АРХИВ

ПОСЛЕ НАС ХОТЬ ПОТОП

Термин "платежный баланс" впервые стал широко известен в 1995 году, когда была сделана попытка его составить. Этот метод экономического анализа хорошо зарекомендовал себя во всем мире и применяется в странах с рыночной экономикой. Для многих экспертов именно платежный баланс является документом, на основании которого можно строить долгосрочные макроэкономические прогнозы.

Платежный баланс какой-либо страны представляет собой сравнительный анализ суммарного объема ввоза и вывоза товаров, всех видов услуг, оказанных в этой стране иностранцам и гражданам этой страны за рубежом, всех денежных средств, поступивших в страну и вывезенных из нее. Таким образом, правильно составленный платежный баланс является главным экономическим индикатором, показывающим состояние внешнеэкономической деятельности страны, ее финансового здоровья. Он должен учитывать каждый манат. поступивший в страну в виде товара, оказанных услуг, в виде кредитов и иностранной помощи.

В Азербайджане первый платежный баланс был составлен за 1995 году силами сотрудников МВФ при сотрудничестве работников Национального банка, и с того времени Национальный банк страны ежегодно составляет платежный баланс за прошлый год. Сам факт того, что главный экономический документ подготавливается не в главном экономическом ведомстве, а в банковском институте (как не крути, НБА по своей функциональной сути не государственное ведомство, а банк) наводит на серьезные мысли о качественном состоянии нашего экономического суперминистерства.

Основным и стандартным требованием МВФ при выдаче кредитов той или иной стране является платежный баланс. МФИ крайне негативно относятся к странам, платежный баланс которых имеет отрицательное сальдо. Практически весь комплекс мер, предусмотренных программами МВФ для Азербайджана на первом периоде реформ, предусматривал снижение размеров дефицита платежного баланса. И эта задача была "с успехом реализована" азербайджанским правительством. Всего за несколько лет нашему правительству удалось невозможное: при резком сокращении темпов производства добиться положительного сальдо платежного баланса.

Но при тщательном анализе структуры платежного баланса оптимистические нотки уступают место трагическим. Многие эксперты считают, что если вычесть долю нефтяных бонусов, платежный баланс Азербайджана за эти годы не был бы сбалансирован. При анализе платежных балансов за 1996 и 1997 годы становится ясно, что в экономике Азербайджана эти бонусы и кредиты занимают чрезвычайно важное место. Так, валютные средства, поступившие от нефтяных бонусов, составили: в 1995 г. - 175,3 млн.долларов; в 1996 г. - 36,6 млн.долларов; в 1997 г. - 64,2 млн.долларов; в 1998 г. - 74,7 млн.долларов; в 1999 г. - 155 млн. долларов; в 2000 г. - 109,2 млн.долларов в 2001 г. - порядка 85 млн.долларов. Как видно, указанные суммы валютных средств, начиная с 1998 года, возросли с учетом других соглашения по разработке морского блока "Кюрсангя", блоков "Юго-западный Гобустан", "Кюрсангя-Гарабаглы", а также других контрактов, которые были подписаны в ходе визита президента Азербайджана в Великобританию в конце июля 1998 года и далее с учетом других подписанных соглашений, за которые республику в эти 6 лет (1995-2001) поступило около 700 млн.долларов США. И только эти суммы позволили сбалансировать платежный баланс.

Иногда может показаться, что Азербайджан заключал нефтяные контракты (их пока 21!) лишь для того, чтобы пополнить бюджет и сбалансировать платежный баланс, не вдаваясь глубоко в подробности и живя по принципу "после нас хоть потоп". К этому выводу приходишь, анализируя динамику дефицита платежного баланса страны. Так, в 1997 году дефицит платежного баланса по счетам текущих операций (т.е. разницы в денежном выражении стоимости всех товаров, ввезенных и вывезенных из страны) составил 315,8 млн. долларов. В последние несколько лет значительный дефицит платежного баланса происходят, в основном, за счет роста импорта в Азербайджан продовольственных и непродовольственных потребительских товаров из таких стран, как Россия, Иран, Турция, ОАЭ и других (75 процентов всего импорта приходится на приобретение товаров потребления из этих стран).

Второй по значимости фактор роста дефицита, происходит за счет увеличения объема услуг, оказываемых нерезидентами (иностранными организациями и физическими лицами) юридическим и физическим лицам Азербайджана. В 2002 году за границей побывали с частными визитами свыше 600 тысяч наших соотечественников, которым там были оказаны гостиничные, транспортные и другие услуги на общую сумму 341,8 млн.долларов. При этом стоимость товаров (на сумму в 306,4 млн. долларов), ввезенных ими в республику, но не учтенных официальной статистикой, составляет 22,3 процента от всего суммарного объема импорта. Если принять во внимание, что львиную долю отечественных туристов составляют челноки, то это отражается в конечном счете на розничной стоимости импортируемых товаров. Учитывая, что эта товарная масса составляет почти 350 млн.долларов, то, соответственно, в годовом разрезе бюджет только по этой статье доходов недополучает (в виде налогов, акцизов и т.д.) около 100 млн.долларов.

Как видно из динамики внешнеторгового баланса, за ряд лет (1995-2002) импорт ежегодно превышает объем экспорта на несколько десятков миллионов долларов, что свидетельствует о наличии пассивного характера внешнеторгового баланса по сравнению с предыдущими годами. Хорошо это или плохо? На этот вопрос трудно ответить даже в условиях развитых и стабильных экономик стран Западной Европы, США. Например, большой внешнеторговый дефицит США можно рассматривать как "неблагоприятное явление", как потерю конкурентоспособности американских товаров на мировых рынках. С другой стороны, превышение импорта над экспортом не является неблагоприятным фактором с точки зрения американских потребителей, которые получают больше дешевых товаров.

У нас в Азербайджане, правда, совсем другая ситуация - уровень экспорт поддерживается, в основном, за счет вывоза за рубеж сырьевых стратегических ресурсов. Причем наблюдается динамика роста удельного веса сырья в долларовом исчислении в структуре экспорта. Так, по данным за 1997 год производство нефтепродуктов, продукции химии, хлопковолокна, пряжи, кожевенного и табачного сырья и других сырьевых материалов составило до 85 процентов экспорта, а в последние годы эта цифра за счет нефти доходила до 91 процента. В то время как в импорте 75 процентов приходится на долю продовольственных и непродовольственных товаров.

В последние годы эксперты вынуждены с сожалением констатировать неутешительную тенденцию в экономике: обвальный рост доли сырья - в структуре экспорта; и пропорциональный рос доли продовольственных и непродовольственных товаров потребительских товаров - в структуре импорта.

Есть много причин того, почему макроэкономическая ситуация в стране сложилась таким образом. Помимо прочего, платежный дисбаланс есть сумма субъективных факторов (потребности политической элиты, вкусы населения и т.д.) и объективных тенденций (в первую очередь, падение объемов производства и структурная дистрофия национальной экономики, доставшаяся нам в наследство от СССР). Если к этому добавить влияние неблагоприятных факторов - разрыв промышленных связей и отсутствие источников внутренней мобилизации капитала - то становится понятным, что проблема платежного дисбаланса имеет глубокие причины.

К тому же этому способствовала и кредитно-денежная политика НБА. В условиях супердорогого платежного средства, каким стал манат, неизбежно было преобладание импорта над экспортом. И столь же неизбежно было расходование доходов от продажи стратегических ресурсов для обеспечения решения краткосрочных макроэкономических задач. К тому же это было в интересах правящей элиты, которая использовала коррекцию макроэкономических индикаторов как повод для повального грабежа национального достояния.

Говоря простым языком, производит наша страна исключительно нефть, икру и прочее сырье, дарованное нам Богом, а ввозит в основном не компьютеры, машины и оборудование, а то, что впоследствии "спускается в унитаз". В экономике подобная экономическая политика называется сырьетуционной - соединение понятий "сырье" и "проституция" - и означает, что государство, распродавая стратегические ресурсы страны и тратя доходы на продукцию потребления, ничем не отличается от путаны, торгующей телом и кутящей на полученные доходы в крутых ресторанах.

Государство, поставившее само себя в подобные неблаговидные условия, вынуждено покрывать дефицит платежного баланса за счет долгосрочных "льготных" зарубежных кредитов, нефтяных бонусов, иностранных инвестиций и т.д. Сегодня это еще устраивает экономическую систему Азербайджана, но что будет завтра?

Не надо забывать, что потенциальные валютные ресурсы любой страны - и Азербайджана в том числе - небезграничны. Поэтому устойчивый, а тем более прогрессирующий, дефицит платежного баланса, то есть превышение ввоза в стран всех видов материальных ценностей над вывозом, неизбежно приведет к их истощению.

Известно, что при увеличении объема импорта с одновременным падением объема производства любая страна становится зависимой от других, развитых в индустриальном отношении, государств и международных финансовых институтов. Потому что единственным способом поддержать дистрофирующую экономику становятся внешние заимствования.

Чтобы сохранить необходимый уровень экономического функционирования, неизбежны внешние заимствования. Пока Азербайджан только платит по полученным кредитам, основному долгу, как это делают все развивающиеся страны. Но не надо забывать, что и уплата процентов постепенно становится все более обременительной, поскольку сумма, необходимая для обслуживания внешнего долга, становится с каждым годом все больше.

Но мы уже приучили нашу экономику к постоянным инъекциям, И она все больше напоминает наркомана, готового на все ради очередной дозы. Сегодня для этого хватает нефтедолларов, но что будет завтра?

Для наркоэкономики не имеет значения к каким заимствованиям прибегать - нефтяным или долговым. Начиная с 1995 года, наша страна у течение 6 лет взяла у 18 различных финансовых организаций и банков иностранных государств кредиты на общую сумму 1 млрд. 141,3 млн. долларов США, из которых вернула только 78,9 млн., в том числе в 1999 году - 34,2 млн., а в 2000 - 44,7 млн. долларов. По подсчетам экспертов, такими темпами Азербайджан сможет вернуть эти кредиты не раньше, чем к 2030 году!

Но что будет, если потребление кредитов превысит темпы выплат? Горькая судьба экономик латиноамериканских стран, не могущих выбраться из долговой ямы, - вот что ждет нашу страну, если в ближайшее время не удастся изменить неблагоприятные тенденции в ее экономике.

А.БИЛЯНДАР

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 10, 13 март 2003 г.