АРХИВ

У СЕМЬИ НЕТ ДРУЗЕЙ

На днях Головинский межмуниципальный суд Москвы признал невиновным Фрэнка Элькапоне. Обвинения в незаконном хранении одного килограмма героина, выдвинутые против него, через 22 месяца были признаны неудовлетворительными. Азербайджанский бизнесмен вышел на свободу. И это стало информационным поводом для ответа на вопросы, в течение двух лет интересующие общество: кто заказчик ареста Ф.Элькапоне и что послужило основной причиной его тюремного заключения?

В течение долгого времени этот человек был одним из главных лоббистов Г.Алиева в Москве, активно содействуя укреплению позиций азербайджанского президента в России. Ф.Элькапоне немало сделал и для алиевской апологетики в самом Азербайджане. Созданный им народно-патриотический союз "Азербайджан - XXI век" объединил в своих рядах множество сторонников Г.Алиева, много сделав для укрепления устоев режима.

Почему же ни Г.Алиев и никто из представителей его администрации не ответил ни на одно из 2200 писем Ф.Элькапоне, адресованных в президентский аппарат Азербайджана за все 22 месяца его тюремного заключения? Неужели президент Азербайджана был заинтересован в устранении Фрэнка? И если да, то почему?

ИЗ ОРДУБАДСКОЙ ГРЯЗИ - В МОСКОВСКИЕ КНЯЗИ

Он добился ощутимых высот в жизни. И все достижения приобрел под именем Фрэнка Элькапоне. Всю свою жизнь "лимитчик" из деревни Даста Ордубадского района НАР Физули Мамедов, вырвавшийся из грязи советской провинции, проложил путь в будущее для "сверхчеловека Фрэнка Элькапоне". По сути Фрэнк Элькапоне как личность создан руками Физули Мамедова. И путь от ордубадского Физули до московского Фрэнка был очень тернистым, тяжким и сопряженным с большими трудностями.

Физули Мамедов родился в бедной крестьянской многодетной семье. В семье Мамедовых было четырнадцать детей, а отец Физули зарабатывал на хлеб в шахтах соседней Армении. Но вскоре семья потеряла своего кормильца - отец Физули скончался. И сын его избрал жизненный путь, который выбирает каждый азербайджанец в провинции - в конце 80-х годов Физули отправился на заработки в Россию.

В Москве, используя лимит, предоставлявшийся в профтехучилищах для нацменьшинств, Ф.Мамедов поступает в ПТУ. Но одной учебой в Москве ни себя, а более того многодетную семью в Нахичевани прокормить было невозможно. Физули направился на заработки на рынок - единственное пространство в России, где верховодят наши соотечественники. В скором времени Физули стал одним из тех, кто управлял центральным рынком в Москве.

На заре перестройки ордубадскому юноше удалось сколотить немалый для тех времен капитал, и вскоре его стало прельщать незанятое пространство российского бизнеса. Аппетит любого преуспевающего азербайджанского торговца в Москве разгорается очень быстро. И Физули Мамедов не стал исключением. Но на пути к дальнейшем успехам ему очень мешала принадлежность к "нацменам" южнокавказского происхождения - с фамилией "Мамедов" больших успехов в России было достичь очень сложно.

В 1990 году, в преддверии черного января, Физули Мамедов заключил брачное соглашение с некой итальянкой, проживавшей в Москве и имевшей заманчивую фамилию Элькапоне. Выгодный брак помог ему распрощаться с самой распространенной азербайджанской фамилией "Мамедов" и средневековым именем "Физули". Азербайджанский парень стал бизнесменом Фрэнком Элькапоне.

Уже спустя много лет в азербайджанской печати появятся разные небылицы. Мол, "Физули Мамедов выгодно женился на дочери итальянского фабриканта Элькапоне и стал владельцем несметных богатства". Или "Ф.Мамедов, связанный тесными узами с московским криминальным миром, хотел принять фамилию известного американского мафиозо Аль-Капоне, но итальянские власти не позволили ему это, и поэтому ему пришлось изменить первую букву в имени гангстера". Но все эти байки не соответствуют действительности.

И вот с этого момента в жизни Физули начались большие перемены. Точнее, начался новый этап. Новоявленный Фрэнк ходил в дорогом фраке и сверкал золотыми запонками. Нового Элькапоне можно было встретить в кругу московских криминальных знаменитостей, покоряющих вершины власти.

История парня с задворков, стоящего у прилавка на рынке, подошла к концу. Но даже тогда он не подозревал, что судьба уготовила ему подарок - случайное знакомство с человеком и его семьей, которая вскоре станет вершителем судеб целой страны.

ВСТРЕЧА С ВОЖДЕМ

Фрэнк Элькапоне сделал все для того, чтобы увековечить власть единственного и бессмертного азербайджанского крестного отца. Он стал одним из тех, кто протянул руку помощи Гейдару Алиеву и помог ему успешно преодолеть полосу неудач. Фрэнк стал одним из тех, опираясь на чьи плечи, Г.Алиев сел на престол. Фрэнк был одним из тех, опираясь на кого, Г.Алиев создал устои своей власти.

А познакомились они случайно. Зов январской трагедии привел всех московских азербайджанцев к постпредству республики в Москве. Каждый из тех, кто стоял у постпредства в дни черного января 1990 года, выражал свою скорбь по поводу смерти десятков азербайджанцев. И лишь один из них шел к постпредству, потому что интуиция подсказывала ему - час реванша близок.

Этот час и соединил судьбы Алиева и Элькапоне. Узнав о нахичеванских корнях успешного бизнесмена с итальянской фамилией, Г.Алиев не смог скрыть свой интерес к его персоне. С их первой встречи 21 января 1990 года и началось их длительное общение, переросшее в дружбу. Хотя будущее показало, что Г.Алиев вкладывает несколько другой смысл в это чуждое для него слово.

А тогда Фрэнк стал интенсивно помогать Г.Алиеву и его семье. Чем мог - деньгами, продуктами питания - словом, окружил бесперспективного "пенсионера союзного значения" всяческой заботой и вниманием. Верил ли тогда ордубадский бизнесмен в возрождение и перспективу пенсионера? Вряд ли. В те годы Фрэнк оказывал алиевской семье бескорыстную помощь.

Тогда же Фрэнк подружился и с сыном Гейдара Алиева - Ильхамом, который зарабатывал свой первый капитал (как он сам спустя несколько лет признался в интервью Артему Боровику), обыгрывая "одноруких бандитов". Тогда же Фрэнк подарил Ильхаму автомобиль "вольво" (как оказалось впоследствии, автомобиль был ворованным). Ф.Элькапоне признавался друзьям, что сыну Гейдара Алиевича не пристало ездить на "москвиче-сосисковозе".

ЧЛЕН СЕМЬИ

В 1992 году стало очевидно, что власть Народного Фронта является прелюдией к возвращению во власть самого Гейдара Алиева. В тот период Фрэнк сделал все возможное, чтобы приблизить звездный час Семьи. Ибо уже тогда являлся полноправным ее членом.

Азербайджанское телевидение тысячи раз демонстрировало телекадры возвращения Г.Алиева в Баку в жаркий июньский день 1993 года. Президент спускался с трапа самолета и спешил на встречу со сторонниками в аэропорту. И мало кто знает, что прямо у трапа Г.Алиева встречал и Фрэнк Элькапоне. В тот день он стоял рядом с командиром омоновцев Ровшаном Джавадовым. Стоял в маске, ибо ему и еще нескольким доверенным и наиболее приближенным к Семье людям была доверена жизнь вождя.

Первые месяцы второго алиевского правления Фрэнк провел в Баку. И именно Г.Алиев познакомил Ф.Элькапоне с братьями Джавадовыми. Первый день знакомства с братьями, особенно с Махиром, положил начало стратегическому бизнес-партнерству. Но через некоторое время Г.Алиев вновь отправил Фрэнка в Москву. По схеме президента Фрэнку была отведена ключевая роль, но не в столице Азербайджана, а в Москве - где он продемонстрировал себя, как талантливый бизнесмен.

Начиная с этого времени, Фрэнк действовал в Москве только по личным распоряжениям Г.Алиева. Он часто приезжал в Баку, где в аэропорту его встречали министры и помощники Г.Алиева и провожали оттуда прямо в кабинет президента, где Фрэнк проводил несколько часов за беседой с Г.Алиевым с глазу на глаз. Он пользовался всеми правами члена Семьи.

РАСЦВЕТ ЭЛЬКАПОНЕ

Тогда же Г.Алиев отвел Фрэнку особый статус в Москве. Формально он занял должность торгового атташе в посольстве Азербайджана в России, а также представителя "Азконтракта" в России. Однако фактически все торговые операции Азербайджана с Россией Семья стала проводить именно через него. Элькапоне стал главным представителем Семьи в Москве. Даже самый незначительный вопрос, касающийся бизнеса Семьи, не решался без участия Фрэнка.

Став полноправным членом Семьи, Элькапоне получил право беспошлинного ввоза товаров в Азербайджан. В 1995 году Фрэнк создал и зарегистрировал холдинг "Интерсевер". В рамках этого коммерческого предприятия он приступил к строительству крупного торгового центра - рядом со станцией метро "Речной вокзал". В этот проект он привлек и своего друга, сына Гейдара Алиева - Ильхама. Проект требовал инвестиций, и Ильхам вложил в него 5 миллионов долларов.

Этот период жизни Элькапоне можно смело назвать периодом расцвета его бизнеса. Он стал одним из авторитетов (в прямом и переносном смысле), всесильным человеком, пользовавшемся поддержкой самого президента страны. Одновременно с этим Фрэнк усиливал свое влияние и в криминальной элите Москвы. В середине 90-х годов без связей с "бандитской Москвой" сложно было вообразить становление успешного бизнеса. Фрэнк добился своего могущества безусловно и при поддержке авторитетов криминального мира.

В это же время Гейдар Алиев начал в Азербайджане открытую войну против наиболее влиятельных криминальных авторитетов. Расправившись с военной оппозицией, он взял курс на уничтожение уголовных противников своего режима. В результате нескольких операций были взяты под арест такие воры в законе, как "Лоту Бахтияр", "Лоту Хикмет", "Лоту Низами" и многие другие. Часть из них была физически уничтожена, а другая попала в заключение.

Тогда же Фрэнк Элькапоне по просьбе криминальной элиты Москвы срочно направился в Баку. В течение нескольких часов он упрашивал Г.Алиева освободить из-под заключения оставшихся в живых "Лоту Хикмета" (Бахтияр уже был убит). Отказать Фрэнку, так много сделавшему для укрепления режима, Г.Алиев не смог.

Фрэнку удалось уговорить Г.Алиева, который согласился отпустить Хикмета при одном условии - ни Хикмет, ни сам Фрэнк не имели права больше ступать ногой на территорию Г.Алиева. Личная охрана президента сопроводила их до самолета.

Взамен Фрэнку было поручено покончить с экс-президентом Азербайджана Аязом Муталибовым, находящемся в эмиграции в Москве. Фрэнку предложили привезти экс-президента в кандалах - в качестве подарка на день рождения президента Г.Алиева. Элькапоне потратил немало денег для экстрадиции Аяза Муталибова азербайджанским властям. Но тщетно. Часть российской политической элиты выступила против выдачи экс-президента, который был выпущен на свободу.

Тогда Фрэнк, исходя из чисто азербайджанского принципа "не тот, так эти", обеспечил выдачу двух других политэмигрантов - Сурета Гусейнова и Рагима Газиева. Используя свои широкие связи с криминалитетом России, Элькапоне определил местопребывание беглецов, а их поимка обошлась ему в немалую для тех лет сумму - около 150 тысяч долларов США. Хозяин остался доволен выдачей С.Гусейнова и Р.Казиева. Однако ни Ф.Элькапоне, ни тем более Г.Алиеву так и не удалось добиться экстрадиции двух других противников режима - А.Муталибова и экс-председателя КГБ Вагифа Гусейнова.

СТОЛКНОВЕНИЕ

На протяжении всей жизни этого человека отличала парадоксальная целеустремленность, сумасшедшая работоспособность и умение не считаться со средствами, достигая целей. Начиная с середины 90-х годов, Фрэнк задался целью расширить масштабы своей деятельности. Он захотел единоличной власти. Но этому человеку, обладающему блестящим природным умом и острой интуицией, так и не удалось понять главный алиевский канон управления - разделяй и властвуй.

Г.Алиев во всех политических центрах, во всех ведомствах и организациях сохраняет баланс интересов и систему взаимоконтроля. Человек, не признающий дружбы, физически не способен верить - даже испытанному тяжелыми годами борьбы Фрэнку Элькапоне. И в Москве Г.Алиев не оставил Элькапоне без контроля, он стал усиливать второй центр своего влияния в Москве - посла Азербайджана в России Рамиза Ризаева.

Усиление влияния Р.Ризаева в Москве и в российской элите Элькапоне воспринял в качестве угрозы своим интересам. Близость Р.Ризаева с всесильными лицами России, в частности с Евгением Примаковым, дошла до того, что машина посольства стала обслуживать дочь Евгения Максимовича. Рост влияния Р.Ризаева усилил интригу и противостояние между ним и Фрэнком.

Элькапоне стал просить окружение Г.Алиева довести до президента информацию о деятельности посла, обвиненного в сговоре с врагами президента, пьянстве, дебоше и непрофессионализме. А в российских газетах все чаще стала появляться информация, порочащая Р.Ризаева. Многие понимали, что за этими газетными публикациями стоит сам Фрэнк. Он последовательно дискредитировал посла.

После освобождения "Лоту Хикмета" руки Г.Алиева были развязаны. Он больше не был ничем обязан Фрэнку. После того, как Фрэнк вернулся в Москву, его освободили со всех должностей.

Но Фрэнк пытался сделать все для того, чтобы вернуть прежнее влияние. В 1998 году он создал в Баку политическую партию - народно-патриотический союз "Азербайджан - XXI век", и учредил газету, которая целиком состояла из дифирамбов президенту Г.Алиеву. Но президент был непреклонен. Партию Фрэнка так и не зарегистрировали. Элькапоне стал нарушать соглашение и несколько раз приехал в Баку. Начальник Управления по борьбе с бандитизмом и терроризмом Севиндик Сафаров "вежливо" просил Элькапоне в течение 24 часов покинуть пределы Азербайджана.

Взбешенный Фрэнк, у которого азербайджанские власти отобрали место московского представителя "Азконтракта" и выселили из здания, отказался делиться с принцем акциями вновь построенного торгового центра. Несмотря на многочисленные предупреждения, он заявил, что они квиты, и доля в торговом центре - это компенсация за "Азконтракт".

Чашу терпения Г.Алиева переполнила инициатива Фрэнка по проведению Всемирного конгресса азербайджанцев в Баку. Элькапоне, видимо, сам того не подозревая, перешел дорогу президенту, ибо его администрация уже долгое время готовилась к проведению аналогичного мероприятия.

Г.Алиеву пошел на решительные меры и на этот раз направил свой репрессивный аппарат не против борцов с режимом, а против человека, который в течение долгих лет поддерживал Г.Алиева и его Семью. Чем еще раз наглядно продемонстрировал: у Семьи нет вечных друзей, а есть только вечные интересы. Фрэнк пошел против интересов семьи. А ведь еще Майкл Корлеоне говорил брату: "Фрэнки, никогда не иди против интересов семьи".

Ф.Элькапоне арестовали в Москве, "уличив" в незаконном хранении килограмма героина. Таким образом, статус-кво 1996 года был восстановлен. Президент наказал Фрэнка, который долгих 22 месяца провел в российских тюрьмах. И только непродажность российского правосудия позволила ему выйти на свободу.

У ДИКТАТОРОВ ДРУЗЕЙ НЕ БЫВАЕТ

У абсолютных правителей не бывает друзей. Этот главный императив философии диктаторов проявлялся во все периоды деятельности и Гейдара Алиева. На протяжении всей жизни он относился к людям, как к средству для достижения своих целей. И выстраивая цепочку из разбитых человеческих судеб, он шаг за шагом приближался к главному смыслу своей жизни - политической власти.

У Г.Алиева есть своя, отличная от других, система ценностей, в том числе представление о долге, дружбе и чести. Наш президент как-то сам признался - "у меня никогда в жизни не было друзей". У него не было друзей потому, что он никогда и не при каких обстоятельствах не хотел быть ни от кого зависимым. Он сам не любит оказывать услуг и чувствует себя обязанным тем, кто пытается оказать ему услугу. Он терпит лишь тех, кто служит ему, теряя при этом человеческое лицо, честь и достоинство. И строго карает тех, кто нарушает его личные заповеди. Жертвой этой кары и стал известный азербайджанец с итальянским именем - Фрэнк Элькапоне.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 13, 3 aprel 2003 г.