АРХИВ

УРОК ИСТОРИИ

После взятия Ирака многие эксперты сходятся во мнении, что США на этом не остановятся и продолжат свои опыты по "демократизации мира". Отсюда и многочисленные поиски следующих кандидатов на демократизацию. Большинство экспертов сходятся во мнении, что наиболее реальным кандидатом является Иран. Что позволяет многочисленным национально ориентированным политическим деятелям выражать надежду на то, что грядущая операция в Иране неизбежно приведет к его расколу и автоматическому исполнению вековой мечты азербайджанского народа - воссоединению.

При этом многие наблюдатели склонны выдавать желаемое за действительность. К сожалению, у нас короткая память, и мы не помним уроков истории. А они гласят: каждый раз, когда мы пытаемся решить свою историческую мечту, используя, как нам кажется, благоприятную геополитическую ситуацию, это заканчивается трагически, и мы сами попадаем в разряд жертв.

Наиболее ярко это выявляется при изучении истории национально-освободительного движения в Южном Азербайджане. В свое время И.В.Сталин избрал оригинальную идею создания новой империи. Под предлогом "благородных намерений воссоединения разделенных народов", он стал осуществлять геополитический марш-бросок. Так западные украинские и белорусские земли, к Украинской и Белорусской ССР в сентябре 1939 года. Северная Буковина и части Бессарабии и включены в состав Украинской ССР. На базе другой части Бессарабии в июля 1940 года была образована Молдавская ССР. В результате победы в войне с Финляндией в состав Союза вошел весь Карельский перешеек с Выборгом и на этой основе Карельская АССР была преобразована в Карело-Финскую ССР.

Аналогичный проект был и по Азербайджану. В нем национальные интересы азербайджанского народа, разделенного волею судьбы на две части по разные стороны Араза, сочетались с геополитическими интересами сталинской державы. И безусловное превалирование второго аспекта ни у кого никогда не вызывало сомнений.

В августе 1941 года первому секретарю ЦК АКП(б) М.А.Багирову было дано Сталиным поручение особой государственной важности. Оно заключало в себе необходимость распространение социалистических идей в Иране посредством находящихся на его территории (в соответствии со статьями IV и VI советско-иранского договора от 26 февраля 1921 года) частей Красной Армии. Для выполнения этой стратегической задачи у Багирова имелся козырь "национального фактора". Он должен был способствовать экспорту социалистической революции на территорию Ирана.

Поэтому в Иранский Азербайджан специально была введена 77-я национальная азербайджанская дивизия. Все ее действия согласовывались с центром. Большое значение придавалось пропагандистской работе местных коммунистов и политических органов советских войск. В Тебризе обосновались уполномоченные ЦК АКП(б), постоянно организовывавшие гастроли деятелей азербайджанской культуры и искусства. Багиров и не пытался скрывать, что не склонен проводить особые различия между иранской и советской частями Азербайджана с целью их объединения под эгидой Москвы.

Но это не возымело особого успеха - на иранской политической арене не было популярных в народе и одновременно прокоммунистических лидеров. И в апреле 1942 года в результате "индифферентности к регулированию политическими маневрами" объявила о своем роспуске организация "Туде Азербайджан", имевшая все основания стать базовой в политических процессах, намеченных советским руководством. Не имела необходимого влияния и группа "Ташкилате захматкешан", сформированная на основе репатриантов, прибывших в 30-х годах из СССР.

Стремясь реабилитироваться в глазах своих покровителей, партия "Туде" в декабре 1942 года создала специальную комиссию по урегулированию этих эксцессов. Приняв "соломоново решение", они образовали коалиционный обком, просуществовавший всего полтора месяца, после чего местные члены "Туде" разбрелись по разрозненным кружкам и ячейкам.

После окончания Второй мировой войны военно-политический потенциал СССР возрос настолько, что интересы таких стран, как Иран, уже не принимались в расчет. Это обстоятельство позволило Багирову действовать безо всяких церемоний.

Спустя некоторое время, в целях конструирования личности лидера, он буквально реанимировал старого члена ЦК исчезнувшей к тому времени Коммунистической партии Ирана - Джафара Джавад-заде, взявшего впоследствии новое имя Мир-Джафара Пешевари. И результаты этого не заставили себя долго ждать.

Уже 3 сентября 1945 года Пешевари публикует в Тегеране и Тебризе первое воззвание к народу, возникшей по инициативе Багирова Демократической партии Азербайджана. Одним из основных лозунгов этой партии был: "Да здравствует Мир-Джафар Багиров - отец единого Азербайджана!".

В ноябре 1945 года под контролем советских войск в Иране были проведены выборы во Всенародное собрание. Оно представило шаху требование о предоставление Южному Азербайджану автономию, создало Национальный комитет в составе 39 человек и издало обращение к азербайджанскому народу, декларирующее необходимость "священного восстания". И шахский режим не на шутку обеспокоился. В посольство СССР была передана нота с требованием пропустить на территорию Иранского Азербайджана правительственные войска для усмирения сепаратистов. Советская же сторона, сама являвшаяся инициатором этого "сепаратизма", ответила отказом.

26 ноября 1945 года состоялись выборы в Национальный Меджлис Южного Азербайджана. 12 декабря того же года Пешевари формирует правительство в составе 12 человек, 10 из которых являлись активистами Демократической партии.

Успешное развитие этой идеи к началу февраля 1946 года привело к проведению реформ и даже к созданию армии (она была сформирована 5 февраля 1946 года на базе частей 77-й дивизии). Азербайджанский язык был объявлен государственным. Национальное правительство установило контроль над банками, выпустило свои временные банкноты и ввело государственную систему торговли. Административный аппарат был полностью заменен активистами Демократической партии. Таким образом, Южный Азербайджан полностью превратился в неподконтрольную Тегерану территорию.

Вторая мировая война была закончена, но советские войска, вопреки желанию иранского правительства и протестам западных стран, не собирались покидать занятую территорию. Великобритания даже осуществила неудачную попытку навязать Совету Безопасности ООН обсуждение вывода советских войск с территории Иранского Азербайджана. Не добившись приемлемого решения, она направила дополнительные воинские контингенты на юг Ирана.

Шахский режим решил прибегнуть к апробированному ранее способу сохранения Южного Азербайджана и Курдистана за собой. Для начала во главе иранского правительства был поставлен Ахмед Кавам. Провозгласив введение демократических преобразований и интернировав нескольких самых реакционных деятелей, а также пригласив на время в правительство трех членов партии "Туде", он поспешил завоевать доверие советского руководства.

Но главной приманкой стала так называемая "северная концессия". Артистически проигнорировав вето, наложенное иранским меджлисом на ведение каких-либо переговоров о предоставлении нефтяных концессий, Ахмед Кавам, прибыв в феврале 1946 года в Москву, провел переговоры о предоставлении Советскому Союзу "северной концессии". И 4 апреля 1946 года в Тегеране было подписано столь долгожданное для Сталина соглашение, предоставляющее право на разведку нефти на севере Ирана. Взамен, естественно, подразумевалась необходимость эвакуации частей Красной Армии. В мае 1946 года советские войска по личному приказу Сталина, причем, вместе с национальной армией Иранского Азербайджана, покинули территорию Ирана.

Далее Кавам прибег к тактике, позволяющей выиграть время. Его правительство пошло на то, что даже признало Южный Азербайджан иранской провинцией с ограниченной автономией. Азербайджанский меджлис получал статус национального энджомена (выборный комитет), хотя и кандидатура генерал-губернатора подлежала утверждению центрального правительства. Этим маневром Каваму удалось временно усыпить бдительность Сталина, и сосредоточить силы для нанесения удара по Южному Азербайджану.

21 ноября 1946 года иранское правительство объявило о введении войск в провинции, якобы "для обеспечения свободы выборов в меджлис 15-го созыва". 15 декабря 1946 года подразделения шахской армии вступили на территорию "мятежного" Азербайджана. По некоторым данным, карательные части уничтожили без суда и следствия около 20 тысяч человек.

Маневр с "северной концессией" свое дело выполнил. Уже в октябре 1947 года Ахмед Кавам своим выступлением в иранском меджлисе способствовал вынесению решения о денонсации подписанного им же соглашения с Советским Союзом. Как видно, геостратегические интересы, в данном случае, уступили, по разумению Сталина, меркантильным экономическим постулатам.

Насколько этот процесс действительно предоставлял шанс для воплощения вековой мечты азербайджанского народа в реальность, можно высказывать различные точки зрения, но то, что наши национальные интересы были принесены в жертву мировым стратегическим баталиям - неоспоримый факт! Как и то, что этот исторический опыт необходимо учитывать при анализе сложившийся ситуации в регионе.

Несмотря на колоссальные различия между коммунистической империей Сталина и демократической империей Буша, как ни странно, привлекательным для них остается главное, национальное достояние восточных стран - нефть. А идеологическое обоснование экспансии - не что иное, как стремление прикрыть истинные интересы и намерения.

АЙДЫН ГАДЖИЕВ, профессор, д.и.н.

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 14, 10 aprel 2003 г.