АРХИВ

ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА

Политическая жизнь страны упорно продолжает пребывать в, мягко говоря, замороженном состоянии. Несмотря на то, что со дня выборов прошел уже год, азербайджанская оппозиция не приходит в себя. Состояние грогги, в которое ее послали власти 15-16 октября 2003 года, оказалось чересчур затянувшимся. Оппозиционеры делают вялые попытки провести санкционированный митинг, будучи заранее уверенными в том, что власти откажут им в его проведении. При этом оппозиция заявляет, что на несанкционированные властями акции она не пойдет.

По меньшей мере, странная логика. Это то же самое, как если бы большевики в октябре 1917-го ждали санкции Временного правительства на осуществление переворота и захват власти. Некоторые наши оппозиционеры вообще находят несказанное удовольствие в том, что ничего не делают. Появилась целая плеяда политических фаталистов, считающих, что своим ничегонеделанием оппозиция добивается большего, чем действиями.

Таким образом, можно констатировать, что спустя год "после октября" традиционные политические партии страны все еще пребывают в состоянии комы. Но в этом же состоянии пребывают и те, кто должен был бы придти им на смену.

Ожидалось, что после провала на выборах традиционные оппозиционные партии отойдут в сторону. На смену им должны были явиться новые лидеры. Но получилось по-иному. Почти все, кого прочили на место "новой оппозиции", либо не справились с организационными проблемами, либо прогнулись под власть.

В итоге вся политическая жизнь остановилась. Причем, не только в оппозиции, но и во власти. Политическая жизнь страны крайне бедна. Любой более или менее сообразительный человек ныне понимает, что путь к личному счастью лежит исключительно через изучение английского языка и последующее устройство на работу в инофирму.

Политика потеряла для сообразительных людей всякую общественную привлекательность. Сегодня азербайджанское общество вообще стремительно теряет интерес к политике. Между политикой и обществом образовалась широкая полоса отчуждения, которая продолжает увеличиваться.

Общество больше не верит политическим кумирам. К тому же их подозрительное молчание еще больше усиливает вотум общественного недоверия. Конечно, можно было бы списать это молчание на депрессивное состояние. Но не слишком ли затянулась эта депрессия?

А у населения не остается иного выхода, как молча терпеть. Любить эту власть - не получается, а бороться с ней - некому и нечем. Отсюда и охватившее общество тотальное безразличие.

Выхода из заколдованного круга не видно. Для начала нового витка политического процесса необходимы новые лидеры, обладающие необходимыми ресурсами. Некому да и незачем повторять ошибки прежней политических игроков, вступивших в политическую игру без денег.

Но деньги сегодня - только у власти. И больше ни у кого. А без денег обладание всеми прочими политическими ресурсами ничего не дает. Поэтому существует только один вариант развития ситуации - раскол правящей элиты, с тем чтобы получить яркую политическую фигуру, обладающую ресурсами и способную найти компромисс со всей правящей элитой или хотя бы с ее частью.

Но найти подобную фигуру среди правящей элиты крайне трудно. По той простой причине, что ни у кого из тех, кто там присутствует, нет ни политического лица, ни политической воли. Гейдар Алиев не брал во власть политически самодостаточных людей.

В итоге азербайджанское общество обречено терпеть власть Ильхама Алиева до тех пор, пока ему самому не надоест, или пока не произойдет чуда.

Чудеса в политике - вещь рукотворная и крайне трудно ожидаемая. А потому необходимо уже сегодня готовиться к его осуществлению.

Нынешнее состояние общества в Азербайджане вовсе не является чем-то сугубо национальным и исключительным. В разное время разные страны проходили через подобные испытания. Самое глупое, что можно сделать в этом случае, это удариться в нигилизм и предпочесть плыть по течению.

Первое, что необходимо нам все осознать, это фраза из коммунистического гимна. Ее надо просто выучить наизусть: "Никто не даст нам избавленья, не Бог, не царь и не герой. Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой". Так и только так.

Бог, которого мы прогневили, нам, увы, не поможет. По крайней мере, до тех пор, пока мы не искупим свои грехи. Царь у нас явно не из тех, что помогают народу, - ему бы самому кто помог выстоять. Остается герой. Но с героями у нас хроническая проблема. Нет героев в моем отечестве. Те, что были, перебиты, а те, что остались, не особенно стремятся геройствовать, памятуя о печальной участи предшественников.

То есть, нам необходимо четкое осознание того, что никто в этом мире - ни США, ни Совет Европы и ни инопланетяне - не решит наши проблемы за нас.

Второе - необходимо дать себе отчет в том, что процесс политической трансформации в Азербайджане принимает затяжной характер. Это уже не спринт, а марафон - со всеми вытекающими из этого последствиями. Необходимо научится планировать промежуточные политические цели и добиваться их реализации.

И наконец третье - необходим поиск новых форм политической борьбы. Все предыдущие формы политборьбы патологически устарели. И, как писал классик революции, "архиважно" найти эти новые методы политборьбы, отвечающие современным реалиям.

Предъявляемые к ним требования просты. Можно даже сказать - примитивны. В первую очередь эти методы должны быть недорогими и эффективными, должны привлекать широкие слои населения и быть доступными. Положительным фактом здесь является то, что азербайджанские власти грубо нарушают права и свободы собственных граждан. Именно борьба за права и свободы граждан может стать началом политической трансформации страны.

Идеи гражданских прав и свобод в состоянии объединить широкие слои населения, в особенности молодежь. В первую очередь они привлекательны тем, что не имеют политической конъюнктурной подоплеки и не носят конкурентный характер. Объединение в широкую общественную коалицию всех сил, желающих превращения Азербайджана в демократическую и процветающую страну, соблюдающую права и свободы граждан, не только возможно, но не вызовет противодействия из-за привычной в азербайджанской политике зависти к политконкуренту.

Создание первичных ячеек Гражданской инициативы приведет к вовлечению туда широких общественных масс. При этом властям будет крайне сложно что-либо противопоставить этому движению, поскольку оно изначально заявит об отказе от борьбы за политическую власть и о примате демократических ненасильственных методов достижения поставленных целей.

В то же время центры Гражданской инициативы станут центром притяжения новых общественно активных граждан, не приемлющих ни нынешней оппозиции, ни нынешней власти, но желающих прогрессивных преобразований в родной стране.

Политическая корректность и общественная активность - вот движущие силы этого процесса. Гражданская инициатива в состоянии стать объединяющей идеей и в то же время получить широкое признание за пределами страны. Почти все международные организации будут просто вынуждены поддержать движение, основной целью которого будет восстановление гражданских прав и свобод.

Организации гражданской инициативы могут объединить в себе как правозащитников, журналистов и профессиональных политиков, так и широкий спектр представителей интеллигенции - всех тех, кто хотел бы видеть Азербайджан демократическим.

Первичные ячейки гражданской инициативы могли бы активно формироваться в регионах страны, постепенно превращаясь в координационные центры, управляющие правозащитными процессами в стране. А достижение реставрации попранных конституционных прав граждан означает достижение полной политической трансформации страны. Если конституционные права и свободы будут возвращены азербайджанскому народу, то можно считать что историческая миссия этого поколения будет реализована.

РОВШАН МАМЕДОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 71, 16 oktyabr 2004