АРХИВ

ЛЮДИ БЕЗ ЗЕМЛИ

Сложившаяся в стране ситуация "воленс-неволенс", как писал классик, вынуждает мыслящую и неравнодушную к будущему страны часть общества искать ответы на злободневные вопросы нашей с вами современности. Один из главных (я бы даже сказал - наиглавнейших и архиважнейших) вопросов это беспрецедентность нашего нынешнего состояния.

Человеку свойственно проводить аналогии. Поэтому мы, анализируя сегодняшнюю ситуацию в Азербайджане, пытаемся найти аналогии в других странах. Но не находим. Почему? Скорее всего, потому что наше сегодняшнее состояние беспрецедентно не только в силу неких всемогущих субъективных обстоятельств. И даже не потому, что мы в чем-то коренным образом отличны от остальных этносов, проживающих на нашей планете. Отнюдь. На мой взгляд, причина нашей беспрецедентности гораздо глубже, и именно в ней кроются ответы на большинство безответных вопросов.

МАРКС, ТЫ НЕ ПРАВ

Проводя анализ общественно-политической ситуации большинство экспертов и аналитиков почему-то упускает одну крайне важную деталь. Большинство анализов построено на ограничении периода существования нашего народа четкими темпоральными барьерами. Для большинства исследователей жизнь в Азербайджане начинается в лучшем случае с 1969 года, при этом весь предшествующий гейдаровскому периоду отрезок отечественной истории остается вне рамок исследований и отдан на растерзание мифотворцам от истории.

Большинство исследователей получили классическое советское образование, которое предполагало изучение истории как науки, описывающей череду времени как хронологическую смену общественно-политических формаций, опирающихся на конкретный экономический базис. Объективистский или, как его называли, марксистский подход к истории предполагал, что развитие человеческих обществ есть не что иное как развитие производительных сил.

Карл Маркс в своей критике классической политэкономии предполагал, что человечество в своем развитии прошло через несколько общественно-политических формаций. Согласно Марксу, общественное развитие человечества начиналось с первобытнообщинного строя, потом наступал черед рабовладельческого, потом феодального и капиталистического. Каждая предыдущая формация, исчерпав свой потенциал, неизбежно переходила в следующую. Отсюда следовал вывод о неизбежности конца капитализма и его смены новым общественным строем. Маркс считал, что на смену капитализму придет коммунизм - общество без антагонистических классов, опирающееся более на моральные, нежели на экономические принципы развития.

Ударившись в утопию, старик Маркс, бывший атеистом до мозга костей, так и не понял, что его коммунизм сильно смахивает на обещаемое всеми религиями царство Божие на Земле, после построения коего "и лев и агнец будут пастись рядом". Попытка реализовать идеи Маркса в одной отдельно взятой стране привели к катастрофе. Грандиозный по своему замыслу социальный эксперимент, начатый Лениным, завершился развалом огромной государственности. Причины развала ССР - тема для отдельной статьи, поэтому здесь мы ограничимся лишь экспресс-анализом.

По мнению большинства исследователей, основная причина краха коммунистической идеи состоит в том, что, рассматривая развитие общественных процессов, Маркс пришел к ошибочному выводу, что капитализм есть вершина эксплуатационного периода развития общества и после него общество, согласно закону спирального развития, должно вернуться к общественным отношениям, соответствующим первобытнообщинному строю.

Ленин усугубил ошибку Маркса, допустив, что к социализму можно перейти из любой фазы общественного развития. В итоге феодальная по сути и по духу Россия стала строить социализм.

ВПЕРЕД В ПРОШЛОЕ

Но если проанализировать развитие общественно-политических формаций то приходишь к очень интересным выводам.

ПЕРВЫЙ. Интересно, почему большинство исследователей проходят мимо одной очевидной истины: практически на всех этапах развития человечества, за исключением первобытно-общинного строя и социализма, общество развивалось по одной и той же нарастающей тенденции.

В основе социалистического государства стоял принцип с "от каждого по способностям, каждому - по труду". Это означало, что общество само провоцировало население на низкую эффективность труда. При этом сам труд превращался в тяжелую повинность. И это - коренное отличие от той тенденции, по которой развивалось человечество. Если в первобытнообщинном строе все население общины принуждалось к труду, то уже в рабовладельческом строе небольшая часть населения освобождалась от принудительного труда. В следующей формации - феодализме - принудительный труд оставался лишь как атавизм в виде феодальной повинности. То есть большая часть населения освобождалась от принудительного труда.

И наконец, в капитализме труд стал полностью свободным.

А в социализме общество вновь принуждали к труду, более того, тунеядство было уголовно наказуемым. Практически социализм стал возвращением к первобытнообщинному строю, потому что в нем перестали действовать общечеловеческие нормы и ценности.

ВТОРОЙ. Законы, регламентирующие человеческую деятельность, призваны, как правило, защищать его собственность. Без прав собственника не существует закона. А базисом частнособственнических отношений является частная собственность на землю.

Нынешняя цивилизация - это цивилизация земледельцев. Процветают в основном те страны, которые опираются на мощную, уходящую корнями в глубины истории, собственность на землю. Именно владение землей, как факт фундаментальный, заложено не только в законы, управляющие общественным развитием, но и глубоко сидит в менталитете большинства тех наций, которые принято считать цивилизационным авангардом.

Отказ большевиков от частной собственности на землю и уничтожение класса частных собственников привели к смене ментальных ориентиров народов, населявших СССР. В Азербайджане эта негативная тенденция была осложнена теми факторами, что и до эры социализма большая часть земли была сосредоточена в руках крупных землевладельцев. К тому же сельскохозяйственное производство в северном Азербайджане в своем большинстве состояло не из земледельцев-крестьян, а из скотоводов, ведущих полукочевой образ жизни. А у них чувство земли было атрофировано до предела.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы. После развала социализма, как строя, наши народы обречены вовсе не на возвращение к капитализму. Это невозможно хотя бы потому, что нельзя вернуться к тому, чего раньше не было. Мы обречены на то, чтобы начать весь круг развития заново. То есть на смену социализму придет не капитализм. И переходный период, о котором так мучительно много говорят апологеты власти, закончится отнюдь не построением в стране нормального цивильного общества.

Законы человеческого развития отменить невозможно, и поэтому вслед за переходным периодом, который уже подходит к концу, в Азербайджане придет время рабовладельческого строя. В принципе, современное моральное состояние общества позволяет ввести эти нормы. С элементами этого строя мы с вами,в принципе, ежедневно встречаемся. И число людей, готовых променять иллюзорную свободу на гарантированный кусок хлеба, будет только увеличиваться.

Через много лет, когда рабовладельческие отношения исчерпают себя, настанет черед феодального строя - с присущей ему территориальной раздробленностью. И только после всего этого наступит черед капиталистических отношений.

Не говоря о десятках лет тьмы и страданий, которые принесут народу нашей страны эти преобразования, зададимся вопросом: а выдержит ли подобные пертурбации сама страна, которая. ко всему прочему, находится в окружении наций гораздо более организованных и стремящихся к прогрессу за наш счет?

И если мы лишимся государственности, то это прямой путь к утрате национального Я.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

На наш взгляд, ответ на этот вопрос кроется в вышеизложенном. Фундаментальной причиной, провоцирующей негативные тенденции, является отсутствие эффективного землевладельца. К сожалению, проведенная земельная реформа не смогла решить стратегические задачи. Уравнительный принцип раздачи земли привел к тому, что большинство населения неэффективно обрабатывает земельные участки. Большая часть розданных участков пустует, а крестьяне, лишенные государственной поддержки, вынуждены жить натуральным обменом и готовы бросить землю и переехать в города.

Отсутствие инстинкта землевладельца и земледельца, веками навязывавшееся отношение к земле, как к чужому добру, привело к формированию класса агролюмпенов. Развал колхозной системы лишь усугубил негативные тенденции, переживаемые нашим селом. Поиск путей развития страны упирается в отсутствие фундаментального фактора - чувства земли. И чтобы восстановить его, необходимо в ближайшее время воспитать частного эффективного собственника.

В качестве примера можно привести опыт Израиля. Когда начиналось строительство нового еврейского государства, его основатели при репатриации первых поселенцев в первые 10 лет отдавали преимущество земледельцам из стран Восточной Европы. На вопрос одного из скептиков - почему первыми поселенцами избраны местечковые евреи, которых и евреями-то назвать сложно, основатель сионизма Теодор Герцль сказал: "Потому что именно они будут до конца защищать собственную землю с оружием в руках". Как показало время, он оказался прав. И как знать, не лежит ли первопричина наших поражений в Карабахе именно в отсутствии у нашей земли эффективного собственника?

Чтобы создать институт частной собственности на землю, необходим целый комплекс мероприятий - эту проблему кавалерийским наскоком не решить. Но главное - необходимо создать класс людей, для которых словосочетание МАТЬ-ЗЕМЛЯ - не пустой звук, а духовная основа жизни.

ЯВУЗ КЕРИМОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 14, 10 aprel 2003 г.