АРХИВ

ДЕНЬГИ ЕСТЬ - УМА НЕ НАДО?

Главная проблема азербайджанской экономики - нехватка инвестиций. Это кажется парадоксом, но это так: страна, находящаяся на лидирующих позициях по общему объему инвестиций в экономику среди стран СНГ, испытывает катастрофическую их нехватку практически во всех секторах экономики. За исключением нефтяного, все остальные сегменты экономики практически не развиваются. В первую очередь это касается промышленного производства.

Еще десять лет назад Азербайджан имел статус индустриальной республики. Более половины ВВП производилось на промышленных предприятиях. Сегодняшнее состояние реального сектора внушает весьма серьезные опасения. За десять лет промышленный потенциал республики сократился в несколько раз. Сохранение ВВП происходит за счет манипуляций со статистикой. По сути, если не учитывать нефтяной сектор, то остальная часть промышленности находится в тяжелейшем кризисе.

На сегодняшний день можно констатировать следующее - производство промышленной продукции сократилось в несколько раз. Если в 1990 году азербайджанская промышленность производила 14567 видов изделий на сумму 7 миллиардов рублей, то сегодня наша промышленность производит 2345 видов изделий (при том, что номенклатура производимых изделий в потребительском секторе выросла) на сумму не более 560 миллионов долларов. Большая часть промышленных предприятий на сегодняшний день - полные и окончательные банкроты. Даже самые современные предприятия - честь и гордость азербайджанской индустрии - практически не работают.

Причина подобного положения - в отсутствии инвестиций. Проведенная приватизация не привела к ощутимым результатам. Дело в том, что результатом этого процесса должно быть не столько разгосударствление собственности, сколько ее передача в руки эффективных собственников. Но в результате нашей приватизации большая часть предприятий перешла под полный контроль Семьи. Все основные средства производства - в те же руки.

Казалось бы, это неизбежно должно привести к тому, что предприятия начнут возрождаться. Потому что у предприятий появился частный собственник, то есть экономика практически перешла от общей к частной мобилизации капитала. А у этого собственника есть финансовые ресурсы, позволяющие инвестировать достаточное для регенерации производственных функций количество инвестиций. На сегодня капитал Семьи составляет, по мнению экспертов ЦГИ, около 30 миллиардов долларов! Сумма колоссальная. Размещенная по западным финансовым институтам, она ежегодно приносит 5-6 миллиардов долларов прибыли. Еще более 2 миллиардов Семья получает за счет конвертации административного ресурса в финансовый. А это означает, что Семейный капитал ежегодно возрастает на 7 миллиардов долларов.

Азербайджанской экономике для реконструкции достаточно ежегодно получать 6 миллиардов инвестиций. То есть, для того, чтобы возродить промышленность, не нужно забирать деньги со счетов в западных банках, достаточно использовать рентные доходы Семьи. К тому же, в Азербайджане прекрасная сырьевая база, хорошо развитая инфраструктура и низкие цены на энергоносители. Если к этому добавить наличие высокообразованной, все еще квалифицированной, но дешевой рабочей силы, то в стране реально существуют базовые предпосылки для возрождения промышленного производства.

При этом необходимо учесть, что подобная промышленная политика может принести прекрасные политические дивиденды. Представьте на секунду, что власти пошли на масштабные инвестиции в экономику. В этих условиях экономический рост неизбежен, что приведет к улучшению бизнес-показателей Семейных предприятий. Новые инвестиции в Семейный бизнес создадут новые рабочие места. В итоге благосостояние населения возрастет, у населения вновь появятся деньги. Эти деньги народ начнет тратить, что в свою очередь приведет к резкому росту доходов бизнесменов, находящихся вне Семьи. Большая их часть - это представители торгового капитала и сферы услуг, и они мечтают о том дне, когда в карманах у азербайджанцев появится денег хоть немногим больше, чем необходимо для элементарного выживания.

Все это приведет к резкому улучшению экономики Азербайджана. А это в свою очередь неизбежно подорвет позиции радикальных оппозиционеров. Если в стране наступит социальный мир, то их пропаганда вряд ли будет эффективна. Сегодняшняя причина активного недовольства населения напрямую связана с нехваткой денег на самое необходимое. Население не работает, а это означает, что его большая часть люмпенизируется и маргинализируется, превращаясь в реальную угрозу стабильности.

В случае появления множества новых рабочих мест появится возможность для эффективной контрпропаганды. Во всем мире мерилом эффективности политики властей являются новые рабочие места. И если азербайджанская власть начнет их создавать, то вне зависимости от того, каким образом она это сделает, это приведет к кардинальному изменению социальной и политической ситуации в стране.

Плюсов от проведения подобной политики так много, что если власти начнут ее реализацию, это никого не удивит. Более того, всех удивляет - почему власти до сих пор так и не начали ее проведение? Время от времени появляются слухи о том, что это вот-вот произойдет. Как правило, это связывается со сроками назначения И.Алиева на пост вице-премьера. При этом эксперты учитывают какой серьезный промоушен он может сделать себе на этом. Но время идет, а воз и ныне там.

Интересно, так что же мешает власти начать реализацию новой инвестиционной программы? Многие считают, что причина в том, что нынешняя власть желает заставить азербайджанский народ жить впроголодь. То есть, она исходит из принципа "хороший азербайджанец - это голодный азербайджанец". В свое время эту формулу выдвинул Тимур, заявив, что тюрков, в отличие от арабов, можно держать в повиновении только голодом. Поэтому, по мнению многих, нынешний президент, вняв заветам Тимура, проводит подобную политику.

К тому же одной из поставленных политических целей нашей власти могла бы быть ликвидация рабочего класса. Все прекрасно помнят, что именно рабочий класс является той организованной силой, с помощью которой свергались все диктатуры современности. Гейдар Алиев прекрасно знает о роли и месте бакинского рабочего класса в движении национального освобождения в 80-х годах прошлого века. И чтобы обезопасить себя от повторения этих событий, он предпочитает решить проблему на корню. Уничтожив заводы и фабрики, он превратил бакинский пролетариат в группу люмпенов, зарабатывающих на жизнь тем, что они исполняют прихоти правящего трайба.

Действительно, подобная социальная политика до сих пор доказывала свою эффективность. Но не стоит переоценивать ее социальную значимость. Социальное спокойствие в стране обеспечивается отнюдь не полуголодным существованием населения, а возможностью и способностью наших граждан зарабатывать за пределами страны. Именно массовый отток из страны экономически (а значит и социально) активного населения уберег страну от социальных катаклизмов и потрясений.

Но ситуация может измениться, и я не думаю, что власти настолько глупы, чтобы не понимать преимущества экономического пряника перед голодным кнутом. Значит, дело не в том, что власти не хотят инвестировать в национальную экономику. На наш взгляд, причина гораздо глубже.

Семья не столько не хочет проводить новую осмысленную и социально ориентированную инвестиционную стратегию, сколько не может. Мы имеем возможность наблюдать, как Семья в течение нескольких лет пытается вести свои бизнес-проекты. Анализируя их финансово-хозяйственную деятельность приходишь к определенным выводам. Семья привыкла зарабатывать монопольно, без намека на конкуренцию. Все бизнес-проекты семьи - плод монополизма. И "Азпетрол", и "Юропиан табако", и "Каспиан фиш", и многие-многие другие предприятия, находящиеся под контролем Семьи, функционируют в условиях предоставления монопольных преимуществ. А там, где есть монополия и нет конкуренции, построить эффективную экономику невозможно.

Трудно представить, что Семья вдруг отменит монопольное положение своих компаний. А без честной и справедливой конкурентной среды любые инвестиции малоэффективны. Пример СССР, который инвестировал миллиарды долларов в промышленность, но так и не добился более или менее значительных промышленных успехов, - наглядный урок всем тем, кто предполагает, что деньги решают все. Даже в экономике деньги могут только то, что могут.

К тому же воровская власть не может себе позволить долгосрочных инвестиций. Воровская психология порождает крысиный инстинкт: украсть - мало, надо еще быстрее и надежнее спрятать.

Но главное заключается в другом. Семья в силу собственной примитивности не способна создавать технологически сложные производства. Обратите внимание на их бизнес. Он, как правило, монополизирован (они смертельно боятся конкуренции), связан с удовлетворением потребностей населения в продуктах критического потребления, либо с экспортозамещением (с автоматическим установлением режима недопуска на рынок аналогичных товаров иностранного производства) или наконец, с эксплуатацией уникальных природных ресурсов страны.

Все это малообразие хозяйственной деятельности можно обрисовать одним емким азербайджанским словом - АЛВЕР. Они (Семья) так и не смогли подняться выше уровня алверчи по той простой причине, что у них отсутствует элементарное качество, необходимое для этого, - интеллект. Промышленное предпринимательство невозможно себе представить без наличия этого качества. Но именно его у них не хватает. И они не в состоянии даже привлечь интеллектуальные ресурсы, потому что в силу своей ограниченности смертельно боятся стать зависимыми от людей, превосходящих их интеллектуально.

В результате, в современном Азербайджане интеллект и деньги находятся на разных полюсах. И как количество денег обратно пропорционально интеллекту, так и интеллект обратно пропорционален капиталу. В этих условиях надеяться на возможность проведения новой промышленной политики - это утопия. До тех пор, пока государственная экономическая политика реализуется министром, чьи интеллектуальные способности (не говоря уже о экономических познаниях) заменены нечеловеческой преданностью Семье, у азербайджанской экономики всего одно будущее - страны, торгующей сырьем.

ФАРХАД АЛИЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 16, 24 aprel 2003 г