АРХИВ

ЧЕРНАЯ МЕТКА

Человечество пока не нашло ответа на вопрос: что такое нефть - проклятие или божий дар? Да и однозначного ответа здесь нет. Есть примеры того, что нефть стала основой для экономического и социального прогресса и национального процветания, но их крайне мало. Гораздо больше примеров того, как нефть превратилась в головную боль, а зачастую в проклятие целых наций.

К примеру, чем бы была Нигерия без нефти? Большой процветающей страной с стабильным населением, с экономикой, ориентированной на развитие традиционных для страны отраслей, с демократической системой, на которую равнялись бы многие африканские страны. А во что она превратилась после того, как заразилась нефтяной лихорадкой? В страну, где регулярно происходят военные путчи, где правящая элита погрязла в роскоши и разврате, а население влачит нищенское существование, страну без демократии, с разваленной экономикой. И все это - на фоне десятков миллионов тонн экспортируемой нефти.

А во что нефть превратила Венесуэлу - одну из главных стран-экспортеров нефти в западном полушарии? А что произошло с Колумбией, которая, сев на нефтяную иглу, не смогла с нее слезть и подсела на кокаиновую, и влачит теперь существование наркотического клондайка.

Нефть редко приносит прогресс и процветание. Еще реже она приносит демократию и свободу. Зачастую она приносит только проклятие.

У нигерийской народности хауса, на землях которой добывается нефть, есть поверье, что всякий добывающий нефть проклят уже потому, что нефть - это кровь земли. Замаранная кровью земли, политика нефтяных компаний изначально направлена на то, чтобы нефть стала проклятием для владеющих ею народов.

И только ознакомившись с историей нефтедобычи и с тем, какие лишения миллионам людей принесла нефть, начинаешь понимать истинную цену слов бывшего президента Турции, покойного Тургута Озала: "Счастье Турции заключается в том, что на ее территории нет нефти".

К сожалению, и Азербайджан не избежал нефтяного проклятия. От этих контрактов ждали многого. Возможно, слишком многого. Это была даже не надежда - это была вера. Вера в мифическое будущее страны, которая станет сильной и могущественной благодаря наличию нефтеуглеродных запасов. Страна оказалась не готова к осознанию простой истины - настоящая сила государства в его гражданах, а не в богатстве его недр. И на алтарь нефтяной стратегии был брошен стратегический потенциал нации.

Но пойдя на столь грандиозные потери, мы ничего не достигли реально. Сегодня, как ни прискорбно это признать, очевидно - подписание нефтяных контрактов не решило ни одной из стратегических задач. Карабах все еще в руках армян (которые, не принеся практически никаких политических даров, добились военно-политического паритета с Азербайджаном); страна погрязла в коррупции; общество унижено и развращено; население спасается от нищеты на просторах необъятной экс-родины.

Зато правящая Семья "заработала" миллиардные капиталы, превратившись в одну из богатейших семей мира.

Гениальность Гейдара Алиева заключается вовсе не в том, о чем говорят его апологеты. А в том, что он первым среди постсоветских политиков понял, что состояние, превышающее 1 миллион долларов, - это уже не экономика, а политика. А состояние в 1 миллиард долларов - геополитика, дающая полную индульгенцию. И патриарх, придя к власти, положил все усилия, чтобы сделать своих наследников владельцами миллиардных состояний. И надо честно признать - ему это удалось.

Нефть была лишь средством в его руках, фигурой, которую он принес в жертву не задумываясь. Но понимая, что, принося эту жертву сильным мира сего, он взамен получит возможность монопольно грабить свой народ, что принесет гораздо большие дивиденды, нежели эксплуатация каспийских недр.

На волне нефтяной лихорадке и при попустительстве демократических стран власть Азербайджана пытается превратить страну в еще одну нефтяную монархию. Ильхам Алиев не задумывается о том, кто ему наследует. Конечно же, его сын. Он не боится будущего. Доходы от нефти в последующие годы поднимутся до той гарантированной отметки, которая даст власти не просто крепкие финансовые рычаги, а еще и возможность значительно приумножить семейный капитал.

Именно этому и служит процедура престолонаследия. Нефть - главный фактор обеспечивающий феодальный характер политической системы в Азербайджане. Ему потворствует инертность общества, сознание которого одурманено ожиданием нефтедолларов и райской жизни. Страна и в экономике и в политике медленно дрейфует к африканскому варианту развития.

Азербайджан по многим объективным параметрам уже идет проторенным и печальным путем большинства африканских стран: авторитарный режим, отсутствие правовых основ демократии, коррумпированность власти и многое другое.

Вместо того, чтобы стать основой для грядущего прогресса и процветания азербайджанского народа, нефть превратилась в нашу головную боль, в наше проклятие.

К сожалению, есть слишком много причин, чтобы настаивать на этом утверждении. После октябрьских дней, когда стало ясно, что реакция победила и во главе страны стал человек бесталанный и к работе не приспособленный, я много рассуждал о том, почему Азербайджан так и не смог реализовать второй за сто лет исторический шанс. В ходе многочисленных бесед и размышлений я пришел к печальному выводу.

У азербайджанского народа не было шанса на спасение от гейдаризма. Но причина не в тотальной политической индифферентности населения и не в антинародности правящей элиты. Точнее, не только в этом. Главная причина - в нефти. Именно нефть делает Азербайджан несчастной страной. Именно нефть позволяет Семье манипулировать западными правительствами с легкостью хорошего жонглера.

Почему Сорос потратил на демократические преобразования в Грузии десятки миллионов долларов, а в Азербайджане ни копейки (все реализуемые им в Азербайджане проекты тем или иным образом работают на укрепление власти, а не ее демократизацию)?. Ответ прост до примитивизма. После встречи с Гейдаром Алиевым Сорос получил доступ к управлению азербайджанскими нефтедолларами. И в этих условиях декларируемая им "программа обеспечения прозрачности нефтедоходов" носит вдвойне циничный характер.

Разве нынешняя американская администрация смотрела бы сквозь пальцы (и даже благосклонно) на то, что Азербайджаном управляет человек, погрязший в коррупции, которого американская фемида обвиняет во взяточничестве (скандал с Кожени), если бы генеральным подрядчиком в Контракте века была не "Халлибертон" - кузница кадров бушевской администрации (из ее недр вышел и злополучный Армитадж, и вице-президент Дик Чейни, и многие другие политические деятели из окружения Джорджа Буша)?

Двойные стандарты западных демократий более чем очевидны на фоне грузинских событий. Комментируя разницу между отношением Запада к ситуации в Грузии и Азербайджане, один из западных экспертов сказал роковую фразу: "В Грузии не было нефти".

Таким образом, приходится констатировать, что политическая система страны стала заложницей нефтяных контрактов. Вместо прогресса и демократии страна получила регресс и кабалу.

Почему Азербайджан не смог обуздать "нефтяного дьявола"? Причины сложны и банальны одновременно. Они заключаются в том, что с самого начала мы не с того конца взялись за решение вопроса. Мы считали, что нефть - это не средство, а цель. Изначально нефть рассматривалась не как средство для прогресса, а как источник решения всех существующих общенациональных проблем. И проблема Карабаха, и выход из социального-экономической стагнации, и достижение процветания - все это должно было решиться по мановению волшебной нефтяной палочки.

Политическая элита Азербайджана реализует нефтяную стратегию, основанную на вере в миф - наличие нефти обрекает страну на неизбежное процветание. Населению оставалось только послушно ждать. Но правящая элита решила иначе. Она посчитала, что нефть будет прекрасным предметом для торга: нефть вместо демократии, нефть вместо закона, нефть вместо прогресса. И нефть стала предметом для торга с западными странами, правительства которых оказались под тотальным контролем нефтяных структур.

Нефть стала проклятием, колониальной удавкой страны, платой за то, что ее правящая элита не желает модернизироваться. Никто не задумывался о национальных интересах по той простой причине, что никто эти самые национальные интересы и не озвучивал. Их попросту нет. Вместо общенационального диалога на тему - как избежать печальной африканской участи - попытки наиболее продвинутой части истеблишмента присосаться к нефтяной игле. И интересы Семьи всегда стоят превыше интересов нации.

Но так и должно было случиться, поскольку, пока народ молчит, власть безнаказанно грабит страну. А народ безмолвствует, не задумываясь о том, какую цену он заплатит народ за собственное молчание. Которое неприлично затянулось...

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 69, 25 sentyabr 2004