АРХИВ

РУБИКОН

В жизни каждой страны и каждого народа есть судьбоносные даты. Трагические события 15-16 октября 2003 года останутся в нашей истории одной из самых трагических страниц. И суть этой трагедии вовсе не в том, что сторонники Исы Гамбара проиграли сторонникам Ильхама Алиева. И даже не в том, что оппозиция проиграла власти. Все гораздо символичней.

В этот день проигрывали и выигрывали не личности, а тенденции. Этим и определяется судьбоносность момента - его обезличенностью. Все уходит на второй план, потому что на первом вершит историю его величество Судьба.

В октябре 2003 года провалилась попытка вывести азербайджанский народ из плена алиевского. Попытка нескольких тысяч спасти миллионы от рабства завершилась в полном соответствии с революционной теорией.

Анализируя причины, обусловившие поражение, неизбежно приходишь к выводу, что эта попытка была обречена изначально. Уж слишком неравными были силы.

На стороне власти было ВСЕ. И международная поддержка, вылившаяся в практическое бездействие западных стран; и молчаливое согласие демократических институтов; и общественная индифферентность; и политический режим, спаянный страхом грядущей экспроприации; и репрессивный аппарат, способный поднять руку на собственных соотечественников. Даже национальные враги, и те желали победы Ильхаму Алиеву. Нынешний политический режим устраивает слишком многих.

На противоположной стороне не было НИЧЕГО. Не было даже осознания правильности того, что делается. Не было даже идейных борцов с режимом. В большинстве своем сторонники Исы Гамбара не столько желали изменить положение дел в стране, сколько сменить персоналии.

Но проблема в том, что в этот день проиграл не Иса Гамбар и даже не его сторонники. Проиграло все азербайджанское общество. Поскольку по октябрю 2003 проходил Рубикон.

"Всему свое время и время каждой вещи под солнцем" - говорил Экклезиаст. Все должно заканчиваться в свое время. Эпоха Гейдара Алиева и так исчерпала все возможные лимиты, так и не выполнив своей исторической миссии.

У каждой эпохи своя задача. Историческая задача гейдаризма заключалась в том, что он должен был привести к появлению новых политических фигур и движений, стимулировать развитие общественного сопротивления. К сожалению, ни одной из поставленных перед ним историей задач гейдаризм не выполнил. Более того, он решил продлить свою эпоху противоестественным способом - за счет эксплуатации неомонархических идей и слабостей азербайджанского народа.

В результате наша жизнь оказалась поделенной надвое - на ДО и ПОСЛЕ октября-2003. И хотя для многих ничего не изменилось, и они тешат себя мыслями, что все так и должно быть, пройдет немного времени, и для всех станет очевидным, ЧТО произошло на самом деле. А на самом деле произошло то, что и должно было.

События 15-16 октября 2003 года были азербайджанским бунтом - не беспощадным, но абсолютно бессмысленным. Для беспощадности тем, кто был по эту сторону баррикад, не хватило самого главного - ВЕРЫ.

Помню, что во время многотысячного митинга, проведенного Исой Гамбаром незадолго до выборов, меня охватило странное ощущение. Несмотря на рекордное количество участников, этот митинг почему-то не воодушевлял, а наоборот - вгонял в депрессию. Дело в том, что в глазах почти всех, кто там присутствовал, не было веры в собственные силы, а была лишь надежда на то, что все изменится само собой, стоит лишь верно проголосовать.

Но наивно было бы считать, что правящий режим добровольно откажется от власти. Нужно быть даже более чем наивным, чтобы поверить в это. Как можно отказаться от власти, причем добровольно? От власти, дающей огромные доходы, от власти, позволяющей вершить судьбами людей. От власти дающей столь много, сколько вообще можно получить простому смертному.

Власть притягивает к себе, абсолютная власть притягивает абсолютно. В Азербайджане власть дает своим представителям так много, что для того, чтобы отказаться от нее, надо быть ненормальным. От такой власти не отказываются, ее теряют. За всю новейшую историю Азербайджана ни одна власть добровольно не ушла с политической сцены. Несмотря на всю разность политических характеристик правящих режимов, все они покидали сцену лишь по принуждению. То есть, чтобы потерять власть, необходимо наличие силы, способной заставить пойти на этот самоубийственный шаг. В сложившихся в октябре 2003 года условиях это было практически невозможно.

Азербайджанское общество всегда было политически индифферентным. Борьба за права и свободы была уделом немногочисленных оппозиционных партий, правозащитников и независимых СМИ. В общей сумме речь идет о нескольких тысячах человек. Идея национального освобождения, к сожалению, так и не стала общенациональной. Поэтому народ, который не смог определить собственные приоритеты, проиграл.

И дело не только и не столько в том, что оппозиция оказалась неспособной взять власть в свои руки, сколько в том, что народ оказался не готов к осмысленному выбору. Народ испугался взять на себя ответственность за принятие решения, от которого зависела судьба не только нынешнего поколения, но и судьба потомков.

Мы позволили власти совершить насилие, поскольку желали этого. Виктимность нашего общества проистекала исключительно от осознания себя "тварью дрожащей". Общество испугалось выбирать и потому сделало все от него зависящее, чтобы этот выбор осуществили власти - чтобы впоследствии иметь возможность сетовать на несправедливость судьбы и успокаивать свою совесть тем, что "мы этого президента не выбирали".

В отличие от граждан демократических стран (которые говорят, что думают) и граждан диктаторских стран (которые думают, что говорят), мы думаем одно, говорим второе, а делаем третье.

Общество предпочло молчаливо наблюдать. Оно фактически самоустранилось от решения в точке национальной бифуркации.

В октябре 2003 года выбор стоял не между Ильхамом Алиевым и Исой Гамбаром, и даже не между добром и злом (какое, к черту, добро с нацдековским оскалом или зло с ослиным выражением физиономии?). Выбор стоял между прошлым и будущим. Победитель получал возможность навязать обществу не столько политические, сколько темпоральные векторы развития.

Победила власть, использовав недопустимые методы фальсификаций и при молчаливом согласии большинства. Но это пиррова победа, поскольку победа над собственным народом всегда пиррова и всегда - безрезультатна.

Как известно, победителей не судят. Судят только проигравших. Но парадокс ситуации в том, что проиграли все. В один день рухнули бастионы, выстраивавшиеся годами. Власть в одно мгновение показала нам всю суетность общественных сдерживающих механизмов.

Рухнула вся политическая система. Прошедший год наглядно показал, что на политическом пейзаже не осталось ничего, кроме руин, над которым витают ухающие совы власти и печальные призраки, которых мы по привычке все еще называем политическими деятелями.

Вместо предполагаемой политической оттепели страна вступила в новый ледниковый период. Это настоящий застой. Все политические процессы заморожены, поскольку это - единственная возможность приостановить гангренозное гниение и распад общественных и государственных тканей.

Очевидно, что страна страдает социальной гангреной. Правление Ильхама Алиева - это гангрена национальная. Болезнь, постепенно уничтожающая страну. Общество не готово к радикальным методам социальной терапии и не желает решить проблему хирургическим путем (резать-то придется по живому), а посему предпочитает довериться эволюционному ожиданию. Оно ждет, что все рассосется само собой. Но ожидание приводит только к тому, что процесс гниения поражает все новые части общественного организма. И недалек тот час, когда даже хирургия будет бессильна.

Ровно год назад исчез шанс на национальное спасение. Это была даже не попытка, а шанс, предоставленный историей и не реализованный нами. Этот год был годом, полным депрессивного напряжения и разочарования - не только в себе, но в стране и нации. Многие, не выдержав психологического надлома, предпочли уехать из страны. Оставшиеся несут на себе весь груз ответственности и все тяготы национального поражения.

Горечь поражения в Азербайджане удесятерена общественным безразличием, эгоцентризмом граждан и всесилием властей. 16 октября было последним препятствием на пути к тотальному установлению диктатуры власти. Это было испытанием: для власти - на прочность, для народа - на зрелость. Власть победила, народ проиграл. И, как говорили древние римляне, "горе побежденным"...

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 71, 16 oktyabr 2004