АРХИВ

ОПТИМАльный ГРАБЕЖ

На протяжении уже нескольких лет представители третьего сектора, многие известные эксперты и экономисты, присоединившись к требованиям многих международных финансовых институтов, требуют от правительства обеспечения прозрачности доходов и расходов Государственного нефтяного фонда Азербайджана. С этой целью разрабатываются различные программы, проводятся журналистские расследования, ибо все понимают, что средства ГНФАР расходуются явно нецелевым образом.

ПРИЗРАЧНАЯ ПРОЗРАЧНОСТЬ

Международный валютный фонд также выступает за то, чтобы наше правительство обеспечило прозрачность активов Нефтяного фонда. Железная логика МВФ не может быть подвержена никакому сомнению. Достаточно обратить внимание только на один совершенно вопиющий факт.

За последние два года из средств ГНФАР было выделено (и якобы израсходовано) на строительство домов для беженцев 72 миллиона долларов. Сумма что ни на есть внушительная - спору нет. Однако, по оценкам ряда руководителей ведущих строительных компаний страны, в действительности, по их подсчетам, на нужды строительства городков для беженцев не было израсходовано и трети выделенной суммы. А где была "отмыта" оставшаяся, то есть большая часть этой суммы? Может быть, в офшорах Делавера?

Не только МВФ, но и небезызвестный господин Сорос не раз затрагивал вопрос прозрачности доходов и расходов ГНФАР. Правда, исключительно до тех пор, пока он сам был не допущен к управлению частью активов стратегического бизнеса Алиевых.

Прошло не так много времени после первых критических высказываний Джорджа Сороса, как в Баку появилась его инвестиционная компания - "Сорос менеджмент". Но даже после этого господин Сорос еще продолжал свои заявления о "призрачной прозрачности", при этом инициируя различные журналистские расследования по тематике ГНФАР. И после того, как этот известный бизнесмен получил доступ к нефтяным финансовым активам, я обратился в его фонд с предложением об исследовании деятельности фирмы "Оптимы".

Но прохладный ответ представителей Фонда Сороса меня несколько озадачил: "Конечно, это очень интересно, но это вызовет негативный общественный резонанс". Странно! А ради чего тогда вообще проводятся журналистские расследования?

Примечательно, что в деле расследования по фактам коррупции и финансовых махинаций в ГНФАР, нашими лучшими помощниками оказались представители самого руководства Нефтяного фонда. Именно благодаря раскрытой ими системе финансовых операций (то есть махинаций) нам удалось выйти на след незаконных банковских операций и коррупции в ГНФАР. Благодаря этим расследованиям, следы финансовых махинаций вывели нас на сердцевину алиевского бизнеса - фирму "Оптима".

ОТКРОВЕННЫЙ НЕФТЕГРАБЕЖ

В середине 2004 года руководство ГНФАР распространило официальную информацию о текущем состоянии активов Фонда. При этом так называемые "держатели" Фонда гордо признали, что в этом году потери Нефтяного фонда превысили прибыль.

То есть, в результате переоценки своих основных активов ГНФАР потерял 69 миллиардов манатов, и эти вынужденные потери, якобы, были связаны с конъюнктурой мировых финансовых и фондовых рынков или недостаточно компетентным и эффективным управлением активами фонда. А вот прибыль с процентов денежных активов Фонда, размещенных в западных банках, составила 42,1 миллиардов манатов. Таким образом, потери превысили прибыль на 27,8 миллиардов манатов!

Странно, что никто из членов правительства и ответственных за деятельность ГНФАР так и не задался вопросом - зачем нужно проводить столь частую переоценку средств, в результате которой Азербайджан практически лишается всех своих прибылей? И если Фонд растрачивает практически основную часть процентов, то к чему размещать денежные активы в банках?

Однако в результате всестороннего и тщательного расследования некоторые противоречия в этой финансовой схеме получают свое логическое объяснение. И тут напрашивается главный вывод - эти потери являются результатом тщательно спланированной и крупномасштабной финансовой махинации.

Отметим, что в пользу этого умозаключения говорит, как ни странно, именно официальная статистика. На основании официальных данных, предоставленных опять-таки руководителями Государственного нефтяного фонда, управление денежными активами должно обеспечивать Фонду ежегодную прибыль в размере примерно 5 процентов. Однако после претворения в жизнь так называемой "переоценки денежных активов" процент прибыли Фонда составил всего около 1,03%. Хотя по мнению независимых компетентных экспертов, в случае целевого, прозрачного и транспарентного управления денежными активами прибыль может составить от 7 до 10 процентов!

Таким образом, в результате повторных переоценок денежных активов, Государственный нефтяной фонд каждый раз теряет около 4%, а на его счет поступает всего лишь 1% прибыли. Возникает резонный вопрос: если в результате управления денежными активами Государственного нефтяного фонда прибыль составляет 42,1 миллиарда манатов, то для чего следует повышать расходы на переоценку денежных активов до 69 миллиарда манатов?

Чтобы ответить на эти, с первого взгляды нелегкие вопросы, и раскрыть суть весьма запутанной финансовой системы, нужно остановить внимание на компании, ответственной за управление денежными активами Фонда.

ИЛЬХАМОВСКАЯ МАТРЕШКА

Как нам удалось выяснить из компетентных источников, право на управление денежными активами ГНФАР принадлежит компании "Оптима Менеджмент". Что же это за инвестиционная компания, и как ей удалось победить в тендере на управление финансами ГНФАР?

Следует особо отметить, что, как это ни удивительно на первый взгляд, но среди наиболее ведущих мировых инвестиционных компаний никто не то, что не знает, но даже не подозревает о существовании компании с подобным названием. В отличие от многих именитых компаний, к примеру, таких как Goldman Such или Solomon Brothers, прошлое, да и настоящее компании "Оптима" труднодоступно не только для обычного гражданина, но и для известных специалистов по экономике и финансам. Ни один из доступных информационных источников не содержит даже мизерной доли информации об этой компании, информация о деятельности которой содержится под завесой тайны. К чему бы это вдруг такая скрытность?

Компетентные источники попытались объяснить нам причину столь изощренной конспирации. На самом деле существование и деятельность компании "Оптима Менеджмент" является самой натуральной фикцией, одной из составных частей громадной финансовой махинации, разработанной личным финансистом Семьи Гейдаром Бабаевым (главой Госкомитета по ценным бумагам АР) совместно с известным в финансовых кругах Запада арабским финансистом с сомнительной репутацией Амром Хаггагом, некогда причастным к управлению финансовыми средствами Нефтяного фонда Саудовской Аравии. Именно эти лица и основали фирму под названием "Оптима".

Но почему же официальные власти Азербайджана скрывают от широкой общественности страны причины и условия, побудившие руководство ГНФАР отдать прерогативу управления денежными активами именно "Оптиме"? И почему информация о деятельности этой компании по существу является закрытой?

Это в первую очередь объясняется тем, что в свое время на роль управления денежными активами нашего Нефтяного фонда претендовали такие гигантские инвестиционные компании, как City Group, Goldman Such, Solomon Brothers и т.д. Однако в результате проведенного тендера, правительство Азербайджана отказало инвесторам с мировыми именами и отдало предпочтение никому неизвестной компании.

По вполне понятным причинам - тем же самым, по которым заслуженное место по управлению электрической системой страны, принадлежавшее всемирно известной компании Siemens, было узурпировано никому не известным азербайджано-турецким СП "Бармек". Полагаю, читателю все стало ясно.

Итак, руководство Азербайджана, отдало предпочтение "Оптиме Менеджмент". Трудно выразить неописуемое чувство стыда за ущерб, нанесенный этим международному престижу страны, поскольку результаты нашего расследования буквально ошеломляют.

Компания "Оптима Менеджмент" функционирует исключительно на бумаге - документации и бухгалтерских отчетах. На самом деле такой компании не существует вообще. Дело в том, что в уставных документах этой компании в качестве официальных адресов офисов "Оптимы" указываются: Швейцария, город Женева, улица де Буде, 7; и Франция, город Париж, улица Плас Вандом, 16. Указаны телефоны и факсы компании - женевский - 734-55-50 (тел) и 734-44-96 (факс), и парижский - 534-528-62 (тел) и 534-528-29 (факс).

Однако, как показали наши расследования и информация компетентных источников, по этим адресах располагаются совершенно другие инвестиционные компании, которые действуют с Амром Хаггагом на контрактной основе. Оказалось, что по женевскому адресу действует фирма под названием CISA Trust Company, а по парижскому - фирма STRATCOM. При чем, офис парижского STRATCOMа практически пустует, и на телефонные звонки никто не отвечает. В данном офисе функционирует только факс.

Но самое интересное еще впереди.

Нам все же удалось отыскать истинное местонахождение фирмы "Оптима". Но не в Европе, а совсем на другом континенте - в Соединенных Штатах Америки. Как удалось выяснить, Амр Хаггаг вместе с Гейдаром Бабаевым по совершенно неизвестным причинам (впрочем, учитывая месторасположение Семейных счетов, по известным причинам) расположили офис "Оптимы" в американском штате Делавер. А представительство этой компании действительно находится Женеве (поскольку основная часть нефтяных средств находится в швейцарских банках), но располагается совсем по другому адресу, поскольку это полулегальное представительство и осуществляет перевод потерянных процентов ГНФАР в результате так называемой переоценки в Делавере (этот штат - безналоговая и офшорная зона в США, где отмываются деньги Семьи). А следы этих финансовых ресурсов в самих США весьма прилежно заметаются. И в этом Семейной фирме оказывает должное содействие американская фирма LJ COWEN.

Таким образом, после тщательного анализирования всего механизма функционирования этой системы, становится очевидно, почему "Оптиме" так важно скрываться за спиной двух фиктивных и неизвестных нам фирм. Потому что в этой операции именно эти фирмы выполняют самую грязную работу - отмывку Семейных денег, или - выражаясь языком наших чиновников - "потерю надлежащих Азербайджану процентов".

И, наконец, последнее. Совсем недавно руководство Нефтяного фонда разорвало все отношения со всемирно известной аудиторской компанией "Ernst & Young", проводящей аудит ГНФАР. Согласно оценкам ответственных сотрудников Бакинского филиала "Ernst & Young", показатели финансовой деятельности "Оптимы" не внушают доверия, поэтому они рекомендовали руководству ГНФАР отказаться от сотрудничества с фирмой со столь сомнительной репутацией. Однако из окружения Ильхама Алиева сотрудникам этой компании посоветовали "не вмешиваться в вопросы деятельности" этой фирмы.

Безнаказанность азербайджанской власти достигла таких масштабов, что представители правительства уже вполне искренне и во всеуслышание стали заявлять о своей коррупционной деятельности. Президенту и членам правительства больше некого и нечего опасаться в этой стране. Общественное сопротивление уничтожено в корне, и больше некому осуществлять гражданский контроль над деятельностью режима.

Отсутствие общественного контроля привело ко всеобщей безнаказанности в нашей стране. И поэтому именно откровенность чиновников является нашим лучшим помощником в деле расследования грабительской политики алиевского правительства, которое хищническим образом разворовывает национальные богатства Азербайджана.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 70, 09 oktyabr 2004