АРХИВ

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

После событий, происшедших 21 апреля на сцене Дворца "Республика", практически весь значимый общественный спектр застыл в ожидании биологического конца Гейдара Алиева. И это не случайно. Появление подобных ожиданий в обществе спровоцировано наличием объективных факторов. Проявление президентом слабости перед лицом собственного истеблишмента не могло не вызвать серьезные подозрения по поводу того, что состояние его здоровья сильно отличается от идеального.

И хотя после этого президент сделал все, чтобы опровергнуть возникшие слухи о его здоровье, ничего не помогает. Официально объявлено, что у президента трещина в ребре. Только сын президента заявляет, что вердикт консилиума - полный покой, как на следующий день президент принимает посла Украины - страны, малозначащей для Азербайджана, и заявляет о том, что 10 мая он планирует встретить в Баку высокопоставленных гостей - президентов из близлежащих государств.

В этом калейдоскопе событий нет-нет да и мелькнет шальная мысль - а может 21 апреля мы стали свидетелями грандиозной мистификации? Быть может, все, что произошло на сцене, - политический спектакль? Но в это верится с трудом, потому что удар, который был нанесен этим по позициям власти в целом и Г.Алиева в частности, не компенсируется никакими тактическими выгодами от падения президента.

Парадоксы и загадки здоровья президента вводят в заблуждение не только граждан страны, но и опытных врачей. Несмотря на то, что врачи прописали ему 30-дневное пребывание в состоянии покоя, он продолжает вести активную политическую жизнь. И даже выходит на работу. В общем, делает все, чтобы опровергнуть заявления гейдарофобов о своем близком конце.

Многие считают, что подобное поведение президента есть проявление его нечеловеческого умения концентрировать волю. Не опровергая их, хотелось бы добавить: то, что сегодня происходит на наших глазах, - это трагедия. Г.Алиев не может себе позволить заболеть, ибо понимает - это будет началом конца.

Все эти годы Гейдар Алиев правил нами - по образному выражению Габриэля Гарсиа Маркеса - словно он бессмертен. Это вообще свойство практически всех диктаторов. Им важно, чтобы никто не задумывался о грядущем конце режима, ибо это прямой путь к его деградации и саморазрушению. Вечность правления - прямое проявление мифологизации. Это его последняя стадия, лежащая уже на грани мифа и сказки. В мифах люди живут долго, но только в сказках - вечно (и как правило, персонажи негативной ориентации).

Гейдар Алиев сделал все, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его бессмертии. Он стал заложником иллюзий, которые сам же создал. Они взнуздали его и понукая, гонят с огромной скоростью. Они выжимают из него всю оставшуюся жизненную энергию. Он уже не свободен в своих действиях. Иллюзии определяют что, где и как ему делать, и он не волен пойти против них.

Все эти годы нас пытаются убедить в том, что, несмотря на свой солидный возраст, президент в прекрасном состоянии здоровья, которое не только позволяет ему и дальше управлять страной единолично, но и не ставит ему ограничений физического плана.

Ничего удивительного в том, что президент болеет, нет. Болезни это синоним старости для всех людей. Удивительно другое - желание 80-летнего патриарха и его окружения убедить население страны, что перед ними 18-летний юноша.

По мнению самых авторитетных врачей, то, что делает сегодня президент, это насилие над здоровьем. И вероятно, причины, толкающие его на это, весьма важны. В принципе для любого человека состояние его здоровья играет ключевую роль, тем более для такого эгоцентрика, как Г.Алиев. И если он пренебрегает показаниями врачей, это может означать только одно - АЛЬТЕРНАТИВЫ У НЕГО НЕТ.

Болезнь президента вновь выдвинула на первый план главный вопрос - кто управляет страной в его отсутствие? Конечно, можно предположить, что президент управляет страной лично, даже сам находясь в неуправляемом состоянии. Но тогда приходится признать тот факт, что Гейдар Алиев изобрел новый метод управления страной. В силу ряда причин возможности подобного управления страной весьма ограничены и возможны лишь в очень благоприятных для власти обстоятельствах, которые в Азербайджане отсутствуют. В любом случае страной необходимо управлять в оперативном режиме.

Согласно Конституции, предусмотрен четкий порядок передачи власти в случае, если глава государства недееспособен. После августовского референдума вторым лицом в государственной иерархии является премьер-министр. Но А.Расизаде в тот же день, когда президента постиг гипотонический криз, в срочном порядке вылетел в Вашингтон - лечить глаза. Срочность, с какой он поехал на операцию, не требующую оперативного вмешательства, в не подходящий политический момент не оставляют сомнений - в кризисной ситуации он просто самоустранился от полномочий, дарованных ему Конституцией.

В условиях, когда конституционный механизм управления страной не функционирует, на первый план выходят фигуры, могущие управлять страной в отсутствие президента. Но таковых не наблюдается. По той простой причине, что управление страной без Г.Алиева - смертельный риск. По мнению очевидцев, во время кризиса во Дворце "Республика", никто на первых рядах, где сидели первые лица алиевской администрации, так и не пошевелился. Они с каменными лицами сидели и 20 минут ждали, что будет.

Если проанализировать положение дел в стране в отсутствие президента, то налицо явные признаки неуправляемости. В его отсутствие не решается ни один вопрос. Управленческая элита целыми днями рассуждает о перспективах революций "в случае чего". Ни одна стратегическая задача, ни один вопрос средней важности не решается. Страна впадает в полный анабиоз. Происходит это автоматически, ибо все нити управления сконцентрированы в руках патриарха.

Реального состояния здоровья главы государства не знает никто. И это дает повод для различных инсинуаций по этому поводу. Это не нравится гейдарофилам, которые поднимают волну разговоров о том, что "писать о состоянии здоровья главы государства неэтично". И вот тут хотелось бы возразить.

Президент не имеет права на личную жизнь. Его жизнь не принадлежит ему. Это аксиома. Таково положение дел во всех странах, даже в тех, где пост президента - не что иное, как почетная синекура. В любой стране болезни политических деятелей есть предмет общественного интереса. И если кто-то не приемлет столь пристального внимания к своим проблемам и здоровью, то выход у него один - уйти в отставку. В противном случае он обречен на то, что проблемы его здоровья будут предметом тотального обсуждения в обществе.

Каждое общество строит свои ожидания с учетом сложившихся реалий. Болезнь руководителя любой страны - это кризис власти. Болезнь руководителя страны, обладающего всей полнотой абсолютной власти, почти равна катастрофе. Все диктатуры проходят через несколько этапов. Так же, как неизбежно весна заканчивается осенью, каждая диктатура движется к своему закату.

Существуют три сценария развития ситуации в стране в краткосрочной перспективе.

ПЕРВЫЙ СЦЕНАРИЙ: ПАЦИЕНТ СКОРЕЕ ЖИВ

Президент быстро выздоравливает и возвращается к исполнению своих обязанностей. При этом кризис со здоровьем стал первым звонком, и это значит, что время, отпущенное Г.Алиеву природой, истекает. Его, конечно, можно продлить, переведя президента на более щадящий режим работы. Это позволит законсервировать течение болезни.

Но, как показывают события, президент не в состоянии сидеть дома и сосредоточиться на "работе с документами". Построенная им пирамида требует его постоянного присутствия на публике. И это означает, что он просто вынужден вести активный образ жизни, даже понимая, что сокращает собственную жизнь.

И тут возникает основной вопрос - а на какое время хватит ресурсов у этого человека? Сможет ли он в этом состоянии выиграть предстоящие президентские выборы? Основная движущая сила нынешнего периода заключается в осознании необходимости обеспечить безопасность семейных капиталов

На первом этапе правления ставилась цель - накопить громадные финансовые ресурсы. Наиболее яркой и все усиливающейся тенденцией его правления является концентрация капитала в руках Семьи. Узурпация капитала и национального богатства приняли беспрецедентный характер. А теперь главная цель - сохранить и обезопасить одно из крупнейших состояний в мире.

Этот спектр причин связан с осознанием того факта, что ни в одной стране мира ни они, ни их капиталы, не будут в безопасности. Азербайджан - единственная страна в мире, где они могут обеспечить свою безопасность. Они отдают себе отчет, что любая "не их" власть начнет свою деятельность с экспроприации. Ее можно избежать, лишь монополизировав политическую власть в стране.

Гейдар Алиев хочет сделать это, чтобы спокойно уйти в мир иной. Он понимает, что только политическая власть может обеспечить гарантии сохранности капиталов и посмертной канонизации патриарха. Тяжелая судьба наследия Маркоса, Дювалье, Самосы - вот тот бич, что пригнал патриарха к принятию этого нелегкого решения.

Таким образом, действия президента в "оптимистическом варианте состояния его здоровья" будут протекать по заранее спланированной схеме. После успешных для власти президентских выборов, Ильхам Алиев назначается преемником отца. Вслед за этим, в результате военной операции, по взаимной договоренности с армянами, освобождается часть оккупированных территорий. Беженцы возвращаются. Ильхам Алиев становится президентом. Таким образом, решаются все противоречия и проблемы. Карабахский вопрос частично урегулируется. Власть переходит от отца к сыну. Президент удаляется на покой, при этом продолжая контролировать силовые структуры.

ВТОРОЙ СЦЕНАРИЙ: ПАЦИЕНТ СКОРЕЕ МЕРТВ

Президент надрывает свое здоровье и не может полномасштабно участвовать в выборах. Для страны это означает, что она погрузится в политическую спячку. Все политические процессы будут заморожены. В политологии такая ситуация называется "общественно-политической стагнацией".

Как только с политической жизни уйдет фактор Гейдара Алиева, все разногласия и противоречия, накопившиеся в системе, им построенной, выплывут наружу. И под их тяжестью рухнет слабая и беззащитная власть, в чьих бы руках она ни находилась.

Осуществив реставрацию, Гейдар Алиев законсервировал развитие страны. Основная векторообразующая тенденция режима заключалась в максимально быстром разграблении национальных богатств. Олигархизация политической и экономической жизни страны - всего лишь результат монополизации Гейдаром Алиевым всех сфер жизни азербайджанского общества. Только подобный подход мог обеспечить относительно спокойное правление.

Но проведя в жизнь практически все свои начинания, Гейдар Алиев столкнулся с неразрешимой задачей. Власть он удержал, но потерял возможность трансформации режима. Без его постоянного контроля эта система рухнет, и потому болезнь президента превратит жизнь всего общества и всей страны в государственную болезнь. Государство, аффилированное со своим руководителем, превращается в заложника его физического состояния. И по мере того как дряхлеет и выдыхается сам глава диктатуры, происходит и дряхление государственных устоев.

У власти в этом случае есть два варианта. Первый: форсирование механизма престолонаследия. В этом случае президент подает в отставку, принц становится премьер-министром и, соответственно, и.о.президента. Проводятся выборы, результаты которых власти фальсифицируют.

В итоге начинается противостояние и большая политическая война, из которой два выхода: либо гражданская война и хаос, либо жесткая диктатура. В последнем случае власти необходимо найти кандидатуру на пост диктатора, ибо принц на эту роль абсолютно не годится.

Второй вариант: власти до конца используют ресурсы здоровья Г.Алиева и, паразитируя на этом, попытаются достичь успеха на выборах и реализации оптимистического варианта, описанного выше. Но в этом случае они не застрахованы от того, что может обрушиться в один миг. И кризис 21 апреля будет повторяться до тех пор, пока врачи будут бессильны что-либо предпринять.

В любом случае при подобном развитии ситуации страну ждет крайне нестабильное развитие и постоянное шарахание от хаотичного развития к статичной диктатуре и наоборот.

ТРЕТИЙ СЦЕНАРИЙ: ПАЦИЕНТ МЕРТВ

Честно говоря, о таком развитии событий писать тяжело. Но необходимо. Об этом много писалось, но потребность в новом осмыслении темы возникла в свете последних событий. И сколько бы власти ни пытались убедить всех нас в том, что Г.Алиев бессмертен, все мы понимаем, что это не так.

Лично я с большим сожалением отношусь к подобному развитию событий, так как четко понимаю: при всех своих недостатках нынешняя система власти все же лучше того безвластия, призрак которого мы уже видим. Но необходимо понимать, чем дольше будет сохраняться нынешний режим, тем меньше у страны шансов бескровно и быстро преодолеть последствия гейдарократии.

Ни для кого не секрет, что политический режим, построенный в Азербайджане, - диктатура Алиева - вступила в самый тяжелый период своего существования. Как бы мы ни относились к Г.Алиеву, все мы отдаем себе отчет в том, что после него наступят тяжелые времена. И они действительно наступят.

Анализ вышеизложенных тенденций общественного развития и анатомия личности нынешнего президента показывают в каком направлении будет развиваться кризис. Крах Гейдара Алиева автоматически означает и крах аффилированного с этой персоной государства. Но в любом случае это подстегнет все общественно-политические силы, и тогда неизбежно встанет вопрос: КТО ГОТОВ ВЗЯТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА БУДУЩЕЕ СТРАНЫ?

Так какие же политические силы могут претендовать на роль новой правящей элиты? Попробуем рассмотреть варианты возможных правящих режимов.

Наиболее вероятным представляется тот вариант, что в постгейдаровский период власть останется в руках у нынешней политической элиты. Разработаны сценарии возможной передачи власти политическим наследникам режима. Но смогут ли они захватить и, главное, удержать власть в постгейдаровском Азербайджане? Многие в правящей элите надеются на этот вариант развития событий.

ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ: власть остается в Семье.

Это наиболее вероятный вариант. Сегодня все отступили перед железной волей патриарха, возжелавшего передать власть человеку, все достоинства которого заключаются лишь в том, что он ближе всех находится к нему - с генетической точки зрения. Гейдар Алиев считает, что властобоязнь заставит народ терпеть Ильхама на посту президента. А дальше: стерпится - слюбится.

Но есть ли у Ильхама Алиева шансы управлять наследством своего отца? На наш взгляд, проблема не в том, что И.Алиев не сможет управлять государством, хотя и сомнений относительно его организаторских способностей предостаточно. Дело в том, что на него автоматически падет ответственность не только за действия собственного правительства, но и за ошибки предыдущего. У него нет ни общественной поддержки, ни команды. Люди, ныне входящие в команду И.Алиева, вряд ли могут оказать ему поддержку в управлении страной. Это не команда, это камарилья.

Самым главным фактором на пути Ильхама Алиева "к трону" может стать отсутствие реальной общественно-политической силы, опираясь на которую, он мог бы придти к власти. Ни одна из серьезных трайбовых группировок не рассматривает его в качестве кандидата на пост президента. В отличие от своего отца, который правит страной не благодаря воле народа, а благодаря собственной воле, Ильхам Алиев не обладает таким запасом легитимности.

Главный козырь Ильхама Алиева - контроль над финансовыми потоками. В стране, доведенной до крайней степени нищеты, деньги могут решить многое. В руках у принца сконцентрирован мощнейший PR-ресурс, который включает все электронные СМИ Азербайджана и большую часть печатных. К тому же через свои связи в Москве он контролирует и российские СМИ, имеющие традиционное влияние в Азербайджане.

Тем более, к его услугам репрессивный аппарат отца и отлаженный механизм фальсификации выборов. Естественным союзником Ильхама Алиева могут стать нефтяные ТНК, которые по уши увязли в каспийской афере. Для них он - это спасение, единственный из азербайджанских политиков, который не будет требовать пересмотра нефтяных контрактов, ибо сам участвовал в их заключении. К этому можно добавить позицию иностранных держав, не заинтересованных в изменении статус-кво в Азербайджане.

Самым главным противником принца является он сам. По своим личностным показателям он не является ни публичным политиком, ни публичным руководителем, ни менеджером, как его отец. Ильхам Алиев и не мог стать таким. За эти годы Гейдар Алиев не вырастил в своей команде ни одного выдающегося человека и было бы наивно ожидать, что подобный человек мог вырасти у него под боком.

Ахиллесовой пятой Ильхама Алиева является тот факт, что он сын Гейдара Алиева. Недавно в одной из своих передач Э.Радзинский так охарактеризовал причины трагедии Николая II: "Он на всю жизнь остался сыном Александра III, и тень его отца так и не позволила ему поднять голову для того, чтобы увидеть, что творится в России".

Тень отца не позволит И.Алиеву правильно оценить масштабы кризиса, поразившего страну. Он боится взять власть. Недавно, отвечая на вопрос о состоянии здоровья отца, он сказал: "Президент вернется и, несмотря на пессимизм скептиков, еще долго будет управлять страной. Он нужен стране".

Не нужно быть психологом, чтобы понять: за этими словами скрыт иной подтекст, это истерический крик души человека, не готового взять на себя тяжкую ношу власти.

ВТОРОЙ ВАРИАНТ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ: власть в стране перейдет к правящему клану, будет создана клановая хунта, которая обеспечит относительную политическую стабильность.

Но и этот вариант трудно реализуем. В стране идет активный процесс олигархизации Семьи, и власть перешла под ее полный контроль. Но эта победа будет пирровой, так как, обеспечив полный контроль над страной, Семья лишит себя широкой клановой поддержки в будущем. А сам клан, не имея яркого лидера, также вряд ли в состоянии будет удержать власть в стране. К этому нет никаких предпосылок.

Ни одна из реально существующих сил в правящей элите не в состоянии взять на себя ответственность за будущее страны. Основная причина этого кроется в истоках политической власти Г.Алиева.

Последний из возможных вариантов - консервация политического режима. В этом случае на авансцену выходит группа консерваторов во главе с Рамизом Мехтиевым. Но у этой группировки практически нет возможностей сохранить власть. Их неизбежно ждет судьба политического наследника Мао - Хуа Го Фена. Авторитарные диктатуры не консервируются, они гибнут вместе с автархом.

ТРЕТИЙ ВАРИАНТ - ОППОЗИЦИЯ

Но если власть не готова к тому, чтобы взять контроль над ситуацией в свои руки, то, быть может, к этому готова оппозиция?

Скорее всего, нет. Оппозиция не готова принять на себя ответственность за развитие страны в посталиевский период - ни организационно, ни политически, ни морально. Оппозиционное движение не является единой силой, способной создать правительство национального единства. Отсутствие необходимых ресурсов, непробиваемые амбиции политических лидеров и конфликт интересов - все это не позволит оппозиции решить вопрос перехода власти к себе.

Никто из нынешних оппозиционных лидеров не имеет народной поддержки, достаточной для того, чтобы решить вопрос при помощи силы, если это понадобится. В случае, если случится невероятное и в Азербайджане состоятся честные и справедливые выборы, то никто из оппозиционеров не получит решительного преимущества.

У оппозиции тоже нет команды, способной управлять страной. Кадровый ресурс оппозиции мало изменился с 1993 года, а мы все свидетели - какие это кадры и как они довели страну до того, что она упала на колени перед диктатором.

К тому же, у каждой группы оппозиционеров свои внешние враги. А это значит, что достигнутый Г.Алиевым внешнеполитический консенсус будет нарушен. Результат очевиден. Страна будет ввергнута в пучину нестабильности. И все это закончится очередной диктатурой. Не исключено, что диктатурой трайба. Но какая простому азербайджанцу разница от того, что вместо одного, сытого, трайба придет другой, оголодавший?

В Азербайджане может сложиться ситуация, возникшая в Португалии после смерти Салазара. Португальское общество долго примеряло различные политические движения. За год в стране сменилось 19 правительств, и только железная воля военной олигархии - движущей силы апрельской революции - не позволила стране вновь скатиться к диктатуре.

ВАРИАНТ ЧЕТВЕРТЫЙ - КОАЛИЦИИ

Многие считают, что спасение страны в возможной коалиции, когда часть правящей элиты объединяется с частью оппозиции. Это, по мнению экспертов, позволит удовлетворить амбиции обеих группировок и не допустить скатывания ситуации в хаос.

В качестве возможной коалиции часто называют объединение ПНФА под руководством А.Керимли с И.Алиевым. При этом многие исходят из того, что ПНФА, несмотря на свою оппозиционность, все-таки получила место в парламенте страны, ее депутаты активно участвуют в работе парламентской группы Азербайджана в ОБСЕ, руководимой И.Алиевым. "Серый кардинал" ПНФА А.Моллазаде имеет блестящие отношения как с самим принцем, так и с его окружением, а его брат Дж.Моллазаде замечен в том, что осуществляет промоушен принца в Вашингтоне.

К тому же, подобная коалиция будет хорошо воспринята в Вашингтоне, ибо объединит обе силы, в сохранение и усилении которых заинтересован американский истеблишмент. К тому же блестящий организаторский талант А.Керимли может компенсировать менеджерскую беспомощность И.Алиева.

У этого варианта есть одно большое "но". Идя на подобную коалицию, любой политик должен давать себе отчет в том, что будет вынужден разделить с режимом всю ответственность. К тому же, в этом случае верхушка ПНФА просто потеряет партию - фанатичные "фронтовики" не простят "предательства". Поэтому шансов на подобную коалицию крайне мало. А.Керимли могут только вынудить пойти на нее. Но при этом он потеряет все политические ресурсы и вопрос его политической смерти будет зависеть от слабого и инфантильного политика.

Еще одна возможная коалиция - это союз среднего эшелона и части трайба с кем-то из политических оппонентов режима. В роли компенсатора могут выступить как Р.Гулиев, так и А. Муталибов. Обе эти политические фигуры (правда, по разным причинам) воспринимаются частью правящей элиты более лояльно, нежели лидеры радикальной оппозиции.

Но и этот вариант маловероятен. Против вышеуказанных политиков не только политическая ситуация в стране и их отсутствие в критический важный момент, но и воля западных держав, видящих в них угрозу своим интересам.

НЕТ ВАРИАНТОВ

Как видим, в стране нет ни одной силы, способной взять на себя ответственность за страну и народ, и ни одной, кто имел бы на это моральное право. Даже возможные коалиции не приведут к успеху.

Но это не значит, что ситуация может длиться вечно. Как это ни парадоксально, но ситуация в стране сильно напоминает конец 80-х: то же разложение властных структур, те же лица в противостоящем лагере. Общество так и не извлекло уроки и не смогло решить главную задачу - создать мощное политическое движение сопротивления авторитаризму. И в этом виноваты не власть и не оппозиция, а само общество. Отсутствие в обществе желания бороться с авторитаризмом - вот главный залог наших грядущих бед.

На днях одна западная журналистка спросила меня: "Неужели, если бы Гейдар Алиев был вечен, то всегда оставался бы во главе страны?". И я не нашел, что ей ответить. Это риторический вопрос.

Нынешняя власть очень сильно напоминает старый, засаленный и грязный пиджак, который никак не порвется. И человек сталкивается с дилеммой: и выбросить жалко, и носить стыдно.

За время, отпущенное ему и нам Господом Богом, мы должны ответить на наш главный вопрос - чего мы хотим? Чтобы он правил нами вечно или жить так, чтобы завтра не стыдно было смотреть в глаза детям и внукам?..

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 16, 24 aprel 2003 г