АРХИВ

БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ

Вся неделя прошла под знаком болезни президента. После событий, происшедших 21 апреля на сцене Дворца "Республика", практически весь значимый общественный спектр застыл в ожидании биологического конца Гейдара Алиева. И это не случайно. Появление подобных ожиданий в обществе спровоцировано наличием объективных факторов. И хотя после этого президент сделал все, чтобы опровергнуть возникшие слухи о его нездоровье, это не спасло положение. Ни встречи с иностранными делегациями, ни приемы иноземных послов - ничто не было в состоянии убедить сомневающееся население.

В качестве основного аргумента власти прибегли к приглашению в Баку на торжества в связи с 80-летием президента глав соседних государств. Президент лично озвучил это на встрече с послом Украины. Стало ясно, что власти идут на эксплуатацию здоровья президента в угоду краткосрочным политическим преимуществам.

Но вечером пятницы, 3 мая, ситуация резко изменилась. Поступило сообщение, что президента в тяжелом состоянии отправили в турецкий военный госпиталь "Гюльхане". Вечером турецкие электронные СМИ показали приезд Г.Алиева в Турцию, но почему-то съемки велись с расстояния 100 метров, что не позволило разглядеть детали. Утром в субботу азербайджанские власти сообщили о том, что президент действительно уехал в Турцию, но состояние его здоровья нормальное, а поездка связана лишь с необходимостью пройти обследование.

Стало понятно, что власти пытаются скрыть реальное положение дел. События стали обретать детективный привкус. Власти и семья главы государства стали уверять всех в том, что у президента все нормально и что он в течении двух дней вернется на родину, чтобы принять участие в торжествах, посвященных собственному юбилею.

Но уже во вторник 6 мая вечером появилось сообщение, что президенту стало плохо, он в критическом состоянии. Появились даже сообщения о том, что глава государства вообще почил в бозе. Утром власти в очередной раз опровергли слухи. Но при этом сообщили, что у президента все же есть "незначительные" проблемы со здоровьем, а именно - почечная и сердечная недостаточность, а также нарушения функционирования печени.

Это еще больше подстегнуло фабрику слухов. Они продолжали расти, увеличиваясь до размеров настоящей политической сенсации. В среду 7 мая опять поступали сообщения о том, что "пациент скорее мертв, чем жив".

На момент, когда пишутся эти строки, известно, что президент так и не вышел из критического состояния, у него кома, к нему подключены аппараты для искусственного поддержания жизнедеятельности. Руководство "Гюльхане" сообщило о том, что кризис со здоровьем миновал и что президент переведен из реанимации в палату. А сын президента вообще заявил, что со здоровьем у его отца все хорошо, и он в ближайшее время прибудет домой.

Население не верит уже никому, но и так ясно - на сегодня никто, включая высших должностных лиц, информацией о состоянии здоровья президента не обладает. И хотя, согласно последним сведениям, президент еще жив, истинное состояние его здоровья вызывает серьезные опасения.

Всем понятна, что "заводская" версия властей о необходимости "проведения обследования" - это блеф. Ясно, что со здоровьем у главы государства очень серьезные проблемы. Серьезные настолько, что даже не позволяют ему в привычном для него до сих пор стиле опровергнуть слухи о собственной смерти.

Как вы помните, это не первый медицинский кризис, и каждый раз президент опровергал слухи очень примитивным, но действенным способом - по телефону в прямом эфире он заявлял, что жив и здоров. Почему же в этот раз он не прибегает к хорошо отработанному и эффективному приему? Ведь он не может не понимать, что слухи о его состоянии деморализующе действуют на его команду.

В стане президентской камарильи - тихая паника. По источникам из авиа-агентств, все билеты на авиарейсы в ближайшие дни забронированы. Лица из ближайшего окружения президента начали эвакуацию своих семей за рубеж. В стране разброд и шатания. Появились первые признаки грядущего хаоса. Все это можно было прекратить одним звонком. Но если этого не происходит, значит состояние здоровья президента не позволяет ему провести даже это, не требующее больших усилий, действие.

Медицинские эксперты, к которым мы обращались за консультацией, утверждают, что подобное ухудшение здоровья - результат кризиса 21 апреля. Этот кризис стал первым звонком, а последовавшие за ним события отчетливо дали понять - время, отпущенное Г.Алиеву природой, истекает.

После падения ему были необходимы долгое лечение и полный покой. Но он решил форсировать ситуацию, так как понимал: если после падения на глазах у миллионов телезрителей он на своих ногах не выйдет на сцену - это будет конец, никакая сила не убедит его подданных в том, что он не умер. Его выбор лежал между смертью физической и смертью политической. Он выбрал первое. И проиграл.

Истощенный организм не выдержал нагрузки. Лошадиная доза стимуляторов, введенная президенту для того, чтобы он смог провести запланированные встречи, подорвала и без того плохое президентское здоровье. По мнению экспертов, краткосрочный эффект, достигнутый проведенной операцией по шунтированию, исчерпал свои возможности, и сердечно-сосудистая система президента вновь работает в дооперационном режиме.

Если помнит наш читатель, мы еще год назад писали о том, что кливлендские врачи определили послеоперационный срок в четыре года. После чего в организме начнут происходить необратимые изменения. События показали высокий профессионализм американских врачей. По мнению экспертов, сегодня можно говорить о том, что в организме президента не работает большинство систем жизнеобеспечения. Он не в состоянии обходиться без постоянной помощи спецустройств.

Возраст и состояние его здоровья не позволяют надеяться на то, что этот кризис можно преодолеть. В первую очередь это касается проблем с функционированием почек и печени. К тому же, по мнению некоторых экспертов, настоящая причина болезни заключается в том, что у президента есть злокачественная опухоль, метастазы которой и вывели из работы почки и печень президента.

Так или иначе, но ситуация со здоровьем президента такова, что большинство мировых СМИ уже приступили к подготовке некрологических статей. По сути, речь идет о том, что даже если произойдет чудо и ситуация стабилизируется, президент будет не в состоянии исполнять свои обязанности.

Нашей Конституцией предусмотрен четкий порядок передачи власти в случае, если глава государства недееспособен. После августовского референдума вторым лицом в государственной иерархии является премьер-министр. Но А.Расизаде 21 апреля - в тот же день, когда президента постиг "гипотонический криз" - в срочном порядке вылетел лечить глаза в Вашингтоне. И стремительность, с какой он поехал подвергаться этой операции, не требующей столь поспешного проведения, и неподходящий политический момент не оставляют сомнений - он просто в кризисный момент самоустранился от полномочий, дарованных ему Конституцией.

К этому выводу нас подталкивает и тот факт, что несмотря свое обещание вернуться 5 мая, премьер продолжает кормить всех "завтраками", откладывая свое прибытие. Это означает одно - он выжидает как будут складываться события.

В случае неожиданного развития событий власть перейдет к третьему в иерархии государственному деятелю - спикеру ММ Муртузу Алескерову. Но ни его опыт, ни административные способности не оставляют надежды на то, что он сможет удержать ситуацию под контролем.

Таким образом наглядно видны контуры грядущего кризиса власти. Как и большинство персоналистских режимов, алиевский режим не собирается переживать своего отца-основателя. Для политических режимов подобного типа наиболее уязвимый момент - это болезнь главы государства. Болезни - вещь вообще крайне неприятная. А глубокая старость и серьезная болезнь руководителя страны, обладающего всей полнотой абсолютной власти, практически равна катастрофе.

Все говорит о том, что долго это продолжаться не будет. Болезнь президента превратит в болезнь жизнь общества и всей страны. Государство станет заложником физического состояния президента. Сроки течения болезни не знает никто. Но невозможно будет долго скрывать в каком состоянии он находится. Уже сейчас ситуация малоуправляема - основные политические противники начали действовать, понимая, что завтра будет поздно.

К тому же политическая ситуация в стране для властей весьма щекотлива. Страна на всех парах несется к выборам президента, и вся пирамида алиевской власти настроена на то, что президентом в третий раз будет Г.Алиев. И тут - такой сбой. Для того, чтобы придти в себя и переориентироваться, требуется время. А как раз времени-то и нет.

Таким образом, выбор, стоящий перед властями, чрезвычайно мал. Либо Г.Алиев передает свои полномочия другому лицу и начинает активное лечение, либо он продолжит исполнение своих обязанностей и не доживет до выборов. А это равносильно катастрофе.

Сегодня однозначно ясно, что власти в срочном порядке придется пересматривать планы. В таком состоянии президент не в состоянии участвовать в выборной гонке. Его главный противник - не политические оппоненты, а собственное здоровье.

Неизвестно когда и, главное, как закончится этот кризис. Вероятность неблагоприятного исхода весьма велика. Но даже если все пройдет хорошо, то возвращение президента - вопрос нескольких месяцев. За это время политическая инициатива будет безвозвратно утеряна. Вернувшись, он может обнаружить, что потерял нити управления страной. А для того, чтобы их заново укрепить, у него уже нет ни сил, ни здоровья, ни времени.

Нынешняя ситуация сильно напоминает эпизод из фильма "Крестный отец". Помните, после покушения Вито Корлеоне не смог исполнять свои обязанности, и бразды правления перехватил его сын Майкл. Многие во власти надеются, что Ильхам Алиев станет азербайджанским Майклом Корлеоне, взяв бразды правления из рук больного отца. Но проблема заключается в том, что И.Алиева нельзя сравнивать с М.Корлеоне. Как показали последние события, он больше похож на другой персонаж всемирно известного блокбастера - на брата Майкла Фреда Корлеоне. И его личные слабости не позволят ему удержать власть в своих руках.

О том, что будет происходить в том случае, если ситуация будет развиваться по негативному для президента сценарию, можно сказать лишь одно - это будет Время Больших Перемен. Какими они будут, сегодня не может предсказать никто. Про будущее можно сказать лишь одно: оно в любом случае будет отличаться от того, каким мы его представляем.

РАСИМ НУРИЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 17, 01 may 2003 г