АРХИВ

ОШИБКИ РЕЗИДЕНТА

Каждого из нас беспокоит завтрашний день. Когда мы погружаемся в мысли о будущем страны, мы не можем не искать кандидатуры того, кто сядет на гейдаровский трон. Многие эксперты считают, что ни одна из политических сил не в состоянии ограничить власть клана. Единственный механизм, способный сохранить статус-кво - консенсус политических сил, который предусматривает представительство во власти оппозиции и наиболее здоровой части клана. Любая другая альтернатива означает начало непрерывной гражданской войны. Развитие политической ситуации также говорит о том, что реальность становления новой власти, отражающей весь спектр сил, способных сохранить контроль над ситуацией и обеспечить стабильность, весьма велика.

Положение команды Гейдара Алиева очень напоминает ситуацию в окружении Адольфа Гитлера перед крушением третьего рейха. Все пытаются заручиться поддержкой Запада и одновременно - не допустить прихода к власти разрушительной необольшевистской силы. И мы не удивимся, если узнаем о том, что главный резидент алиевской власти Намик Аббасов уже оказался в роли Генриха Гиммлера, в конце войны искавшего пути сближения с западными союзниками.

Сегодня глава безопасности режима - одна из тех фигур, которую называют как переходную для посталиевского периода. Но насколько это вероятно? И сможет ли главный резидент - человек долго сидящий на посту главы спецслужбы - выполнить эту миссию?

ПЛОХ ЖУРНАЛИСТ, НЕ СТАВШИЙ ЧЕКИСТОМ

По признанию одного из бывших чекистов, "Намик Рашидович оказался слабым оперативником, но весьма способным политиком". Эксперты утверждают, что за всю историю КГБ у этого ведомства еще не было столь слабого руководителя. По их мнению, Н.Аббасова невозможно сравнить даже с Вагифом Гусейновым, который тоже начинал свою профессиональную деятельность как журналист. Уже после третьего заседания коллегии КГБ В.Гусейнов - человек вроде бы далекий от сферы деятельности спецслужб - буквально потряс всех своей осведомленностью. Об Н.Аббасове сказать это даже сегодня сложно.

Он так и не сумел достичь уровня масштабного руководителя. Более того, за все годы своего нахождения на посту министра, десятки, если не сотни профессиональных работников были уволены из спецслужб. Целое поколение чекистов, сформировавшихся в период советской власти, в расцвете сил оказались на задворках и пустились в поиски новой работы. Часть из них сегодня обустроена в службах безопасности частных и иностранных фирм, другая же влачит жалкое существование. Результаты кадровой чистки Н.Аббасова налицо - сегодня в аппарате госбезопасности не осталось ни одного опытного оперативника.

Руководитель МНБ претворяет в жизнь принципы политического администрирования своего подлинного учителя. Хотя эта структура ныне и сменила свою аббревиатуру, однако ее содержание осталось прежним. МНБ - основа репрессивного аппарата Семьи. Кто-то возразит, что это единственное ведомство, не погрязшее в коррупции, насилии и зверствах в отношении противников режима. На это можно ответить словами покойного академика Сахарова, "сущность этой организации не позволила ей утонуть в грязи, которая охватила всю нашу страну".

Политическую и чекистскую закалку Н.Аббасов прошел в коридорах школы Г.Алиева. Именно Гейдар Алиев стал путеводной звездой его жизни, которая привела его к недосягаемой даже для советских чекистов звезде генерала-полковника КГБ.

А свою карьеру Намик Аббасов начал с работы журналистом в районной советской газете "Апшерон". Видимо, это его мало прельщало и посему венцом его журналистской карьеры стала должность редактора этой же газеты. А дальше его манили совсем иные горизонты.

Интересно, что через двадцать лет он вновь останется не у дел и вернется к своей первой профессии, но уже не на Апшероне, а в Мурманске. После январской трагедии 1990 года на страницах газеты "Мурманская правда" журналист Намик Аббасов выступит против "экстремистов и подонков", исповедующих национализм и пытавшихся свергнуть советскую власть.

Еще через несколько лет он обратит эти же литературные обороты уже против "провокаторов иностранных держав", пытавшихся свергнуть национальную власть.

Но все это - лишь спустя много лет, после того, как разбитые журналистские надежды Намика Аббасова привели его в партийный аппарат. Он решил стать партфункционером. Но и здесь этот человек смог достичь немногого - вершиной его карьеры стала должность второго секретаря Апшеронского райкома партии.

Опять Апшерон. Он так и не смог выйти из замкнутого круга Апшеронского районом. Словно какие-то невидимые нити постоянно соединяли выходца из Ордубадского района Нахичевани с этой частицей ширванской земли.

Но 1980-й совершенно неожиданно стал переломным в его жизни. За какие-то шесть лет человек, безуспешно пытавшийся выбиться с провинциального полуострова, достигает невиданных высот! Что же произошло в его жизни?

Известно одно: в 1980 году Н.Аббасов неожиданно оказывается в списке партийных руководителей, направленных в Москву для совершенствования профессиональных навыков. Имя этого человека появилось в списке по личному распоряжению Г.Алиева. Но судя по всему, ни нам и никому другому так и не удастся узнать об обстоятельствах, полностью изменивших жизнь Намика Аббасова. Ответ на этот вопрос знают всего два человека - сам Н.Аббасов и Гейдар Алиев.

Итак, в 1980 году второй секретарь Апшеронского райкома партии становится слушателем Высших курсов руководящего состава КГБ СССР(!). И уже в 1992 году, сразу же после завершения курсов и возвращения в республику, 2-й секретарь Апшерона занимает архиважный и, можно даже сказать, стратегический пост - начальника 2-го отдела КГБ Азербайджана. Намику Рашидовичу поручают отдел по борьбе против подрывной деятельности иностранных разведок, больше известный, как "ПДД". И ровно через два года он становится заместителем председателя КГБ Азербайджана по кадровым вопросам.

Вряд ли еще несколько лет назад даже в самых лучших сновидениях Намик Аббасов мог представить такой подарок судьбы.

ОШИБКА ПЕРВАЯ

Уже через два года после начала деятельности в руководстве КГБ, Намик Аббасов оказался на грани провала. В 1986 году в Кубинском райотделе КГБ произошло чрезвычайное происшествие - начальник райотдела Сафаров застрелил в собственном кабинете двух своих сотрудников, а потом застрелился сам. Один из офицеров остался в живых. И как позже он признался следствию, которое вела специальная следственная комиссия, прибывшая из Москвы, конфликт между ним и покойным тлел давно и о его существовании знало бакинское руководство.

Н.Аббасову, как заместителю по кадрам, было поручено разрешить спор между сотрудниками райотдела. Как выявило следствие, Н.Аббасов прибыл в район за час до трагедии, провел заседание и выехал обратно в Баку. И уже после того, как он выехал из района, конфликт разгорелся заново, что и привело к трагическому исходу.

Московская комиссия пришла к заключению, что Н.Аббасов допустил халатное отношение к своим обязанностям. Зампреду было объявлено о служебном несоответствии, что должно было привести, как минимум, к понижению - и в должности, и в звании.

Но неожиданно в дело вмешался покровитель Н.Аббасова (вы поняли о ком идет речь?), и было принято беспрецедентное решение. Через четыре месяца после этой трагедии Н.Аббасов был... повышен в должности(!) - его назначили зампредом по оперативным вопросам, то есть фактически первым заместителем председателя КГБ.

Молодой и уверенный в себе Н.Аббасов стал дышать в затылок самому "старику" - председателю КГБ Зие Юсифзаде. Вся страна заговорила о том, что Г.Алиев готовит Намика Аббасова в преемники престарелого З.Юсифзаде. Однако новый 1988 год возвестил о начале антиалиевской кампании - новый руководитель Азербайджана Абдуррахман Везиров взял курс на разоблачение "алиевщины" и на борьбу с последствиями этой социально-онкологической болезни общества.

Перестройка пыталась на корню уничтожить в государственном организме все метастазы "алиевщины". Началась основательная чистка в госаппарате, которая и привела к отставке не только З.Юсифзаде, но и Н.Аббасова. Тогда Н.Аббасов, как и многие другие "алиевцы" нашел убежище на севере России. Смещение патриарха вновь привело Н.Аббасова в провинцию, но на сей раз в Мурманск. Там он занял скромную должность заместителя начальника областного управления КГБ.

ОШИБКА ВТОРАЯ

Независимость открыла возможности для многих последователей Г.Алиева вернуться в республику. Среди них оказался и Н.Аббасов. Уже в середине весны 1992 года он стал появляться в аппарате КГБ и каждый раз выражал надежду, что "национальные силы" вернут его, опытного работника спецслужб, в родное ведомство, где он займет место рядового чиновника. Уж очень ему не хотелось возвращаться в Мурманск. Н.Аббасов понимал - грядут большие перемены, и негоже ему оставаться за пределами страны.

После свержения А.Муталибова, временное правительство в лице Ягуба Мамедова и большевиков НФА принялась за дележ министерских портфелей. Удивительно, но именно А.Эльчибей стал настаивать на назначении Н.Аббасова министром национальной безопасности. Предложение лидера нацдеков взбесило даже его окружение. "Ведь он человек Г.Алиева" - не переставали возмущаться они. Но Эльчибей не сдавался и продолжал настаивать на кандидатуре Н.Аббасова. Наконец ему пришлось смириться и принять компромиссный вариант - Н.Аббасова вернули на его прежнее место - заместителя министра по оперативным вопросам. Многие в аппарате МНБ восприняли возвращение Н.Аббасова как знаковое событие - в КГБ возвращалась алиевская гвардия.

Но Н.Аббасов и на сей раз не оправдал возложенных на него надежд. Ценой огромных усилий Эльчибею удалось его разместить в верхушке МНБ. Но советский чекист оказался не в силах справиться даже с новобранцем Сульхеддином Акперовым, назначенным первым заместителем министра. С.Акперов свел влияние Н.Аббасова в аппарате МНБ до минимума - замминистра был полностью отстранен от служебных дел, просто отсиживая рабочее время в служебном кабинете. Лишь стечение обстоятельств вновь вывело Н.Аббасова на поверхность.

После гянджинских событий 1993 года С.Акперов оказался в плену у Сурета Гусейнова, а министр Н.Тахмазов был снят с занимаемой должности. И Н.Аббасов вновь оказался в шаге от министерского кресла.

Но его провал в схватке с С.Акперовым просто так не сошел ему с рук. (Видимо, это поражение оставило глубокий след на психологии Н.Аббасова. После того, как он пришел к власти в МНБ, там не осталось ни одного профессионала. Из органов были уволены такие профессионалы, как полковники Ильхам Байрамов, Ариф Зейналов, Ильхам Исмайлов и многие другие.) После закономерной реставрации, он так и не получил места главного чекиста страны. Г.Алиев предпочел ему Наримана Имранова, который вместе с Н.Аббасовым в годы его опалы пребывал в ссылке на северных российских просторах. Что не помешало Н.Имранову через год предать Г.Алиева и поддержать октябрьский путч Сурета Гусейнова.

И СНОВА ОШИБКИ

В течение полугода президент не решался утверждать Н.Аббасова в должности министра. И только после мартовских событий 1995 года, президент утвердил его в этой должности. В те дни Н.Аббасов продемонстрировал себя не столько блюстителем безопасности алиевского режима, сколько пламенным идеологом и пропагандистом режима. В министре вдруг проснулись "яркие таланты" журналиста, обличителя "общественных язв".

Очень часто из уст Н.Аббасова исходили подобные афоризмы: "экстремисты, вышедшие из шинели Народного Фронта" или "разрушительная оппозиция, покусившаяся на устои нашей государственности". Именно Намик Аббасов станет главным исполнителем всех сценариев "телепереворотов" и "покушений" на президента. Именно в кабинете Намика Аббасова станут составляться списки новых жертв режима.

И наконец именно он озвучит сакраментальную фразу Иосифа Виссарионовича, так больно напомнившую нам о возвращении страшных времен: "Тот, кто попадет в плен врагу, - враг народа". Да, эта фраза потрясет нас всех. Но Н.Аббасов пойдет еще дальше и скажет, что тем, кто попал в руки армян, нет обратной дороги в Азербайджан.

В отличие от старых ошибок, новые будут полностью отвечать духу и веяниям внутренней политики Хозяина. Он станет оком, даже больше - подзорной трубой режима. Непосредственный доступ к телу Хозяина, полномочия главы аппарата подавления обусловили усиление его власти. Начиная с 1998 года Намик Аббасов сформировал самостоятельный центр власти. Усиление позиций главы МНБ привело к столкновению и конкуренции с другими центрами власти. Именно с этого периода Намик Аббасов, кажется, сам того не сознавая, оказался вовлеченным в борьбу за политическую власть.

ВОЙНА С ОЛИГАРХАМИ

Усиление Н.Аббасова во власти и его близость к президенту вызвала обеспокоенность команды олигархов сына президента - Ильхама Алиева. Глава МНБ взял их под свой непосредственный и бдительный контроль. Видимо, на то была установка главы государства, который обеспокоен тем, что вольный характер Ильхама доведет его до очередного игорного скандала. И Н.Аббасов стал отслеживать каждый шаг принца и его окружения, что вызывало их открытое раздражение.

Кроме того, Намик Аббасов разместил во всех ведомствах олигархов своих "подснежников", которые регулярно информировали МНБ о происходящем в олигархической команде. Так Н.Аббасов "убивал двух зайцев": во-первых, вроде бы выполнял задание президента и собирал всю информацию о деятельности Ильхама Алиева и его окружения; во-вторых (что главнее!), у него появилась возможность собирать компромат на членов Семьи. Как показывал опыт Эльдара Гасанова, компромат на президента и его семью может стать самой лучшей индульгенцией.

Вот поэтому в этот период Н.Аббасов и разместил своего "подснежника" Рафаэля Мирзоева в качестве заместителя председателя таможенного комитета. И не только его. Эмэнбешники разместились во всех стратегических доходных сферах Семьи и Ильхама Алиева - Нацбанке, военкомате, "Каспаре" и т.д.

О существовании аббасовского "подснежника" вскоре стало известно Кямаледдину Гейдарову, который уличил своего заместителя в том, что он регулярно направляет из таможенного комитета отчеты в МНБ. И тогда К.Гейдаров предложил Рафаэлю Мирзоеву сыграть в свою игру - он предложил ему создать мини-КГБ и обратить его против Намика Аббасова.

Р.Мирзоев, известный под кодовым названием "Милый друг", принял предложение К.Гейдарова и начал борьбу против МНБ. Он стал формировать спецслужбу К.Гейдарова, и ему удалось привлечь в эту структуру небезызвестного начальника оперативно-технического управления МНБ Исраила Алиева и ряд других офицеров. Зарплату, которую они получали в МНБ, нельзя было сравнить с теми условиями, которые создал для них К.Гейдаров.

Постепенно деятельность этой службы трансформировалась в деятельность по добыче компромата на высшее руководство страны, в том числе и на Ильхама Алиева. Вскоре Н.Аббасов получил информацию о деятельности К.Гейдарова и Р.Мирзоева. Глава МНБ сообщил о деятельности мини-спецслужбы главе государства. Н.Аббасов потребовал отставки Р.Мирзоева с поста зампреда таможенного комитета. Но тогда на его защиту встал К.Гейдаров, который убедил и сына президента Ильхама Алиева подключиться к поддержке своего протеже.

Благодаря усилиям И.Алиева, выступившего против инициативы Н.Аббасова, Р.Мирзоев остался на своем посту, но уже в качестве не офицера МНБ, а офицера таможни. В прошлом году указом Г.Алиева ему присвоено звание генерала. А всего семь лет назад Р.Мирзоев лишь в звании майора МНБ на должности начальника Хатаинского райотдела. По информации из компетентных источников, этот человек имеет родственные отношения и с правящей Семьей. Президент неспроста пожаловал его генеральскими лампасами.

Именно Р.Мирзоев передал президенту весь компромат на Кямаледдина Гейдарова, в частности информацию о строительстве им в Москве сети маркетов, о его совместном бизнесе с армянином иранского происхождения Манучаром в рамках компании "Каспиан Фиш". Все это, вкупе с переданными данными о слежке за принцем, привело к известному инциденту между К.Гейдаровым и Ильхамом Алиевым. После конфликта К.Гейдарова с сыном президента, Р.Мирзоев очень сблизился с правящей семьей. Настолько, что глава таможенного комитета сегодня уже не в состоянии отправить его в отставку. Более того, в период "политэмиграции" К.Гейдарова именно кандидатура Р.Мирзоева рассматривалась в качестве нового председателя таможенного комитета.

Итак, и в период войны с олигархами Н.Аббасов потерял свои ведущие позиции. Реабилитация К.Гейдарова и усиление позиций его бывшего "подснежника" привела к ограничению его влияния во власти. Поражение в войне с олигархами заставило главу спецслужб пойти на попятную и примириться с теми, против кого он все это время вел отчаянную борьбу. Н.Аббасов покаялся перед К.Гейдаровым.

Кроме того, власти заставили Н.Аббасова покаяться и по курдскому вопросу, ибо именно глава МНБ в течение двух лет подогревал общественные настроения и настраивал всю страну против курдской ветви власти. Но Г.Алиев устами Н.Аббасова полностью дезавуировал информацию о деятельности ПКК в Азербайджане. Хотя все понимали, что тематика курдских террористов и их попечителей во власти усиленно подогревалась самим Намиком Рашидовичем.

Хотя ему и удалось ограничить влияние конкурирующей с ним курдской части трайба (в лице Эльмана Гамбарова и Исы Наджафова), однако ему так и не удалось полностью вывести их из политической элиты. Г.Алиев сохранил тактику баланса сил в своей команде.

Многие полагают, что в скором времени Г.Алиев непременно отправит Намика Аббасова в отставку. "Министр национальной безопасности - это единственная сила, противостоящая абсолютистскому режиму Семьи" - таков лейтмотив общественного мнения, сформированного не без помощи средств массой информации, действующих под жестким контролем Н.Аббасова. На полосах газет и в телеэфире мы часто встречаем его - либо в образе непримиримого борца с курдским засильем, либо в виде сторонника силового решения карабахской проблемы. Н.Аббасов стал непререкаемым образцом и даже символом "национального достоинства", "последним оплотом демократии" во власти Г.Алиева.

Пиарщики министра с помощью последовательной и - признаемся - умной, взвешенной и строго рассчитанной на обывателя кампании вылепили из него героя антиалиевского ополчения.

И многие даже не подозревают, что именно этот человек и по сей день остается наиболее преданным Г.Алиеву. Президент, который столь тонко разбирается в психологии своего чиновничьего аппарата, знает - Н.Аббасов предаст последним. И мало кто знает, что именно этот человек в течение всех этих лет стоял во главе карательной системы режима. Просто глубокий ум и недюжинная хитрость позволяли ему в течение всех этих лет оставаться в тени. Его руки всегда скрывались за белыми перчатками. И теперь главное для него - не совершить последнюю, роковую ошибку.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 11, 20 март 2003 г.