АРХИВ

НОВЫЕ ЛЕВЫЕ

В средние века говорили - "у королей не бывает братьев". Азербайджанская политика продемонстрировала, что братьев разделяет не только корона. Братьев разлучает даже борьба за нее. Когда-то, говоря фамилию "Ализаде", мы имели в виду братьев Зардушта и Араза, которые были неразрывны. Они были искренне преданы друг другу и тем идеалам, которым посвятили не один десяток лет жизни. И невозможно было представить даже на миг, что политика сможет разрушить этот тандем. Но пути их разошлись и, кажется, навсегда. Этот вывод напрашивается после бесед с братьями. Мы не станем идти со своим уставом в чужой монастырь. Пусть братьев рассудит их собственный устав.

Последний съезд социал-демократов, который завершил свою работу вчера, посвятил целый день обсуждению устава СДПА и будущего этой партии. Сегодня лицом к лицу с "Монитором" - АРАЗ АЛИЗАДЕ, сопредседатель СДПА и кандидат в президенты.

"ПОЗИЦИЯ ЗАРДУШТ БЕЯ БЫЛА НЕПРАВИЛЬНОЙ"

- Главным событием прошедшего съезда стало выдвижение вашей кандидатуры на пост президента страны. Заповедь социал-демократии гласит - "будь справедлив". А насколько сможете быть справедливы вы, оценивая свои шансы на предстоящих выборах?

- Если выборы пройдут на демократической и свободной основе, то я обязательно выйду во второй тур. А если они будут, как и раньше, сфальсифицированы, то надеюсь занять второе место.

- На чем основываются ваши прогнозы?

- На моем собственном анализе. Если бы в этих выборах принял участие экс-президент Аяз Муталибов, то его шансы победить были бы высоки. Но с учетом его отсутствия повышаются мои шансы, ибо мы действуем с ним на одном электоральном поле. Его шансы получить поддержку этой электоральной базы более высоки, чем у меня. Кандидат от социал-демократов, даже без поддержки других политических сил и коалиций, может получит 12-15% голосов избирателей. Это - наш электорат. А если учесть, что нашими союзниками являются Исламская партия и "Вахдат", то этот процент может увеличится до 30%. Таков мой прогноз.

- Вы называете конкретные цифры, хотя в Азербайджане до сих пор не проведено ни одного социологического исследования, которое могло бы определить электоральное поле той или иной партии...

- Да, у нас не было проведено ни одного репрезентативного социологического опроса. Анализируя умонастроения всех слоев населения, я прихожу к выводу, что 12-15% населения мыслят, как социал-демократы.

- Так, может быть, для вас на выборах главное вовсе не победа, а участие?

- Моя главная цель на выборах - завоевать доверие людей и убедить их в том, что власть клана не будет вечной. Я хочу представить населению страны свою программу и убедить их в том, что будущее нашей страны не столь уж беспросветно, как кажется сегодня.

- Двенадцать лет назад, на выборах 1991 года, ваш брат Зардушт Ализаде повторял те же предвыборные лозунги. Он заявлял, что его цель не победа, а участие на выборах. Создается впечатление, что миссия наших эсдеков в политике предполагает активное наблюдение за процессами, а в лучшем случае - пассивное участие. Чем вы объясните череду неудач СДПА?

- Во-первых, я не говорил, что моей целью на этих выборах является участие. Это не Олимпийские игры, чтобы я задался этой целью. Повторяю - если пройдут честные выборы, то второй тур будет неминуем, и я приму участие в нем. А что касается позиций нашей партии, то должен сказать следующее: я три года отсутствовал в Азербайджане, вплоть до 1999 года находился в эмиграции. И в этот период оргработа в партии была слабой. Но в последнее время мы выправили ситуацию, и за последние полтора года численность нашей партии возросла с 1500 членов до 6000. Даже цифры показывают динамику роста наших рядов.

А, во-вторых, сила любой партии проявляется на выборах. Но у нас еще не было честных выборов, которые могли бы продемонстрировать силу той или иной партии. Поэтому сегодня никто не может сказать точно - какова реальная сила политических партий.

- Социал-демократы потеряли Зардушта Ализаде. А именно он со дня основания партии являлся идейным вдохновителем и "мозговым центром" эсдеков. Как отразится его уход из руководства СДПА на последующей деятельности партии?

- Конечно, Зардушт Ализаде - самый образованный и талантливый политолог в стране. Вот, например, программы всех политических партий сегодня идентичны, и это не случайно, ибо все они написаны на основе программы Народного Фронта. А автором программных документов НФА является З.Ализаде. Но я вовсе не думаю, что мы окончательно потеряли Зардушт бея. Я думаю, что в конце концов он поймет - его позиция была не очень правильной. И после этого продолжит свою деятельность в партии.

"НИЧТО НЕ ВЕЧНО..."

- Что значит "его позиция была не очень правильной"?

- Каждый социал-демократ должен бороться во имя идеи. Но в настоящее время Зардушт бей борется за одну личность. И личность эта не имеет никакого отношения к партии. Поэтому я называю его позицию не очень правильной.

- Вы имеете в виду поддержку, которую З.Ализаде оказывает другому кандидату в президенты - лидеру партии "Адалят" Ильясу Исмайлову?

- Нет. Охлаждение в наших взаимоотношениях произошли не потому, что он поддержал Ильяса Исмайлова. Отношения испортились после того, когда Зардушт бей воспротивился уходу из партии Арзу Абдуллаевой, вернее, когда ее исключили из рядов партии. Во главе нашей партии всегда находилось коллегиальное руководство. И если основная часть партии настаивала на ее уходе, Зардушт бей должен был адекватно воспринять решение Центрального Комитета. И его последующие шаги были неправильными.

- Но ведь инцидент вокруг А.Абдуллаевой не является единственным камнем преткновения в ваших отношениях. Произошли и политические разногласия. Зардушт бей заявил о своей поддержке Ильяса Исмайлова на этих президентских выборах.

- Ильяс Исмайлов - очень образованный и культурный человек, к которому я отношусь с большим уважением. Но Зардушт бей в течение всей своей политической деятельности призывал уважать мнение людей. А сейчас, когда люди не соглашаются с ним, он начинает настаивать, чтобы члены партии к нему прислушивались. Это - неверная позиция.

- Вы выступили против инициативы З.Ализаде по поддержке кандидатуры И.Исмайлова. Но тогда как вы объясните то, что в 1995 году руководство социал-демократов поддержало план объединения СДПА и "Адалят" в одну политическую партию? Что сейчас вам помешало поддержать Ильяса Исмайлова?

- Но мы и тогда не соглашались с тем, что Ильяс бей должен стать первым лицом в партии. А с другой стороны - времена меняются, а с ними меняются и позиции. Ничто не вечно.

"МЫ БУДЕМ ВМЕСТЕ С МУТАЛИБОВЫМ"

- Что вы собираетесь делать с институтом сопредседательства в СДПА после ухода Зардушта Ализаде? Как известно учреждение поста второго председателя в свое время было предусмотрено для экс-президента А.Муталибова, который так и не стал социал-демократом. Насколько вероятно то, что экс-президент в конце концов займет предусмотренное для него место сопредседателя СДПА?

- Я не сказал бы, что этот пост был введен специально для Аяза Муталибова. Но у социал-демократов к нему прекрасное отношение. Мы его очень уважаем и любим. И кроме того, А.Муталибов - мой личный друг. И его выбор - создание своей партии - мы восприняли с большим уважением. Это его личная позиция. А что касается поста сопредседателя, то он был введен по моему предложению на съезде 1995 года - на тот случай, если бы я уехал из страны. Тогда я был председателем партии, и съезд дал мне полномочия по назначению второго председателя. Им стал З.Ализаде.

А возвращаясь к А.Муталибову, скажу, что он несколько раз заявлял, что является идейным социал-демократом. Я думаю, что он из тех людей, кто не предает свои идеи. И это не зависит от того, будет он членом нашей партии или нет.

- Вопрос о слиянии партий СДПА и Муталибова обсуждался и в 1995-м, и в 1999 году. Известно, что в 1999 году экс-президент даже подал заявление о вступление в ряды СДПА. Что же помешало вступлению А.Муталибова в вашу партию? Почему вам не удается объединение? И с чем вы связываете непоследовательность действий экс-президента?

- Этот вопрос лучше адресовать ему самому, ибо в каждом нашем разговоре я неизменно повторяю - рано или поздно мы с А.Муталибовым все равно будем вместе.

- А.Муталибов многим обязан вам. Именно вашими усилиями была предотвращена попытка его экстрадиции азербайджанским властям...

- Извините, что прерываю, но я не считаю, что Муталибов мне чем-то обязан. Более того, я уверен - окажись я в такой же ситуации, он сделал бы для меня гораздо больше.

- По всей видимости, А.Муталибов не сможет принять участие на выборах. А выступит ли ваш друг публично в поддержку вашей кандидатуры?

- Я не могу говорить за него. Он свободен в своем выборе. Но я отнесусь с уважением к любому его решению. А пока мы не обсуждали с ним этот вопрос.

"БОЕВУЮ ТЕХНИКУ СУРЕТА СДАЛ РОВШАН"

- Первый этап деятельности СДПА (1990-1993) отмечен вашей последовательной поддержкой курса А.Муталибова. Но уже с 1993 года социал-демократы открыто выступили в поддержку Сурета Гусейнова. З.Ализаде объяснил это решение так: "Мы пытались создать во власти противовес Г.Алиеву". Но С.Гусейнова постиг крах. Значит, и вы несете определенную ответственность за провал экс-премьера в октябре 1994 года?

- Начнем с того, что мы защищали не А.Муталибова, а интересы Азербайджана. И первый президент проводил в жизнь совершенно верную политику, служившую национальным интересам. А его противники действовали во вред нашей Родине. Но вместе с тем, вы можете поднять подшивку газеты "Истиглал" того периода и посмотреть, что мы серьезно критиковали и А.Муталибова.

Что касается поддержки С.Гусейнова, то мы не поддерживали его, а выступали против пагубной политики НФА, находившегося у власти. Политика НФА обуславливала возвращение к власти Гейдара Алиева. И вся их политика привела к потере Карабаха. После известных гянджинских событий мы поддержали Сурета Гусейнова, ибо он был жертвой репрессий НФА. И впоследствии тоже с ним контактировали. Кстати говоря, когда Г.Алиев предложил С.Гусейнову пост премьер-министра, то я советовал ему не принимать это предложение - должность премьер-министра была не для него.

- Вы говорите, что боролись против НФА, ибо их политика могла бы привести к власти Г.Алиева. Но после возвращения Г.Алиева СДПА вошла в состав проправительственного блока центристских партий. И все эти партии рьяно поддерживали нынешнего президента. Как объяснить это?

- Вот поэтому тот блок и просуществовал недолго. Решение о вступлении СДПА в блок было принято без меня. В тот период я больше находился в Москве. А после того, как вернулся в Баку и побывал на двух заседаниях блока, я принял решение о полном разрыве отношений с апологетами Г.Алиева.

Автор идеи создания блока - Зардушт бей - хотел продемонстрировать всему обществу, что наряду с правым и левым радикализмом могут успешно развиваться и центристские идеи. Правда, с Фазаилом Агамалы и Мубаризом Гурбанлы невозможно было претворять в жизнь идеи центризма. Поэтому я принял решение о выходе из блока.

- За несколько дней до октябрьского путча 1994 года Сурет Гусейнов передал часть своей техники Ровшану Джавадову. Нам известно, что вы знаете об истинной подоплеке этого дела. Почему опоновцы отказались поддержать С.Гусейнова 4 октября?

- Никакого путча в Гяндже не было. И многие были тому свидетелями. На самом деле имело место вооруженное противостояние сил Ровшана Джавадова с пропрезидентскими силами, и в частности - с Расулом Гулиевым, Али Омаровым и Рамилем Усубовым. И Сурет Гусейнов с целью предотвращения братоубийственной войны поставил свою боевую технику между войсками правительства и опоновцами.

Но, к сожалению, Ровшана Джавадова пригласили в штаб-квартиру Этибара Мамедова, где организовали его встречу с турецким послом Алтаном Караманоглу. Там ему кое-что пообещали. И после этого Р.Джавадов сдал технику Сурета Гусейнова властям. Таким образом он сдал и Сурета Гусейнова. И тогда блестящий политгроссмейстер Гейдар Алиев произвел рокировку и перенес удар с Р.Джавадова на С.Гусейнова. В тот момент, когда С.Гусейнов в своем кабинете давал интервью тележурналисту, он вдруг увидел по телевизору, что Г.Алиев уже объявляет народу о "бегстве премьер-министра в Гянджу и попытке госпереворота".

- Но до этих событий С.Гусейнов имел договоренность с Р.Джавадовым. Какие обязательства они взяли на себя?

- По взаимной договоренности С.Гусейнов обязался сделать все для того, чтобы президенту не удалось применить армию против Р.Джавадова. После этого не прошло и нескольких месяцев, как Г.Алиев использовал армию, уничтожив ОПОН и убив самого Р.Джавадова.

- А когда состоялась их последняя встреча?

- Я на ней не присутствовал. Но думаю, что она могла состояться 2 октября, когда опоновцы захватили здание генпрокуратуры.

- После поражения С.Гусейнова социал-демократы вошли в затяжной кризис - политический, организационный и идеологический. Похоже, партия так и не смогла выбраться из него, не так ли?

- Это частично связано с тем, что я долгое время отсутствовал в стране. А поскольку оргработой в СДПА всегда занимался я, то это и привело к кризису. Но это был кризис оргработы. Я не думаю, что социал-демократов постиг идеологический и политический кризис. Тогдашний лидер партии Зардушт бей постоянно входил в пятерку самых популярных политиков страны. Политического кризиса не было, но оргработа оставляла желать лучшего. И не надо забывать - в течение всех этих лет власти оказывали серьезное давление на нашу партию. И нашей главной задачей было сохранить организацию. И надо признать - Зардушт бей уберег партию.

"НАША ГИБЕЛЬ - В ПАНТЮРКИЗМЕ"

- В течение последних лет вы пытались создать в партийной системе левый центр, но безуспешно. Вначале вы пошли на блок с коммунистами, а теперь - на союз с исламистами и "Вахдатом". Почему же вам так и не удалось создать сильное левое движение?

- В первые годы независимости левые взгляды были крайне непопулярны в Азербайджане. Почему-то все отождествляли левые идеи с КПСС. И любая попытка по созданию левого движения воспринималась в качестве попытки реанимации коммунистических идей. А в тот период, когда можно было сделать левые идеи популярными и укрепить левое движение, меня уже не было в стране.

После роспуска блока центристских партий я выступил с инициативой роспуска и блока "Социалистический Азербайджан". С коммунистическими партиями у нас сотрудничества не получилось. Хотя в Азербайджане и действуют четыре компартии, но все они весьма далеки от понимания левых идей. Назвать эти партии коммунистическими можно лишь с большой натяжкой. В конце концов, мне надоело слушать речи Рамиза Ахмедова о том, какие указания ему дали товарищи Шенин и Зюганов. Мы поставили условие: либо коммунисты выходят из СКП КПСС, либо мы распускаем наш блок. Я болезненно воспринимаю действия, направленные против независимости Азербайджана. А Рамиз Ахмедов никак не мог избавиться от имперского мышления.

Сегодня мы объединились с исламистами и "Вахдатом" в блоке проазербайджанских сил. Я считаю, что только идея азербайджанства может спасти наше государство и общество.

- А разве другие политические силы не исповедуют идею азербайджанства? Ведь сегодня даже ультранационалистические партии сняли идеи тюркизма из своих программных положений.

- Все правые исповедуют идеи пантюркизма. А это может привести к гибели нашего государства. Для них приоритетом является не Азербайджан, а тюркский мир и пантюркизм. Быть может, они убрали эти принципы из программ. Но риторика-то остается прежней. И это большая угроза.

"КОРАН - ПРОГРАММА СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ"

- Во всех европейских странах сильное левое движение невозможно без влиятельных профсоюзов. А наши социал-демократы никогда не предавали этому важному направлению должного значения. Может, слабость левых - в отсутствии сильных профсоюзов?

- У нас нет свободных профсоюзов. Нашими профсоюзами руководит президентский аппарат. Азербайджан - единственная страна, где профсоюзы не могут состоять в политических партиях. Это нонсенс, но так гласит наш закон о профсоюзах. Конечно, лейбористы Великобритании опираются на свою главную опору - тред-юнионы. То же самое и в Германии, и во Франции. Но в наших условиях очень сложно создавать профсоюзы. Власти сильно препятствуют этому.

- А вы пытались? Ведь до сих пор не было ни одной попытки создания свободных профсоюзов.

- Попытки были. Мы пытались создать профсоюзы нефтяников, транспортников, работников культуры и т.д. Но наши попытки пресекались на корню. Кроме того, социальная опора социал-демократии - мелкие и средние собственники, которых просто нет. Социальная поляризация в нашем обществе достигла таких масштабов, что 4-5% населения - это олигархи, а остальная часть - люмпенизированный народ.

- Впервые за всю историю социал-демократии, именно азербайджанские эсдеки избрали путь политического союза с правыми клерикалами - исламистами. Ваш выбор до сих пор не понятен общественности. Чем объясняется такой политический симбиоз?

- Любовью к Родине и уважением к традициям нашего народа. И кроме того, одно из приоритетных направлений Социнтерна и европейских социалистов - тесное сотрудничество с исламскими силами. Кроме того, я не назвал бы наших исламистов правыми клерикалами. Они являются центристами, а сама идея ислама очень близка идеям социал-демократии. Я вообще считаю, что Коран - это первая программа социал-демократов в мире. А первый азербайджанский социал-демократ - великий поэт Низами. Ибо все гуманистические идеи, которые пропагандировал этот поэт, сегодня поддерживаются социал-демократами всего мира.

- Но многие обозреватели объясняют ваш союз с исламистами общностью внешнеполитических ориентиров. Объединение проазербайджанских сил (ОПС) зарекомендовало себя как политическая сила, выражающая интересы России и Ирана...

- Наша главная идея в том, что Азербайджан не должен быть под пятой иностранного государства. Наша страна должна строить взвешенную внешнюю политику и иметь ровные отношения со всеми основными региональными державами - и Россией, и Ираном, и Турцией. Я думаю, что после того, как мы победим в Отечественной войне против Армении, мы должны установить ровные взаимоотношения и с этим соседом.

Когда создавалась наша партия, нас обвиняли в западничестве, утверждая, что социал-демократам чужды традиции и восточная культура. Потом все бросились в объятия Запада, и нас стали обвинять в пророссийских позициях. Наконец, сейчас все бросились в объятия России, нас уже обвинили в проиранских настроениях. Интересно, в чем нас обвинят позже? Это еще раз доказывает наши проазербайджанские позиции, ибо мы призываем к нормальным отношениям и с Западом, и с Востоком.

- В ближайшие дни ОПС должно принять окончательное решение по выдвижению единого кандидата. Кто станет кандидатом от этого блока на президентских выборах?

- Это решение примет Совет ОПС - коллегиальный руководящий орган блока. И все будет зависеть от решения членов этого блока.

- А если партии не определятся с кандидатом, не приведет ли это к распаду избирательного блока?

- Не думаю, что мы не придем к общему решению. Но если это произойдет, то будет очень жаль. Это действительно приведет к распаду блока. Без единого кандидата сохранить его будет сложно, ибо ОПС объявило себя избирательным блоком.

- Насколько вероятно то, что кандидатами от ОПС станут либо А.Муталибов, либо И.Исмайлов?

- Ильяса Исмайлова мы исключаем. А по поводу А.Муталибова еще посмотрим.

- Но партия А.Муталибова в ОПС тоже не входит! Тогда почему вы отказываете И.Исмайлову?

- С партией А.Муталибова у нас тесные отношения, и его кандидатура всеми лидерами партий воспринимается благосклонно. С И.Исмайловым же у нас тесных связей нет. Но решение должен принять сам А.Муталибов. Если он примет участие в выборах, то мы можем поддержать его кандидатуру.

- И последний вопрос. Десять лет назад вы заявили, что в 2003 году социал-демократы обязательно возьмут власть. Жизнь опровергла ваш прогноз. Что вы скажете сейчас - когда социал-демократы смогут прийти к власти?

- Сейчас как раз 2003 год. Вот и посмотрим - может, я не ошибся? Если в Азербайджане пройдут демократические выборы, то социал-демократы обязательно победят.

Беседовал Э.ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 15, 17 aprel 2003 г