АРХИВ

10 ЛЕТ - ТОЛКУ НЕТ

20 сентября в обстановке повышенной помпезности азербайджанский народ (точнее - его правящая часть) отметил десятилетие Контракта века.

Да, уже прошло десять лет с того дня, как в торжественной обстановке был подписан этот Контракт. Тогда он казался воплощением надежд миллионов - на лучшую жизнь, которой, как нам казалось, мы все были достойны.

Спустя десятилетие все стало на свои места и выяснилось, что нефтяные контракты призваны решать не проблемы Азербайджана и азербайджанцев, а призваны решить проблемы тех, кто и заключил Контракт века - мировой экономической элитой и правящей элитой нашей страны. Интересы Семьи были поставлены выше интересов нации и, затратив мизерные суммы на выплаты нашей правящей элите, западные компании осуществили грандиозную аферу. А азербайджанский народ выступил в роли ее декорации.

И совершенно не случайно, что юбилей подписания этого экономического документа превратился в политическое шоу, в ходе которого власти попытались фетишизировать нефтяную стратегию. Потому что нынешняя власть - это плоть от плоти и кровь от крови этого документа.

"Во имя отца и сына и контракта века" - вот формула политической стабильности, и поэтому именно контракт века является основной идеологической и экономической базой процедуры престолонаследия. И уродливость этой политической процедуры есть зеркальное отражение самого контракта.

Это - документ, не имеющий аналогов в современной мировой истории. Документ, в преамбуле которого черным по белому написано, что все его положения имеют приоритет над азербайджанским законодательством. Документ, являющийся кабальным договором, отдающим стратегические ресурсы (да что там ресурсы - будущее целой нации!) в угоду мировым нефтяным монополиям, которые за несколько несколько десятков миллионов тонн нефти готовы закрыть глаза на политический окрас режима.

Контракт века, изначально рассматривавшийся, как панацея от многочисленных бед, обрушившихся на многострадальную азербайджанскую землю, сам превратился в источник стратегических проблем. И помпезность юбилея была призвана задрапировать этот неприглядный факт.

Вместо однозначных утверждений контракт века породил множество вопросов, на которые нет однозначного ответа. Но сегодня, спустя десять лет, уже можно подвести промежуточные итоги.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Контракт не решил ни одной из стоящих перед ним проблем. Что бы сегодня ни говорили власти о достигнутых успехах, - все это ложь. Они рассчитывают на короткую память народа. Для того, чтобы понять бесполезность этих десяти лет, необходимо постулировать - какие именно задачи стояли перед контрактом века.

МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА

С самого начала отношение к контракту века было далеким от объективного. В политической элите нашего общества - вне зависимости от ее политического окраса - существовала устойчивая вера в то, что контракт века призван решить все стоящие перед страной проблемы. Проблем, конечно, было много, но и контракт был весьма уникален, и посему народ Азербайджана пошел на неимоверные уступки только потому, что общественное мнение было уверено - реализация нефтяных контрактов позволит решить все проблемы и обеспечить населению страны достойную жизнь.

Итоги воздействия контракта века необходимо рассмотреть в нескольких аспектах.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Изначально предполагалось, что Контракт века обеспечит Азербайджану стратегический перевес в геополитике. Считалось, что, отдав нефтяные ресурсы в концессию ведущим западным ТНК, мы автоматически обеспечим проазербайджанское лобби в ведущих геополитических центрах силы. Не случайно Контракт века - в его первоначальном варианте - напоминал соглашение о разделе прибыли между ведущими странами мира. В нем практически все ведущие геополитические центры "получили по серьге".

Геополитический консенсус на нефтяном контракте был призван оградить Азербайджан от посторонних посягательств и превратить страну из яблока раздора в арену экономического сотрудничества.

Также считалось, что контракт обеспечит нам преимущество в решении карабахского конфликта, так как, удовлетворив желания всех заинтересованных в каспийской нефти сторон, мы вправе были надеяться на их благосклонность в деле решения главной проблемы страны. Формула "нефть в обмен на политическую поддержку" казалась единственно верной в решении карабахского конфликта.

И наконец, предполагалось, что западные страны - в первую очередь Великобритания и США - получив доступ к каспийскому пирогу, начнут приобщать Азербайджан к числу демократических стран, что позволит построить с их помощью богатое демократическое евроцентристское государство.

Но в итоге ни одна из геополитических задач так и не выполнена. Карабахская проблема до сих пор не нашла своего решения. Никакого стратегического преимущества в обмен на отданную нефть мы так и не получили. Переговорный процесс зашел в тупик, и выхода из него не видно. Западные страны придерживаются политики паритетности в отношении стран-участниц конфликта, в результате чего Армения - сателлит РФ - пользуется практически теми же геополитическими благами, что и Азербайджан.

Западные страны не рассматривают этот конфликт с наших позиций и, несмотря на все затраты, более склонны поддерживать Армению, нежели Азербайджан.

Более того, контракт века стал фактором, ограничивающим свободу маневра Азербайджану. Многомиллиардные западные инвестиции требуют стабильности в стране и в регионе, а это значит, что пока западные ТНК не получат обратно вложенные инвестиции и проценты за участие в нефтяных контрактах, Азербайджан не сможет решить проблему Карабаха вооруженным путем.

Азербайджанская нефть не стала и средством примирения геополитических интересов. Более того, она еще более распалила аппетиты сторон. Россия и США - основные участники регионального противостояния - рассматривают Азербайджан как источник прибыли и потому пытаются полностью подчинить его каждый своим интересам. Азербайджан превратился в полигон раздора между РФ и Ираном с одной стороны и США - с другой.

И наконец, следует признать, что контракт века не реализовал возлагавшиеся на него надежды в сфере приобщения страны к западному цивилизационному пространству. Сегодня Азербайджан - все еще изгой в демократическом обществе. Нефть отнюдь не сделала гадкого утенка белым лебедем. Замаравшись в нефти, гадкий утенок стал еще более гадким. И более того - не имеющая нефти, но начавшая масштабные демократические преобразования Грузия, сегодня гораздо ближе к вовлечению в клуб цивилизованных стран, нежели мы.

Таким образом, можно констатировать, что в геополитическом плане контракт века не оправдал возлагавшихся на него надежд. Более того, он усилил внутрирегиональные противоречия и стал причиной резкого усилия конфликтности в регионе. В то же время он существенно ограничил возможности Азербайджана для маневра в карабахском вопросе.

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Предполагалось, что заключение контракта века приведет к унификации политической системы страны, сближению ее с западной политической системой. Ожидалось, что западные компании просто обязаны начать масштабную демократизацию страны, построение демократического общества с опорой на оппозиционные прозападные и либеральные силы. Ожидалось, что в результате евгенического воздействия Запада Азербайджан сможет эволюционным путем пройти тяжелый путь демократизации.

Но формула "демократия в обмен на нефть" тоже оказалась несостоятельной. Более того, именно нефть стала головной болью нашей политической системы. Нефтяной контракт стал источником насаждения политической системы, в условиях которой так привыкли функционировать нефтяные гиганты, - политическую модель африканского типа. Даже не арабского (потому что политические издержки существования монархии были слишком велики), а африканского, подразумевающего порождение национально безответственной политической элиты, паразитирующей на нефтяных прибылях.

Именно контракт века стал идеологическим базисом, обеспечившим процедуру престолонаследия. Именно компания BP и ее шеф лорд Браун сыграли ключевую роль в том, что демократические правительства западных стран закрыли глаза на варварские действия азербайджанской власти. Поспешный визит лорда Брауна в Баку к одру умирающего патриарха предопределил крах демократической волны.

"Нефть вместо демократии" - вот формула, которая привела к установлении ильхамовской реакции и к формированию в Азербайджане "петрогосударства".

Смогла бы азербайджанская правящая элита удержаться у власти и привести на престол откровенно слабого и не способного к государственному управлению человека, если бы в ее распоряжении не было нефтяного пряника? Смотрел бы Запад сквозь пальцы на нарушения демократических прав и свобод в Азербайджане, если бы его взгляд не проходил сквозь нефтяную призму?

Ответьте на эти риторические вопросы, и вы поймете - чего лишился Азербайджан в угоду реализации контракта века.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Наиболее тяжелая задача - это оценить влияние контракта века в экономике, поскольку именно в ней тесно переплетаются плюсы и минусы от его реализации. Причем так тесно, что крайне трудно отделить зерна от плевел.

Предполагалось, что нефтяные контракты станут локомотивом экономики, который потянет вперед всю экономику страны - к экономическому процветанию. Ожидалось, что, опираясь на доходы от продажи нефти, страна сможет полностью модернизировать экономическую инфраструктуру. Ожидалось, что правящая элита, получившая колоссальный куш от реализации нефтяных контрактов, ослабит ярмо выплат, лежащих на предпринимателях, и это приведет к росту бизнеса.

На первый взгляд, позитивное воздействие контракта века на экономику очевидно. Во всяком случае, декларируемые показатели впечатляют. Азербайджан смог за последние годы привлечь свыше 9 миллиардов долларов инвестиций. Нефть создавала рабочие места - начиная с 1995 года АМОК обеспечил работой по найму 23 тысячи человек.

Но несмотря на это, нефтяной контракт наносит экономике страны колоссальный вред. Контракт освобождает участников проекта от всех корпоративных налогов. Он предусматривает полное освобождение участников контракта от всех видов налогов на территории страны!

Только одно это положение делает его уникальным. Посудите сами: практически самая главная отрасль страны, дающая до 80 процентов ВВП, освобождается от налогообложения! Более того, она освобождается и от всех видов таможенных пошлин как на экспорт продукции, так и на импорт комплектующих.

Доля соотношения прибыли также уникальна. Азербайджан, владеющий месторождениями, получит в итоге меньшую часть прибыли, чем компании-участницы!

Еще страшнее становится при изучении макроэкономического воздействия нефтяных контрактов на нашу экономику. Нам обещали, что нефтяные инвестиции неизбежно приведут к тому, что инвестиции пойдут и в другие отрасли. Назывались различные цифры - от пессимистической (6 долларов на 1 доллар инвестиций) до оптимистической (12 долларов на 1 доллар).

Результат превзошел все ожидания. Сегодня этот мультипликатор имеет минусовую величину. Размер инвестиций в ненефтяную сферу в 12 раз меньше, чем в энергетический сектор. Более того, инвестиции в нефтяной сектор практически равны сумме закупленного за рубежом оборудования и заплаты иностранным сотрудникам!

Нас уверяют, что ситуация кардинально изменится с началом полномасштабной добычи и притоком больших нефтеденег. Но верится в это с трудом. Если ежегодные миллиардные инвестиции не оживили экономику, то как ее смогут реанимировать 500 миллионов нефтедолларов?

Монополизм в азербайджанской экономике процветает, а независимые предприниматели задыхаются под игом администрации. В итоге позитивное влияние нефтяных контрактов на экономику страны практически равно нулю.

А вот негативное влияние контракта велико. Экономика страны развращена потоком нефтедолларов, протекающим мимо нее. Практически все секторы национальной экономики (за исключением нефтедобывающего) пребывают в глубочайшей депрессии. Положительный эффект носит краткосрочный характер, в то время как неблагоприятные тенденции, порожденные нефтяными контрактами, еще долгие годы будут оказывать влияние на экономическую жизнь страны.

СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

Предполагалось, что нефтяные контракты приведут к резкому улучшению социального положения в стране, что доходы от нефти позволят сгладить социальные диспропорции и построить более гармоничное в социальном плане общество.

Но нефтяные контракты оказали на социальную жизнь страны наиболее негативное влияние. Например, они способствовали резкому расслоению азербайджанского общества. Появилось несколько привилегированных групп.

Первая - прослойка рантье. Это люди, которые к моменту реализации нефтяного контракта оказались обладателями престижных квартир в центре города. Сдав их внаем, они обеспечили себе безбедное существование, практически ничего не делая. Практически это социально разложившиеся типы.

Вторая группа - это обслуживающие иностранцев структуры. Как известно, зарплаты иностранцев, работающих в рамках контракта, безмерно завышены - они в 3-4 раза превышают оплату аналогичной работы в других странах. Это связано с беспрецедентностью самого контракта, согласно которому зарплата всех сотрудников не ограничивается и компенсируется извлеченной нефтью.

Имея такие доходы, иностранцы совершенно вольготно расходуют деньги в Баку. Образ жизни среднестатистического иностранного специалиста, работающего на контракт века - это сплошные попойки и проститутки в свободное от работы время. В результате в стране резко возрос процент населения, живущего за счет проституции. Баку превратился в Сайгон периода американской оккупации. Распущенность стала нормой. Нравственность порушена, и это самое страшное, потому что, в отличие от экономических потерь, нравственные потери восстановлению не подлежат.

Ожидалось, что нефтяные контракты вызовут потребность в высокопрофессиональных технических специалистах, но вместо этого они породили бум на обслугу, проституток и секьюрити. А на места технических экспертов берутся исключительно граждане западных государств.

Общество сделало правильный вывод из социальных тенденций - наиболее одаренные и социально мотивированные граждане изучают английский и поступают в услужение к иностранцам. В результате лучшая часть азербайджанской молодежи практически национально обезличена и живет в своем квази-мире, не задумываясь о проблемах страны и нации. Появилась целая поросль молодых людей, которых полностью устраивает сложившееся положение дел и которые не задумываются о завтрашнем дне.

Таким образом, воздействие контракта века на социальную жизнь сугубо негативно. Социальная структура общества уничтожена, и завтра, лишившись нефтедоходов, большая часть населения автоматически люмпенизируется.

ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ

Сегодня, по прошествии десяти лет, очевидно одно: Контракт века не смог обеспечить главного - позволить Азербайджану совершить исторический скачок и встать в один ряд с цивилизованными государствами Европы.

Почему Контракт века, призванный стать локомотивом азербайджанской экономики и втолкнуть страну в XXI век, на деле стал кабальным договором, типичным образчиком неоколониальной политики века XIX? Почему экономика вместо динамичного развития в ненефтяных отраслях, практически задыхается? И почему политическая система страны все больше напоминает страны африканской нефтекратии?

Все эти безответные вопросы повисают в воздухе, потому что звучат они, как глас вопиющего в пустыне. Пустыне национального безразличия к собственной судьбе и будущему своих детей.

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 69, 25 sentyabr 2004