возглавил малоизвестный человек. И что же сегодня? Это министерство практически не функционирует. Да и как можно работать эффективно, если у тебя в подчинении такие зубры, как ГНКАР или "Азерэнержи", имеющие прямой доступ к верхам?

Или взять, к примеру, министерство транспорта. Несмотря на то, что его возглавил один из крупнейших олигархов, его власть распространяется только на железную дорогу, откуда он и пришел, да еще на автомобильные перевозки (и то потому, что ведомство, за них отвечающее, было ликвидировано). Ни АЗАЛ, ни "Каспар", возглавляемые равновеликими с министром транспорта олигархами де-факто ему не подчиняются.

Единственное исключение - это министерство экономического развития, руководство которого осуществляет контроль над всеми сегментами, слившимися под единой крышей. Но этот случай особый, поскольку влившиеся в это суперминистерство ведомства перестали существовать. То есть, произошло создание единого треста, полностью соответствующего советским нормам управления. Так что этот случай надо считать не положительным, а наоборот - сугубо отрицательным, так как он представляет собой процесс, противоречащий рыночным отношениям.

Таким образом, чтобы заработало министерство энергетики, необходимо упразднить и ГНКАР, и "Азеригаз" и другие энергетические ведомства, и все их функции передать Минэнерго. Но сможет ли оно эффективно управлять отраслью? Богатый советский опыт показывает, что сделать это невозможно.

К тому же отдельные министерства являются непосредственным леном президента, который дал его на откуп особо проявившим себя вассалам. Подобным образом функционируют государственный таможенный комитет и министерство транспорта, боссы которых являются крупнейшими олигархами и даже сами назначают своих вассалов (за одним им ведомые заслуги) в министерские кресла.

То есть, для того, чтобы устранить параллелизм, вначале необходимо уничтожить всех олигархов в правительстве, а министерства превратить не в источник зарабатывания баснословных прибылей, а в органы проведения государственной политики в различных сегментах экономики.

Но для этого требуется, как минимум, наличие трех компонентов: этой самой государственной политики, кадров для их проведения и политической воли президента. В условиях отсутствия всех трех составляющих, заявленная реформа - ни что иное, как выдергивание кресел из-под неугодных чиновников.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 68, 18 sentyabr 2004