АРХИВ

НЕВРОЗ БАЙРАМ

Когда президент сразу после успешно проведенной операции по удалению паховой грыжи 6 марта обратился к народу и поздравил его с Новруз байрамом, многие удивились. Президент обещал в течении 2-3 дней вернуться на родину, но в таком случае возникал весьма законный вопрос: для чего президенту, возвращающемуся на Родину намного раньше всенародного праздника, заранее поздравлять свой народ? Отсюда следовало: либо президент лукавит, и мы не увидим его по крайней мере до праздника, либо он что-то напутал. В конце концов, понять его тоже можно - сразу после наркоза ему могло и не такое придти в голову.

Как показало дальнейшее развитие событий, обе версии оказались неверными. Президент в очередной раз всех удивил. Он действительно поздравлял нас всех с наступлением праздника. Того самого, который каждый раз наступает в стране, как только начинают просачиваться слухи о том, что у НЕГО все плохо. Вот только название этого праздника президент немножко спутал. В этот день ему надо было поздравить весь наш долго ожидающий народ с наступлением не Новруза, а Невроз байрама.

МОЛЧАНИЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ЯГНЯТ

Каждый раз, когда в стране начинается Невроз Байрам, Азербайджан оживает. Как правило, это происходит тогда, когда страну сотрясают слухи о состоянии президентского здоровья. Наверное, ни в одной стране мира население так не прислушивается к каждому стуку президентского сердца, к каждому слуху из окружения президента по поводу ЕГО здоровья.

Все население страны поделилось на две части. Тех, кто еще надеется, что увидит президента в горизонтальном положении, и тех, кто уже потерял надежду дожить до этого дня. И все общество с каким-то болезненным интересом ждет - чем все это кончится.

Видели бы вы, как все следят за состоянием здоровья президента! Какие слухи муссируются по стране! Какое раздолье для СМИ! Пока нет информации о состоянии здоровья, можно писать все, что заблагорассудится.

Всего этого не было бы, если президентские службы удосужились бы исполнять свои прямые обязанности - сообщать народу о состоянии здоровья главы государства. В любой нормальной стране пресс-служба президента сообщает населению даже о том, что он перенес инфлюэнцу. И уж тем более, если речь идет о госпитализации.

За примерами далеко ходить не надо. К примеру, когда королю Таиланда приблизительно в то же время, что и "шаху Азербайджана", вырезали паховую грыжу (причем не в Кливленде, а в родном Таиланде), его пресс-служба регулярно сообщала, как чувствует себя престарелый монарх.

Но наши президентские аппаратчики молчат, как партизаны на допросе. Большинство из них само теряется в догадках по поводу того, что происходит в Кливленде. По имеющейся у нас информации, никто не знает истины о том, что там происходит. К примеру, на днях один из самых информированных алиевских министров в самом узком кругу сокрушался по поводу отсутствия достоверной информации.

Все это создает крайне нервозную обстановку в стране. В дни отсутствия вестей от патриарха страна превращается в пчелиный улей. На первый взгляд, она впадает в анабиоз - все политические процессы затормаживаются. Но если присмотреться, то становится ясно: под внешним покровом спокойствия разворачиваются такие страсти, что по этим сюжетам плачут Шекспир и авторы бразильских сериалов.

Молчание президентских ягнят может быть вызвано только одним фактором - им приказано молчать. Кем приказано? Скорее всего, самим президентом.

ФАБРИКА СЛУХОВ

На фоне молчания президента и его окружения, в стране разворачивается целая кампания слухов. Источники, близкие к власти, утверждают, что президент в последнее время резко сдал. Это подтверждается еще и тем, что в последнее время он резко ограничил свой рабочий день, да и внешний вид президента стал таким, что даже неискушенному в медицине наблюдателю становится ясно - не жилец он. На этом фоне и появляются многочисленные утечки информации подтверждающие эту версию.

Быть может, все действительно очень плохо, и мы не выдаем желаемого за действительное. Но настораживает другое: каждый раз после очередного кливлендского кризиса президент возвращается в страну несколько посвежевший и ведет образ жизни, мало совместимый с образом жизни "живого трупа". Его рабочий ритм учащается, он совершает длительные поездки по регионам и проводит зубодробительные совещания, после которых его гораздо более молодые подчиненные валятся с ног.

Конечно, все можно объяснить железной волей патриарха, но никакая воля не позволит смертельно больному человеку вот уже четыре года вести самый активный политический образ жизни. И потом, четыре года - слишком долгий срок для агонии. По крайней мере медицинской науке подобные прецеденты не известны. А это может означать лишь одно - слухи о состоянии здоровья президента кем-то сильно преувеличены.

В принципе, появление слухов в отсутствие достоверной информации - вещь абсолютно прогнозируемая. Население пытается таким образом компенсировать информационный вакуум. Но слишком упорное муссирование слухов, их заданность и механизм распространения показывают, что мы имеем дело с одним и тем же механизмом. Налицо работа некой организации, которая трудится под прикрытием компетентных структур и функционирует, как фабрика слухов.

К такому выводу приходишь, анализируя ситуацию. Если сравнить параметры слухов, которые циркулировали по стране во время мнимой смерти Г.Алиева 19 сентября 2000 года, мнимого кризиса с его здоровьем в марте прошлого года и теми, что циркулируют сейчас, приходишь к обескураживающему выводу. Все распространяемые слухи абсолютно идентичны - вплоть до комментариев в СМИ.

Прочитайте статьи в газетах, выходивших во время всех трех кризисов. Вы будете обескуражены - они совпадают слово в слово. Такое поразительное совпадение не может быть случайным. Поэтому смело можно утверждать, что распространение этих слухов имеет источником один и тот же центр.

Необходимым влиянием и инструментарием для проведения подобных операций обладает только одна организация в стране - МНБ. Но вряд ли МНБ станет распространять слухи о болезни президента по собственной инициативе - за подобное можно лишиться не только поста, но и головы. Значит, за всей волной слухов о грядущей близкой кончине стоит сам президент.

Парадоксально, но факт - никто другой просто не в состоянии этого сделать, потому что либо не обладает для этого необходимыми ресурсами, либо необходимой свободой. Но тут возникает вопрос - а для чего это надо президенту?

Может, таким образом президент просто проверяет, насколько общество готово обойтись без его участия? К тому же подобные проверки призваны доказать его сомневающимся покровителям из числа великих держав, что ситуация находится под полным контролем и что он даже мертвый будет контролировать ситуацию в стране.

А может быть, что президент просто решил выработать у народа условный рефлекс. Ведь если ситуацию несколько раз доводить до апогея, и каждый раз полностью дезавуировать ее своим "воскрешением", то выработается полное к ней равнодушие. И когда президент умрет по-настоящему, этому никто не поверит - как говорит один мой знакомый, "не поверю пока не пощупаю". А это приведет к тому, что некоторое время практически вся страна будет в замешательстве, что даст фору наследнику президента: либо для установления своей власти, либо для того, чтобы покинуть страну, - в зависимости от ситуации.

ВОЙНА - ФИГНЯ, ГЛАВНОЕ - МАНЕВРЫ

Именно этой фразой императора Павла I можно охарактеризовать одну из версий, объясняющих причины, по которым Г.Алиев с завидной регулярностью умирает и воскресает. Согласно ей, все, что происходит, - политический маневр. Президент в очередной раз проводит свою любимую наигранную комбинацию. Начиная с кливлендского кризиса 1999 года, президент реализует один и тот же политический финт - при помощи своих мнимых болезней обманывает оппозицию.

С этой целью он намеренно распускает слухи о своем критическом состоянии. Оппозиционеры, забыв о единстве, начинают громить друг друга и прекращают борьбу против режима. Вместо структуризации и сплочения рядов они в лучших наших традициях начинают делить "шкуру неубитого гейдара". В конце концов, когда оказывается, что "слухи о его смерти были сильно преувеличены", оппозиция бросается догонять поезд политических процессов, но поздно - политическая инициатива безвозвратно потеряна.

При помощи такой крайне примитивной комбинации президент загнал в тупик все оппозиционные силы. С регулярностью, заставляющей сомневаться в их умственных способностях, они каждый раз наступают на одни и те же грабли.

Но тут мы вступаем в противоречие с политической логикой. Г.Алиев не может не понимать, к чему ведет регулярное появление слухов о его мнимой кончине.

Мне повезло. 19 сентября 2000 года - в тот день, когда интернет-газета gazeta.ru распространила весть о смерти в Кливленде президента Азербайджана, а депутаты грузинского парламента выразили соболезнования азербайджанскому народу, я оказался в одной из правоохранительных структур. И видел, как вели себя в этот день работники этой структуры. В их глазах стояла тоска людей, знающих о том, что наступило время расплаты за совершенные преступления. В тот день они готовы были на что угодно, чтобы избежать этой незавидной участи.

Я уверен, что подобные сцены можно было наблюдать во всех структурах власти. Появление подобных слухов приводит власть в состояние ступора. Речь идет о политической ситуации во власти. Ситуация в стране, да и в самой власти резко меняется. Все окружение президента, да и вся власть в целом задается одним и тем же вопросом - что будет с ними в постгейдаровский период? Этот вопрос преследует их везде. Они обсуждают его с самыми близкими людьми, он заставляет их просыпаться их в холодном поту ночью - "Что будет и что делать, чтобы этого не было?". И ухудшение здоровья президент - явное или мнимое - с каждым днем увеличивает ряды тех, кто хочет обеспечить свое будущее любой ценой, даже путем предательства.

Это брожение - гораздо более опасный процесс, чем все объединения оппозиции. По сути, сегодня все знают, что с живым Г.Алиевым наши оппозиционеры бороться не могут. И, честно говоря, не очень-то и хотят. Все их требования по обеспечению условий для политической конкуренции - не что иное, как стремление заранее обеспечить себе алиби в случае поражения.

Основные политические процессы протекают не в оппозиции, а во властной элите. Этому есть разумное объяснение: все финансовые, политические и административные ресурсы концентрированы во власти, и потому настоящая политическая война развернется между ее носителями. Слухами о своей близкой кончине Г.Алиев делает нестабильной именно эту часть общества - лишая их спокойствия относительно ближайшего будущего, он заставляет их всех искать новый выход из создавшейся ситуации.

СЛАБОЕ ЗВЕНО

Вполне вероятно, что президент делает это намеренно, преследуя ему одному известные цели. Скорее всего, эта игра во мнимого больного необходима президенту для проверки своего окружения на политическую лояльность. То, как он это делает, напоминает известное телевизионное шоу "Слабое звено". Президент в постоянных поисках слабого звена. Это необходимо ему по очень простой причине. Он прекрасно знает, что правление его биологического наследника не будет безоблачным. Он прекрасно понимает, что основную угрозу для его сына представляет не оппозиция, а его собственные сторонники. Наибольшая проблема для Ильхама Алиева - как раз не противники, а соратники его отца.

Расклад клановых сил явно не в пользу Алиева-младшего. Доминирующее положение мощного блока нахичеванцев и выходцев из Армении держится за счет властных полномочий и преференций, которые им предоставил нынешний президент. С другой стороны, именно президент является силой, цементирующей клан. Родившийся в Армении и выросший в Нахичевани, Г.Алиев являет собой символ и основу кланового единения.

Но даже если президент официально объявит о передаче своих полномочий сыну еще при жизни, клану будет трудно принять в качестве лидера Ильхама Алиева. Он родился и вырос в Баку, получил образование в Москве. Да и в душе он вовсе не вождь племени. А клану нужен свой в доску политик, готовый перегрызть другим глотку. Рафинированный Ильхам здесь не подойдет. Клан не пойдет за Ильхамом: он чужд клану, а клан чужд ему. Им необходима плоть от плоти и кровь от крови.

СЕРЫЙ И ЕЩЕ СЕРЕЕ

На сегодняшний день всю правящую элиту можно разделить на четыре больших части. Именно они и будут играть основную роль в постгейдаровском Азербайджане.

ПРАГМАТИКИ - группировка шефа МНБ Намика Аббасова. В последнее время гейдаровский минбез превратился в политическую фигуру. Не случайно в разгар кливлендского кризиса многие компетентные источники именно его прочили на пост регента. По сути, роль и место главы МНБ в структуре алиевской власти все больше приближаются к роли, которую в нацистской Германии играл Вальтер Шелленберг. Шеф МНБ - один из немногих чиновников, за которым нет шлейфа коррупционных скандалов. К тому же он обладает неоспоримым влиянием и под его контролем находятся несколько квази-независимых СМИ.

Слабость этой группы - в ее малочисленности и в отсутствии финансовых ресурсов. Это делает их малоэффективными в политической борьбе. Поэтому, скорее всего, эта группа будет искать политических союзов, причем не только во власти, но и в оппозиции.

АППАРАТЧИКИ - это группа, которую возглавляет глава президентской администрации Рамиз Мехтиев. В своей основе это группировка, в которой объединены лица, обладающие административным ресурсом, и связанные с властью бизнесмены. Это классическая по азербайджанским меркам олигархическая группировка, созданная по трайбовому принципу. Она контролирует структуры исполнительной власти как в центре, так и в регионах, отличается хорошо налаженной структурой. Имеет огромные доходы от бизнес-проектов, в основном связанных с поставками продукции широкого потребления. Сила аппарата - в умении использовать административный ресурс. К тому же у них внешнеполитическая поддержка в лице России, которая откровенно лоббирует интересы этой группы.

Слабой стороной этой группировки является отсутствие политической харизмы и четко выявленных лидерских качеств у политического лидера группировки. Но эта слабость общеизвестна и может в один момент сработать на него. В тоталитарных и авторитарных режимах самые серые из окружения вождя, как правило, и наследуют ему.

ЗАПАДЕНЦЫ - в эту группировку входят выходцы из Армении. Возглавляет ее министр здравоохранения Али Инсанов. Это типично трайбовая группировка, обладающая необходимыми административным и финансовым ресурсами. Эта группа недовольна своим положением и желает расширения политического влияния. Слабость этой группы в том, что ее не воспринимает население, а сила - в наличии трайбового электората.

ПЯТАЯ КОЛОННА - это в своем большинстве нынешние ярые сторонники власти, не связывающие своих надежд с воцарением принца. Как ни странно, они связывают свое политическое будущее с возвращением Расула Гулиева. Среди них большое число бизнесменов, которые заинтересованы лишь в одном - чтобы новая власть не начала экспроприацию собственности, нажитой в период первоначального накопления капитала.

Эти четыре группы и будут играть ключевые роли в переделе власти. Противостоящая им команда И.Алиева слаба и неорганизована. Ильхамовские "младочурки" больше заинтересованы в увеличении собственных прибылей, заняты разгульным развратом и не помышляют о переделе власти.

Но Г.Алиев прекрасно понимает, какую угрозу для его сына несут соратники, и потому уже сейчас пытается всячески выявить слабое звено в своем клане. Это игра на нервах. Проиграет тот, у кого нервы не выдержат. И горе тому, на кого обрушится президентский гнев. Президент хочет спровоцировать олигархов на нелояльные действия. Получившие от Отца невиданные преференции и ставшие олигархами, они неизбежно пожелают конвертировать свои невиданные доходы в политическую власть. Под их мощным напором И.Алиев не продержится и полугода.

Г.Алиев - историк по образованию и наверняка должен знать предмет своей профессии. В курс обучения исторического факультета входит и история зарубежных стран. В хрестоматии для изучения этого курса можно найти множество примеров и параллелей, поучительных для азербайджанского политика. Но один из них меня просто поразил. Речь идет о судьбе сына Кромвеля.

В последние годы жизни у Кромвеля проснулась невиданная любовь к сыну. Он настоял на том, что бы полностью подвластный его воле парламент принял новый закон о лорде-протекторе. Согласно этому закону, должность управителя английского государства передавалась по наследству. После смерти Кромвеля его сын стал лордом-протектором, но продержался на этом посту всего 6 месяцев. Генералы его отца, которых он возвысил, воспользовавшись тем, что наследник основное время проводил за бутылкой виски и игрой в карты, добились его отречения от должности. И они же в итоге стали главными участниками реставрации Стюартов, вернув из изгнания Карла II.

Видимо, президент хорошо изучал основной предмет своей профессии и чтобы не допустить подобного развития событий решил выявить слабые звенья в своем аппарате.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА

Ежегодное воскрешение президента напоминает пасхальное шоу, но с азербайджанской спецификой. Видимо, он взял на вооружение древний финт египетских фараонов, олицетворявших бога Озириса, который умирал осенью и оживал весной. А мне это все напоминает старый анекдот:

"Выхожу я на арену цирка весь в белом: белый смокинг, белые брюки, белые туфли, белый цилиндр. На арену вывозят большую бочку с дерьмом и поднимают ее под купол. Я прицеливаюсь в нее из пистолета, стреляю... Бах!!! Все вокруг в дерьме, а я - в белом костюме".

Так оно и происходит. Как только народ уверует в то, что он уже не вернется из Кливленда, как он возвращается - весь в белом. А все, кто утверждал, что он не вернется, оказываются по уши в дерьме.

Зная пристрастие Г.Алиева к театру, можно поверить, что он специально устраивает нам это ежегодное политическое шоу. Чтобы народ был уверен - что бы ни произошло, он вернется, и толпа гейдарофилов воскликнет: "Жив курилка!". И под общее "аллилуйя во имя отца и сына и контракта века" продолжит дальше грабить несчастный азербайджанский народ.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

P.S. Когда статья была сверстана, поступило официальное сообщение - президент возвращается. Что и требовалось доказать! Мы опять оказались правы

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 10, 13 март 2003 г.