АРХИВ

ЧТО НАША ЖИЗНЬ...

Главным доминирующим фактором азербайджанской общественной жизни за последний год стал очередной всплеск отъезда думающей части населения за рубеж. Страна напоминает Россию после гражданской войны, ту Россию, про которую Бунин написал: "С нею покончено".

Что заставляет азербайджанцев сотнями тысяч покидать родину? Что заставляет их проходить через ад приспособления на чужбине? Население Азербайджана стремительно сокращается. Люди всеми правдами и неправдами выезжают за его пределы. Уже ничто не в состоянии остановить поток людей - азербайджанцы твердо убеждены, что хуже, чем на Родине, им не будет нигде. А самое страшное - в том, что они правы.

"Жизнь потеряла смысл. Веры нет. Надежда тоже погибла". Сколько раз за последнее время вас посещали подобные мысли? Мысли о безнадежности собственного бытия. Мыслящий индивидуум, волею судеб родившийся азербайджанцем, гораздо чаще задумывается о вечных проблемах, чем зарубежные граждане.

Кризис общества порождает в нас особую тягу к поискам смысла жизни. Поискам практически безрезультатным, но легко объяснимым. В условиях отсутствия смысла в реальной жизни приходится утешаться в поисках ответов на вечные темы, поскольку коррелирование собственной жизни с общественными трендами приводит к неутешительному выводам.

Причины пессимистического мироощущения очевидны. Ожидаемый всем обществом конец алиевской эры, планируемый одновременно со смертью патриарха, так и не произошел. Общество ждало перемен. Но ждало их пассивно, без активного участия в политических процессах. Но пассивного сопротивления было явно недостаточно для того, чтобы изменить ситуацию, поскольку противная сторона предпринимала все возможное и невозможное для сохранения статус-кво без изменений.

Последовавшие за президентскими выборами события убили надежду не только у оппозиционно настроенных граждан, но даже у тех, кто еще надеялся на то, что, став президентом, Ильхам Алиев начнет реформы. За год, прошедший с момента его восшествия на престол, И.Алиев не только не начал реформы, но даже не дал малейших намеков на их возможность. Зато всем этим он дал понять обществу - не ждите перемен. И потому азербайджанское сегодня беспросветно. Нет не только света в конце тоннеля. Нет даже надежды на то, что он может появиться хоть когда-нибудь.

ИГРЫ БЕЗ РАЗУМА

Существует ли прямой и честный ответ на на самые злободневные вопросы нашей с вами современности? Да, существует! Но хотим ли мы их озвучивать? Наверняка нет.

Проблема не столько в беспрецедентной циничности власти, сколько в безразличии народа к судьбе своей страны. Если бы не было этого безразличия, разве мы могли бы молчать? Молчать даже тогда, когда уже кажется, что молчать невмоготу.

Большинство азербайджанского населения влачит существование, весьма отдаленно напоминающие жизнь. При этом власти не просто продолжают обогащаться, но более того - они позволяют себе циничные выступления о "растущем благосостоянии населения". Приходится говорить о безразличности народа не только к судьбе своей страны, но и к своей собственной судьбе. Если бы не было безразличия, разве могли бы мы допустить сползание страны в пропасть? Можно ли молчать когда тебя и твоих детей лишают будущего?

Ученые говорят, что человека от животных отличает умение анализировать. Животное не в состоянии построить логический ряд по той простой причине, что управляется рефлексами. В то время как человек управляется разумом. Но если человек понимает, что происходит, но при этом молчит и ничего не предпринимает, то кто он - человек или животное? Не то и не другое. Он азербайджанец. И быть может, потому нашим национальным гимном на все времена и эпохи является стихотворение великого Сабира, в котором он гиперболизировал стремление азербайджанцев убегать от национальных проблем. В каждом из азербайджанцев набатом звучит эти слова.

Но уход от озвучивания национальных проблем происходит еще и потому, что многие убеждены в том, что никакой пользы от очередной констатации наших национальных болячек не будет. Озвучивая наши национальные недостатки и говоря о беспросветности национального бытия, мы напоминаем библейского Иова, сидящего на гноище и мазохистски ковыряющего собственные раны.

Очевидно, что общественная мысль Азербайджана (точнее - ее немногочисленные остатки) сосредоточилась на поисках ответа на вечные проблемы. На попытке выяснить - что наша жизнь...

Русский классик XIX века утверждал, что жизнь - игра. И наверно, для большинства людей на земле это так. Недаром ведь группа западных исследователей предложила сменить биологическое название человека - из homo sapiens (человека разумного) в homo ludens (человека играющего).

Но мы уже неоднократно говорили и будем говорить дальше, что Азербайджан - страна беспрецедентная. В Азербайджане не действуют мировые правила и традиции. В Азербайджане жизнь - не игра. Несмотря на устойчивую любовь нынешнего президента к азартным играм, в общественно-политической жизни страны элементов игры не наблюдается. Хотя бы потому, что главным условием любой игры является наличие правил. Тех самых, соблюдать которые необходимо всем.

Главным правилом политических игр в Азербайджане является всякое отсутствие правил. Нет-нет, не для всех, а только для правящей элиты. Сама правящая элита формируется не по эволюционному принципу, а по пути сбора "игрушек для президента". Так уж повелось, что каждый азербайджанский президент окружает себя не государственными деятелями, призванными эффективно решать возникающие перед страной задачи, а игрушками, основной задачей которых является исполнение капризов правителя.

Психологи утверждают, что по тому, какие игрушки предпочитает человек, можно определить его истинное отношение к жизни.

Гейдар Алиев собирал вокруг себя монстров-трансформеров. Его игрушки - это кривые, косые и низкорослые биологические типы, чьи моральные качества не позволяют ставить их в человеческий строй. Ильхам Алиев окружает себя игрушками покачественней. Они неплохо выглядят, прилично одеты, и даже умеют говорить "ма-ма" и "пи-пи". Но все же остаются игрушками.

Правда, есть и другая разница. Патриарх, например, любил марионеток. Он, как заправский кукловод, манипулировал ими и иногда, как поется в песне "Машины времени": "И в процессе представленья создается впечатленье, что куклы тоже могут говорить".

А Ильхам Алиев, как дитя поздней эпохи, любит игрушки с батарейками (желательно "Энерджайзер"), которыми не нужно манипулировать и которые сами делают простейшие телодвижения. Но ни один из его окружения не способен на самостоятельные политические действия. Даже самые могущественные из них - лишь игрушки в руках Ильхама Алиева.

В чем, к примеру, основная функция Кямаледдина Гейдарова? В контроле над финансовыми и товарными потоками - ответите вы. И ошибетесь - эти потоки отданы ему в управление, поскольку он является хорошей игрушкой. Это для других К.Гейдаров - хозяин судеб, человек, чье могущество, влияние и образ жизни воскрешают в памяти образ незабвенного Григория Распутина. А для Ильхама Алиева он - в первую очередь человек, который по приказу хозяина может простоять часами по уши в бассейне сауны, пока о нем не вспомнит правитель его судьбы.

А в чем привлекательность Зии Мамедова или Джангира Аскерова? В их менеджерских талантах? Отнюдь нет! Она - в их умении хорошо петь. Известно, что З.Мамедов - прекрасный исполнитель азербайджанских песен, а "блатному репертуару" Дж.Аскерова мог бы позавидовать даже Бока. В награду за особые таланты, проявленные ими в деле удовлетворения монарших прихотей, эти олигархи получили право называться могущественнейшими герцогами земли азербайджанской.

Социальная ответственность нынешней власти равна нулю. Азербайджанская власть воспринимает свое господствующее положение как само собой разумеющееся. Смерть Гейдара Алиева отнюдь не привела к автоматическому улучшению общенациональной участи. Более того - гнет усилился. На смену реакции всегда приходит оттепель - это неизбежный закон общественного развития. Но в Азербайджане эта оттепель обернулась вакханалией. Валтасаровыми пирами олигархов.

Вседозволенность - вот главное ощущение для большинства чиновников. Для них со смертью Гейдара Алиева исчез последний бастион страха, и посему отныне ничто и никто не может им помешать безнаказанно грабить страну. Им с их средневековыми мозгами кажется, что Бог создал Азербайджан исключительно для удовлетворения их капризов. Им кажется, что монархия - это идеальный способ увековечить социальное неравенство. А идеальная монархия - это та, при которой правящая элита может обогащаться, а народ будет безмолвствовать.

На самом деле идеальная монархия - отнюдь не деспотия или тирания, ответственная лишь перед прихотью владыки. Очень точно это правило сформулировал уже в наше время в одной из "Хроник Нарнии" Клайв Льюис: "Мы, короли, подчиняемся закону. Лишь закон и делает нас королями. Я не свободней, чем часовой на посту".

Закон, которому вынужден подчиняться король, это отнюдь не писаная конституция, но моральный и этический принцип. Даже нефтяные монархи Персидского залива не в состоянии быть самодержцами, поскольку несут ответственность даже не перед людьми на земле, а перед Богом на небесах. В этом плане азербайджанская монархия беспрецедентна - она не несет никакой ответственности ни перед кем.

Но в то же время нашей власти не стоит забывать о том, что в обществе существует некий устойчивый стереотип. Согласно азербайджанской политической традиции, шах является по своей должности представителем и заступником общества перед Высшими Силами, исполняя тем самым своеобразную жреческую функцию. Причем это заступничество выражается не полновластием, а самопожертвованием. Такое понимание роли правителя древнее пирамид и присуще народам во всем мире. Чем тяжелее приходится гражданам, тем больше они ощущают нужду в сакральной функции правителя.

Долг правителя - умилостивить гнев богов любым способом, не исключая принесения в жертву самого себя. Это в гражданских государствах самопожертвование - удел каждого гражданина, но Азербайджан - монархия, и посему ее монархи получают вместе со скипетром и весьма неприятную для них обязанность самопожертвования. В азербайджанских условиях это означает, что именно на правителя возлагается невыполнимая функция трансформации страны. Это и есть самопожертвование по-азербайджански.

В стране нет иной политической силы, способной организовать конвергенцию в конституционных и неконституционных формах. Общество аморфно, подавлено и не готово к серьезной политической борьбе. Все политические процессы заморожены. И основная политическая функция сосредоточена в руках власти. Только власть несет полную и безоговорочную ответственность за все происходящее в стране. Но вместо того, чтобы воспользоваться благоприятно складывающейся политической конъюнктурой, власть занимается политическим галлюцинированием. Она обманывает саму себя тем, что считает - политическая система не требует коренных реформ и может быть эволюционно трансформирована.

Меняется региональная политика. На смену системы кормления приходит новая политика благоустройства регионов, основной упор в которой делается на улучшение внешних параметров, в то время как основные региональные проблемы не находят решения.

Наибольшие изменения происходят в экономическом сегменте. В отличие от прошлых периодов, сейчас и Семья и обычные чиновники не просто аккумулируют средства и вывозят их за рубеж. Сегодня они активно инвестируют в экономику. Массовое строительство многоэтажных домов, открытие новых бизнес-структур - все это параметры новой экономической политики. Очевидно, что власти реализуют план по проведению мероприятий, призванных придать нынешнему политическому устройству черты долговечности.

В политической сфере происходит разложение оппозиции. Власть активно вторгается на поле своих политических противников. Ильхам Алиев всерьез верит в то, что стоит только решить социальные проблемы, как политические диспропорции исчезнут сами собой. Поэтому накопленные (а точнее - награбленные) ресурсы будут адресоваться на размывание экономической доминанты народного недовольства - на улучшение социальных благ и тем самым на укрепление устоев правящего режима.

Но президент не понимает, что, заменяя настоящую жертву денежным суррогатом, судьбу не обманешь. Есть то, чего не купить ни за какие деньги. Даже бросив на ликвидацию последствий гейдаризма миллиарды долларов, нельзя уйти от предначертанного. Ради искупления грехов власти стране нужна жертва.

Идея гражданского самопожертвования ради национального освобождения, к сожалению, так и не стала общенациональной. Так уж получилось, что социальные слои, которые могли бы стать основой элиты, призванной поднимать и воодушевлять общество на борьбу за гражданские права и свободы, оказались не способными взять на себя эту историческую миссию. Интеллигенция так и не стала совестью общества, а превратилась в продажную девку на побегушках у власти. Бизнес уничтожен и раздавлен. Для формирования военной элиты нет предпосылок - проигравшая и погрязшая в коррупции армия не может стать ведущей силой общества. Чиновничество превратилось в настоящий бич нации, ее паразитов.

На сегодняшний день нет ни одного социального слоя, который мог бы стать предтечей национальной элиты. Социальные страты либо индифферентны, либо политически безответственны. Все общество с каким-то садомазохистским интересом ждет - чем все это кончится - как будто речь идет не о нашей жизни, а о каком-то бразильском сериале.

Можно ли назвать нормальным общество, которое с фатальной неизбежностью сидит и ждет "у моря погоды"? Власть успокаивает себя фразой "Народ безмолвствует". Но это безмолвие является зловещим - в чисто этимологическом смысле, то есть предвещающим зло и беду. Предвещающим потому, что безмолвие есть акт расторжения внутренней связи между правителем и землей, а на одних лишь внешних скрепах долго не продержишься.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 70, 09 oktyabr 2004