АРХИВ

СЛУГА ЦАРЮ, ОТЕЦ СОЛДАТАМ

"О, молодые генералы своих судеб..."

Марина Цветаева

Крушение власти! Эти слова произнесли уста десятков тысяч людей, наблюдавших за падением президента. В течение всей эпохи его правления именно штыки армейских генералов символизировали нерушимость режима. Они были с ним, ибо он был непобедим. И в октябре 1994 года, и в марте, и в августе 1995 года генералы уничтожали врагов патриарха, заведомо будучи уверены в его победе. И впервые именно перед ними Г.Алиев продемонстрировал свою немощь и тем самым угрозу падения режима.

Ему было очень важно показать всем им, что они ошиблись, и что минута слабости, когда он впервые потерял сознание, ничего не означает. Поэтому он снова вышел к трибуне. Он не мог допустить, чтобы основа его режима усомнилась в его силах. Ведь они - его генералы - еще с парт училища имени Дж.Нахичеванского всегда лицезрели сильного и волевого вождя, и для него было жизненно важно доказать им, что он по-прежнему всемогущ.

Но падение мифов равноценно гибели надежды. Главнокомандующий вооруженными силами страны так и не смог завершить выступление. И был вынужден покинуть сцену под отчаянные аплодисменты военных. Настороженность и тревога одного из генералов не ускользнули от взгляда сотен людей, наблюдавших за муками президента. Он мучился вместе с ним и скорее всего испытывал чувства, которые возможно испытывали самые близкие Г.Алиеву люди. И не случайно, что уже после того, как Г.Алиева во второй раз вынесли со сцены, некоторые из окружения президента подсели именно к нему. В те тревожные минуты многие во власти обратили свой взор не к министру С.Абиеву, непопулярному в армейских кругах и даже не к Наджмеддину Садыхову, а в сторону молодого генерала.

Ровшан Акперов вошел в историю Азербайджана, как самый молодой генерал. Он получил генеральские погоны в том возрасте, когда Александр Македонский подошел к концу своего жизненного пути. Но именно этот офицер является сегодня последней надеждой уходящего режима. И в те минуты, когда Г.Алиев боролся за свою жизнь, именно подконтрольные ему войска появились на центральной площади столицы. Президент и его семья испытывают к этому человеку чувство безмерного доверия. И кроме Ильхама Алиева, только его Г.Алиев называет "сынок". И только ему Г.Алиев может простить то, что готов простить своему сыну.

Он - один из немногих командиров азербайджанской армии, который завоевал любовь и преданность своих солдат. Его солдаты по приказу своего командира готовы на все, даже открыть огонь по мирным гражданам. Вот поэтому не случайно, что этому боевому генералу доверили охрану Баку. Г.Алиев, как никто другой, знает - судьба политической власти решается именно здесь. И столицу вождь мог доверить лишь Ровшану Акперову, с успехом прошедшему через все тернии его испытаний.

КАРАБАХСКИЙ ОРЕЛ

Ровшан Акперов происходит из древнего рода карабахского хана Ибрагима. Его предок - один из руководителей Азербайджанской Демократической Республики - Бехбуд хан Джаваншир также прославился на полях битвы в Карабахе в период второй армяно-азербайджанской войны. Именно поэтому партия "Дашнакцутюн" внесла его имя в список своих целей, и он пал от пули террориста в Стамбуле.

Род Р.Акперова входит в одну из четырех основных шушинских династий - "галалы". Мать генерала тоже принадлежит к карабахскому трайбу, она родилась в Агдаме.

Еще в юности Р.Акперов определил свою судьбу, поступив в военное училище им.Дж.Нахичеванского. И уже потом он часто будет вспоминать свои встречи с вождем в этом училище, ставшем любимым детищем Г.Алиева. Но тогда вождь не проявлял слабостей и еще не вызывал чувства сострадания. Пройдет двадцать лет, и судьба Г.Алиева станет зависеть от воли того самого мальчишки-ученика Ровшана, который каждый раз с нетерпением ждал следующей встречи с патриархом.

После окончания училища, он как тысячи других "нахичеванцев" (так называют себя его выпускники) продолжил военное образование. С успехом окончив киевское разведучилище, Р.Акперов начал службу в советской армии. А командиром Р.Акперова в войсковой части, дислоцированной в Грузии, был Сафар Абиев.

Развал советской военной системы и начало агрессии Армении против Азербайджана привели старшего лейтенанта Ровшана Акперова в ряды новосозданных национальных военных формирований. В 1992 году он навсегда связал свою жизнь с легендарным батальоном "трех семерок". На посту замкомандира батальона, состоящего из "афганцев", он бросился в бои на полях Карабаха. В 1992 году в Р.Акперов пережил горечь поражения и потерю родной Шуши. После этого судьба научила его только побеждать. Ему улыбалась фортуна - он всегда оказывался в нужном месте и в нужное время.

Батальон 777 был направлен в Нахичевань на оборону Садаракского района. И с этого мгновения жизнь стала складываться по-другому. В Нахичевани Р.Акперов встретил прежнего кумира - еще слабого, но уже чувствующего близость триумфа. И своего прежнего командира Сафара Абиева. Но Р.Акперов и тогда не понял знамения.

Бойцы 777-го рвались в бой. Когда этот батальон передислоцировали в центр Нахичевани, солдаты в знак протеста легли на плац военной части, требуя вернуть их в бой. Только непререкаемый авторитет молодого и талантливого командира подавил бунт солдат. "Скоро вы еще почувствуете огонь войны", - повторял Р.Акперов. И оказался прав.

В июне 1993 года настал долгожданный триумф вождя. Вернувшись в Баку, Г.Алиев первым делом распорядился передислоцировать своего фаворита и его бойцов в Баку. Ровшан Акперов бок о бок со своим тезкой Ровшаном Джавадовым и его опоновцами охранял президента. Но солдаты "трех семерок" требовали вернуть их в Карабах. Г.Алиев обещал им, что скоро такая возможность представится.

Армянская армия беспрепятственно занимала одно селение за другим. Пал и Агдам - вторая родина Р.Акперова. Враг стремительно приближался к Физулинскому райцентру. И в сентябре 1993 года Г.Алиев бросил в бой свой главный резерв "три семерки" - преградить путь армянам. К чести Р.Акперова, его солдаты не просто остановили противника, но обернули его в бегство. Этот военный успех прославил Акперова - его фотографии с надписью "карабахский орел"появились во многих войсковых частях, его имя было на слуху у каждого солдата.

А еще через полгода ставший командиром полка Р.Акперов добьется большого успеха в Физули и остановит прорыв армян в Тертерском районе. Командир "трех семерок" зарекомендовал себя опытным военачальником. Ему опять очень повезло, главного военного успеха он добился за считанные недели до окончания войны. Г.Алиев понял, что силы на исходе. Во избежания плачевного конца он решил подписать Бишкекский пакт. Пройдет десять лет, и нам станет ясно, что это соглашение символизировало не перемирие, а конец третьей за историю карабахской войны, которую мы тоже проиграли.

НАШ БУДЕННЫЙ

После окончания войны полк Р.Акперова был размещен в Гяндже. Интуиция Г.Алиева никогда не обманывала. Именно она подсказала ему - Р.Акперова необходимо разместить в главном гнезде "антигейдаровщины" - в мятежной Гяндже. Здесь Р.Акперов еще раз продемонстрировал свое кредо - быть настоящим солдатом. А у солдата единственная истина в жизни - это приказ командира.

Никогда не забуду диалог Р.Акперова и журналистки Лилии Юсуповой во дворе войсковой части, свидетелем которого я стал в дни кровавого октября 1994 года. "Неужели ты пойдешь против Джавадова? Ведь - он твой друг, вы воевали в одном окопе!" - умоляла командира журналистка. "Он не имеет права идти против власти. А я обязан выполнять приказ" - хладнокровно повторял Р.Акперов.

Он никогда не терял хладнокровия и здравого рассудка, никогда не поддавался сентиментам и оставался жестким прагматиком. А на войне, впрочем, как и в жизни, побеждают именно прагматики! Это лишний раз доказал жизненный опыт Р.Акперова. Не в октябре, а уже в марте 1995 года один из его батальонов принял участие в убийстве его друга Ровшана Джавадова. А он получил из рук Гейдара Алиева золотую звезду Национального героя. Ирония судьбы: Р.Акперов стал героем не за победы в Карабахе, а за пролитую кровь друга.

Но Р.Акперов завоевал доверие Г.Алиева еще в октябре 1994 года. Отряд сторонников Сурета Гусейнова во главе с небезызвестным Кераметом захватил в заложники главу исполнительной власти Гянджи. Путчисты с заложником находились в гостевом доме "Учтепе" в Гяндже, который был окружен правительственными войсками. И неожиданно для многих Р.Акперов принял самое непредсказуемое решение - отправился на переговоры с заговорщиками. Войдя к ним, он сказал: "Если вы не сдадитесь, через пятнадцать минут этот дом будет уничтожен. И я умру вместе с ними". Керамет сдался, а заложника выпустили.

Через некоторое время об этом стало известно Г.Алиеву. И в этот день Р.Акперов вошел в число "неприкосновенных". "Обращайся ко мне с любой просьбой, мои двери всегда для тебя открыты", - сказал Г.Алиев. Р.Акперов стал образцом для всех военнослужащих. Алиевская идеология вылепила из него азербайджанского Буденного.

С этого дня его власть в армии начала усиливаться день ото дня. Его ставленники заполнили коридоры министерства обороны, кабинеты комбригов и даже комкоров. Яркий тому пример - сокурсник Р.Акперова Габиль Мамедов. Хотя Г.Мамедов и нацмен, но не поддержка С.Абиева, а дружеская помощь Р.Акперова обусловила его стремительный взлет. Не испытав себя ни в одном бою в Карабахе и приехав в Азербайджан через год после окончания войны, Г.Мамедов был назначен вначале начальником штаба "трех семерок", затем занял там комбриговское место Р.Акперова и стал командующим первого армейского корпуса. Г.Мамедову тоже нет сорока, но он генерал-лейтенант. Вот что значит быть другом избранника судьбы!

СХВАТКА С АБИЕВЫМ

Несмотря на высокий статус в иерархии Г.Алиева, Р.Акперов никогда не участвовал во внутривластных разборках. Он всегда был одиночкой и противился вовлечению в любые группировки. Это помогло ему избежать кары хозяина в период витка роста "антигулиевщины". Дело в том, что постоянное внимание к Р.Акперову проявлял и второй человек правящего трайба - Расул Гулиев. Все претенденты на власть пытались заручиться его поддержкой. За некоторое время до своей отставки Р.Гулиев подарил Р.Акперову роскошный "вольво". Но комбрига всегда отличала осторожность и парадоксальная способность, сохраняя дружеские отношения с человеком, в нужный момент от него отступиться. Так произошло и в его отношениях с Р.Гулиевым. Маховик репрессий прошел мимо него.

Но усиление его позиций в среде высшей армейской элиты стало серьезно беспокоить действующего министра Сафара Абиева. Все прекрасно понимали, что Р.Акперова готовят в кресло министра. Комбригу посоветовали заняться своим образованием. Ему пришлось срочно закончить Военную Академию.

Кто, кроме него, мог бы так красиво вписаться в новую схему власти: молодой президент Ильхам Алиев, молодая политическая команда и, наконец, молодой министр обороны Р.Акперов?! Тем более, что президенту было необходимо избавиться от непопулярного министра, чье ведомство погрязло в коррупции и беспределе.

С.Абиев осознал масштаб опасности вовремя. Да и обстоятельства пришли ему на помощь. Р.Акперов страдал тяжелой армейской болезнью - острой формой туберкулеза. И в 1996 году прошел тщательное лечение в Баку. А тут С.Абиев выступил с инициативой - пригласил Р.Акперова на работу в аппарат Минобороны. Ему предложили должность замначальника кадрового управления. Но министр пообещал Р.Акперову, что после того, как он наберется опыта аппаратной работы, его сразу же назначат на место Мамеда Бейдуллаева. Р.Акперов не соглашался, но С.Абиев продолжал убеждать и настаивать.

Кстати, подобным методом С.Абиев смог устранить конкурентов, кто мог бы претендовать на пост министра - наиболее яркие военачальники Яшар Айдемиров, Ленкоран Алиев, Керим Велиев (С.Абиеву не оказался по зубам лишь "нахичеванский орешек" Керам Мустафаев) и многие другие были нейтрализованы. Соблазн С.Абиева свел с пути и Р.Акперова. Комбриг согласился и сдал часть своему другу Г.Мамедову.

Но то короткое время, которое Р.Акперов провел в кабинетах МО, стало для него "кругами ада". Его постарались превратить в "канцелярскую крысу", и каждый день работы был тяжелым испытанием. А назначения на пост начальника все не было и не было. С.Абиев советовал подождать еще немного.

Р.Акперов понял, что стоит ему проработать в министерстве еще несколько месяцев, и его запятнают и очернят в глазах Хозяина. Всю ответственность за кадровый провал списали бы на него. И тут он вспомнил, что в числе избранных может непосредственно обратиться к Г.Алиеву с просьбой. Он попросил президента избавить его от аппаратной муки и должным образом реализовать его потенциал боевого офицера.

Просьба Р.Акперова пришлась по душе президенту. Кому, как не ему, он мог бы доверить столь ответственный пост - командира Бакинского корпуса. Ключ от "ворот столицы" должен находиться у самого преданного из слуг. А Р.Акперов, сам того не сознавая, превратился из боевого офицера в "слугу режима". Это отразилось на его характере, поведении и образе жизни. Он ощутил вседозволенность, которая привела его к большой трагедии в Киеве.

В столицу Украины он отправился, чтобы получить диплом выпускника Высшей академии при Генштабе министерства обороны Украины. И там его обвинили в убийстве человека. Азербайджанская пресса долгое время муссировала тему убийства, в котором был замешан генерал. Р.Акперов остался безнаказанным, но этот инцидент отразился на его служебной карьере. Сафар Абиев все еще продолжает возглавлять министерство обороны.

ОН БУДЕТ С ТЕМ, КТО ПОБЕДИТ

Кризис здоровья президента может вызвать смену режима. Алиевская власть может пасть. Как в этой ситуации поведет себя алиевский командарм? Повернет ли он оружие против народного гнева или останется безучастным к происходящему в стране? Ведь для него существует лишь приказ. Но исполнит ли он приказ С.Абиева? До сих пор он исполнял только приказы Хозяина. С кем же будет главная военная опора режима?

Уверен, что Ровшан Акперов будет с тем, кто близок к победе. Эту особенность привил ему сам Гейдар Алиев. Во всяком случае, интуиция его еще никогда не обманывала.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 15, 17 aprel 2003 г