АРХИВ

перезаГРУЗка

Слухи о том, что происходит в соседней стране, время от времени будоражат мировое общественное мнение. Кто со злорадством, а кто с восхищением наблюдает, как - впервые на постсоветском пространстве! - новая политическая элита пытается построить новую государственность. То, что происходит это в сложнейших условиях - в состоянии перманентной войны за территориальную целостность и в условиях необъявленной войны со стороны бывшей метрополии - лишь усугубляет интерес к этой стране.

Для граждан Азербайджана ситуация в Грузии интересна еще и тем, что почти одновременно два наших общества сделали диаметрально противоположные выборы. Азербайджан дарам свободы предпочел сомнительное очарование клановой диктатуры и безответственной монархии, в то время как грузинский народ - в лице всех основных своих классов - сделал выбор в пользу не очень стабильного, но свободного существования.

Прошел год, и интересно сравнить ситуацию в обоих странах, чтобы понять: туда ли - мы или они - движемся.

ДЫМ ОТЕЧЕСТВА

Поездка в Грузии на поезде Баку-Тбилиси - удовольствие сомнительное. Несмотря на то, что мы давно уже живем в независимой стране, и многие атавизмы советского периода искоренены или забыты, запах азербайджанского поезда остается все тем же. Этим запахом вполне можно занюхивать водку сомнительного качества, продающуюся в вагоне-ресторане. Единственное, что спасает от скуки, вони и жары в поезде, это вагонные разговоры.

Поезд движется в ночи, и это немного спасает атмосферу. Понемногу спадает духота, и можно наблюдать за тем, как мимо пассажирского поезда все время пробегают составы. Они движутся практически непрерывно. В сторону Грузии молчаливо плывут полные, груженные до краев цистерны с нефтью, а оттуда поступают опустевшие грохочущие составы.

Это страшное зрелище: один за другим идут эшелоны с востока на запад. Идут и идут. Ты едешь в поезде, пьешь и закусываешь, говоришь, любишь и ненавидишь. А вагоны все идут и идут. Их невозможно сосчитать, но складывается впечатление, что основная функция Азербайджанской железной дороги - это перевозка нефти.

На станции Беюк-кясик состав останавливается. Все - здесь заканчивается Азербайджан. Два часа поезд подвергается процедурам таможенного и пограничного досмотра. Поэтому наиболее умные пассажиры заранее сходят здесь и пересекают границу пешком, чтобы добраться до Тбилиси на автомобиле. Так быстрее и спокойнее.

Станция Беюк-кясик мало чем отличается от десятка других, разбросанных по пути следования поезда. Хотя одно отличие есть. Видимо, потому, что поезд здесь стоит долго, обычные для азербайджанской железной дороги агитационные плакаты здесь явно усилены. Помимо набившего оскомину плаката на тему - "Сын Ильхам к отцу пришел, и сказала кроха: "Пусть нам будет хорошо, а народу - плохо", - здесь еще и красуется несколько больших плакатов с мудрыми изречениями патриарха.

Больше всего на этом параде агитационного слабоумия поражает плакат "Я только сейчас вижу прогресс железной дороги. Г.Алиев".

Это ж надо, до чего дошло! Чтобы понять, что железные дороги прогрессируют, несчастному старику пришлось умереть, и только на том свете он увидел прогресс ведомства Зии Мамедова.

В момент наслаждения сим шедевром агитационной мысли в вагоне появился таможенник. Точнее, вначале появилось его брюхо, напоминающее рюкзак альпиниста, затем в вагон ввалился он сам. Для того, чтобы избежать сомнительного досмотра личных вещей, пришлось облегчить карман. Ширван, и у тебя все в порядке. Для непонятливых был прочитан краткий курс таможенного ликбеза. Но порывшись в наших вещах и облегчив наши карманы, Родина все же отпустила нас.

РОЗЫ И ГРЕЗЫ

Первое впечатление после пересечения границы - ты никуда не выезжал. За окном тот же пейзаж, та же жизнь и тот же уклад жизни. На первой же станции в вагон входят грузинские пограничники. Но разница колоссальная. Подтянутые и стройные молодые люди ведут себя корректно, но жестко. Одна из пассажирок оказалась неизвестно каким богом занесенной в поезд американкой, да еще и с просроченной визой. Пограничники отказались пропускать ее в Грузию. Наконец американская душа, не выдержав, предложила пограничникам деньги. Их ответ поразил негрузинской жесткостью и прямотой: "Какие деньги? Свои деньги оставьте себе". И только после многочисленных просьб и звонков в консульство ей разрешили следовать дальше.

Наконец поезд прибыл в Тбилиси, вокзал которого вызвал кучу ностальгических воспоминаний, напоминая большой торговый муравейник, в котором слились в один клубок люди, товары и запахи. Сам Тбилиси после Баку кажется провинциально спокойным. В городе почти нет автомобильных пробок, не видно фонтанов на каждом шагу, зато в обилии ларьки. Все это ясно указывает, что тбилисские городские власти не пошли путем нашего влаголюбивого и экзальтированного градоначальника.

В городе почти не видно полиции. А гаишников нет вообще. Незадолго до моего приезда Михаил Саакашвили произвел революцию в ГАИ. Теперь в Тбилиси нет ГАИ. Вообще нет. Вместо них - немногочисленный дорожный патруль, в функции которого входит не только наблюдение за ситуацией на дорогах, но и поддержание правопорядка в зоне мобильного контроля.

Все грузинские водители, с которыми мне довелось говорить на тему ликвидации ГАИ, были просто в восторге. Теперь в Грузии никто не может просто так остановить автомобиль. Дорожный патруль имеет право задержать автомобиль только в том случае, если его действия угрожают безопасности движения. Взяток в патруле не берут. И не только потому, что заработная плата превышает 200 долларов, но и потому, что по первому же сигналу о коррупции полицейского увольняют. А это в Грузии, где есть проблемы с трудоустройством, серьезная угроза. Очевидно, что все автомобилисты Грузии бурно любят своего молодого президента, так как он избавил их от ежедневной уплаты дани гаишникам.

Помимо ликвидации ГАИ, грузинские власти провели амнистию для владельцев автомобилей до 2007 года, ликвидировав техосмотр, как источник коррупции. Также ликвидированы доверенности, при покупке автомобиля введена упрощенная процедура оформления, а сбор за переоформление не превышает 10 долларов. Для того, чтобы иметь законное право водить автомобиль, достаточно иметь в кармане техпаспорт.

Эта реформа сильно популяризировала молодую грузинскую власть. А грузинская власть действительно очень молода. Средний возраст министров - 31 год. Большинство из них пришло в правительство из неправительственных организаций или из журналистики. Молодое задорное правительство имеет свой нетривиальный взгляд и пытается решать закоренелые грузинские проблемы новыми методами.

В коридорах грузинской власти почти постоянно слышна английская речь. Большая часть революционного призыва чиновников прекрасно владеет английским, так как получила образование за пределами Грузии.

ШИПЫ

Саакашвили каждый день и каждый час доказывает, что он популист. Не проходит и дня, чтобы он не предпринял какие-нибудь популистские шаги Наиболее популярным из них является "хождение в народ". По дороге на работу или с работы он может заехать в простую тбилисскую семью, чтобы выпить чашку чая и поговорить за жизнь в прямом эфире.

Популизм делает его еще более популярным. Рейтинг популярности Саакашвили колеблется на уровне 90-95 процентов. Население все еще воспринимает его, как личность, способную вывести Грузию из кризиса. И примечательно, что это - не слепая вера в мессианство Саакашвили, а осмысленная позиция людей, решивших, что иного способа избавления Грузии от атавизмов советского строя нет.

Но при все этом в стране непопулярна критика президента. Она не запрещена, но не пользуется успехом. К примеру, лейбористы, сделавшие критику Саакашвили своим коньком, полностью утратили свои политические позиции. В то же время существует четкое понимание тех негативных процессов, которые происходят в новой власти. Все понимают, что "молодые волки" Саакашвили, так же как и олигархи Шеварднадзе, начинают подминать под себя прибыльные сектора экономики. Правда, делается это под лозунгами укрепления государства и покупки боевой техники.

За год нахождения у власти правительству Саакашвили удалось почти невозможное. Оно приняло страну в состоянии финансового коллапса - при Шеварднадзе бюджет в 380 миллионов долларов исполнялся на 40 процентов. А правительство Саакашвили в 5 раз увеличило его доходную часть, доведя ее почти до 1 миллиарда. Сделано это за счет закрытия дыр в таможенной и налоговой системах.

Ближайшая зима станет первым серьезным испытанием для новой грузинской власти, но, как бы там ни было, очевидно, что власти Грузии начали тотальную войну с коррупцией. И это уже приносит свои плоды. В Грузии стали появляться представительства крупных транснациональных корпораций. В Тбилиси зачастили крупнейшие турецкие бизнесмены, один из которых в приватной беседе признался мне, что готов инвестировать в грузинскую экономику несколько десятков миллионов долларов.

На мой вопрос - почему бы ему не сделать этого в "братском" Азербайджане? - он ответил: "Ни за что на свете! У вас нет ни Бога, ни закона".

ЭПИЛОГ

За несколько дней невозможно полностью изучить ситуацию в стране. Но этого времени достаточно, чтобы увидеть признаки новой эры, встающей над Грузией. Очевидно, что Грузия вступила в совершенно новый этап исторического развития. При всех недостатках политической ситуации ясно, что новая грузинская власть коренным образом отличается от политических сил в других странах СНГ. В Грузии смогло взойти новое, ориентированное на Запад, поколение политиков, составившее реальную конкуренцию правящей элите и выполнившее историческую миссию - начало евротрансформации грузинского государства.

При отъезде из Грузии мне было мучительно горько осознавать, что мы - чужие на этом празднике свободы. И потому, когда грузинский пограничник, увидев на столе бутыль вина, спросил за что мы пьем, осталось ответить: "За вашу свободу".

Э.ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 70, 09 oktyabr 2004