АРХИВ

ИДЕОЛОГИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Гейдар Алиев уходит непобежденным, одержав сокрушительное поражение над всем азербайджанским народом. Ему удалось избежать возмездия, и все совершенные им преступления остались безнаказанными. Но уход Г.Алиева вовсе не означает наступление конца борьбы с "алиевщиной". Выдающийся азербайджанский диктатор оставляет после себя свой страшный призрак - систему подавления азербайджанского народа. Система эта построена на идеологии предательства, на ней же воздвигнуто и все алиевское государство.

Почему идеология предательства? Потому что в течение всех лет второго правления Гейдара Алиева выработанная им идеология проповедовала ложь и интриги, культ личности и веру народа в собственную слабость. Потому что эта идеология всячески пыталась уничтожить в азербайджанском народе "собственное Я". Наконец, именно алиевская идеология предательства провоцировала войну против собственного народа.

ЛЖИВЫЕ УСТА

После "падения власти" на сцене "Республики" отряды апологетов режима совершили нападение на редакцию "Ени Мусават". Это был первый ответ, вернее, попытка собственного спасения после начала кризиса всего режима. И, как утверждает главный редактор издания, во главе этой преступной акции стоял главный идеолог алиевского режима Али Гасанов.

Именно этот человек в течение последних семи лет определяет идеологическое направление грабительской системы. Именно его уста воспроизводят гнев и ненависть вождя к инакомыслию и общечеловеческим ценностям. Али Гасанов - типичное олицетворение алиевской идеологии предательства. И не случайно, что именно подобный человек оказался во главе этой уродливой идеологии.

Многие уверены, что после смерти Алиева все его окружение, бросившись спасать себя, предаст его идеалы и созданную им систему. Но А.Гасанов отличается и от них. Он - единственный человек в окружении Г.Алиева, который уже успел предать его (правда, пока единожды). И возникает справедливый вопрос - как же Г.Алиев мог доверить идеологию своего режима человеку, предавшему его? Г.Алиев - коллекционер и знаток человеческих душ - был убежден в том, что ТАКУЮ идеологию можно доверить лишь ТАКОМУ человеку. Г.Алиев никому ничего никогда не прощает - таков его жизненный принцип. Но ему были нужны лживые уста, и кто, как не А.Гасанов, мог услужливо и безропотно исполнить эту миссию?

Жизненный путь Али Гасанова мало чем отличается от судеб поколения нахичеванцев 70-х. Помню, как-то один из сподвижников Г.Алиева, Али Нагиев, рассказывал, что в период борьбы за власть он с укором обратился к вождю: "Сегодня ни один из чиновников, кто обязан вам своей карьерой, не помогает созданию партии "Ени Азербайджан". В авангарде движения - лишь простые нахичеванцы, для которых вы ничего не сделали в 70-е годы". После этих слов вождь нахмурился и побагровел. Слова А.Нагиева ему не понравились. Г.Алиев гневно ответил: "Вся моя деятельность и в те годы была посвящена вам, нахичеванцам. И кто, как не вы, были обязаны встать на мою защиту?!".

Г.Алиев был по-своему прав. И об этом говорит судьба Али Гасанова. Закончив сельскую школу в провинциальном Шаруре, не зная русского языка (он так и до конца не смог одолеть "великий и могучий"), А.Гасанов в числе сотен нахичеванцев отправился, тем не менее, на учебу в МГУ им.Ломоносова. Он пошел по стопам вождя, поступив на исторический факультет. Но ему, как и Г.Алиеву, не было суждено стать профессиональным историком. Удалось лишь защитить кандидатскую диссертацию. Но тогда будущий идеолог еще не мог предвидеть, что именно эта самая диссертация откроет ему двери в коридоры алиевской власти. Но об этом - ниже.

Кровавый январь 1990 года и возвращение патриарха в большую политику привели Али Гасанова, наряду со многими студентами, в авангард алиевского движения. Еще в Москве вождь заметил его незаурядные способности. За малопривлекательной внешностью и маленьким ростом скрывались коварство, жестокость, злобность, настырность. Г.Алиев очень хорошо разбирается в душах. Интуиция подсказала ему - А.Гасанов еще пригодится. И реставрировав свою власть в Нахичевани, Г.Алиев призвал его под свои знамена.

А.Гасанов - один из немногих образованных людей в окружении Г.Алиева. Он умен, эрудирован, и ему не занимать хорошего азербайджанского слога. Это его качество и понадобилось вождю. Дело в том, что Бог одарил Г.Алиева многими талантами, но он так и не научился хорошо, грамотно и пылко излагать свои мысли. Кроме того, он долгие годы отсутствовал в стране. Прежняя большевистская выучка ораторского искусства нынче оказалась не к месту.

ПОБЕГ

Смена режима привела к смене политических ценностей и исторических ориентиров. Владимир Ильич уступил место Мамед-Эмину, а период Бакинской коммуны - периоду Азербайджанской Демократической Республики. И политическому лидеру нового этапа требовалась несколько иная риторика, отвечающая национал-демократическим настроениям протестной толпы. Короче, Г.Алиеву был нужен спичрайтер. И им оказался тот самый Али Гасанов. Этот период жизни главного идеолога так и остается под завесой тайны. Он не любит вспоминать о годах работы в Нахичевани. И на то есть причины.

Али Гасанов работал помощником председателя Верховного Меджлиса Нахичевани и фактически выполнял ту роль, которую он станет исполнять и много позже - уже после алиевской реставрации в 1993 году. Но в один прекрасный день 1992 года Али Гасанов... сбежал с места работы. Г.Алиев был в бешенстве. Нахичеванский лидер четыре раза посылал свой служебный автомобиль за Али Гасановым и долго упрашивал его вернуться на работу. Но помощник написал заявление об отставке. Его вера в политический успех нахичеванского лидера была подорвана. Он больше не верил в будущее Г.Алиева.

Впоследствии А.Гасанов несколько по-другому объяснит мотивы своего, мягко говоря, неблаговидного поступка - якобы на ту зарплату, которую выделял ему патриарх, он не мог материально обеспечивать свою семью. Алиевский спичрайтер в свое оправдание стал утверждать, что единственной для него возможностью продержаться в тех нелегких условиях был уход в бизнес.

Но это утверждение - полуправда. А.Гасанов действительно стал партнером некоторых нахичеванских бизнесменов - он вошел в группу так называемого "Гуськи", который достиг успеха в одной из самых доходных сферах бизнеса того времени - продаже оборудования под видом чермета в Иран и Турцию. Кстати, в тот период этой группе протежировал Расул Гулиев.

Но вместе с бизнесом Али Гасанов продолжил и политическую деятельность. Он прагматик до мозга костей. И это отразилось на его последующем политическом выборе. А.Гасанов стал сторонником Тамерлана Гараева - одного из самых популярных и перспективных лидеров Народного Фронта начала 90-х годов.

Весной 1993 года Т.Гараев провел учредительную конференцию партии "Догру Йол". Вокруг этой новой политической силы собрались довольно серьезные силы, и если бы не июньский кризис 1993 года, то судьба этой политической силы, да и самого Т.Гараева, могла бы сложиться совершенно по-другому.

Но история не терпит сослагательного наклонения. Об этом не мог не знать историк А.Гасанов, который сделал свой выбор и выступил с инициативой создания Нахичеванского отделения партии "Догру Йол". Этим А.Гасанов нанес удар в спину Г.Алиеву. Он не только предал вождя, он пошел против интересов трайба, ибо вошел в союз с одним из лидеров главного трайбового врага нахичеванцев - карабахцев. Основная часть нахичеванского трайба так до конца и не простила А.Гасанова.

РЕАНИМАЦИЯ

События июня 1993 года повергли А.Гасанова в шок. Возвращение Г.Алиева во власть разбило все надежды его бывшего спичрайтера на будущее. Да и события развивались довольно стремительно. А.Гасанов понял, что допустил непростительную, возможно, самую роковую ошибку в жизни. Нужно было исправлять ситуацию. Благо, последующие события сами пришли ему на помощь. Партия "Догру Йол", как и ожидалось, в полном составе влилась в ряды главной оппозиционной силы - партии "Мусават".

Теперь путь в алиевскую партию был полностью открыт. За все то время, которое А.Гасанов провел рядом с патриархом, он научился приоритетному жизненному принципу Г.Алиева - "блаженны смиряющиеся".

А.Гасанов никогда не поддается эмоциям и обладает очень важной чертой характера - терпеливо, шаг за шагом, преодолевая преграды, он идет к своей цели. Его отличают глубокий ум и строгий расчет. Уже в 1993 году, он, в отличие от десятков тысяч фанатичных сторонников Г.Алиева, увидел успех завтрашнего дня и будущую политическую систему страны. В те дни, когда многие, включая самого президента, игнорировали партию "Ени Азербайджан", А.Гасанов понимал - будущее за этой партией, именно она станет главным резервным эшелоном вождя.

Сокрушаясь, он признавался самому себе, что одна допущенная ошибка закрыла ему путь в коридоры власти. Он изнывал от внутренней боли и досады на самого себя. Но, в отличие от многих, тоже предавших Г.Алиева, он понял - вновь обрести доверие вождя можно лишь долгим хождением по мукам. И холодным осенним утром 1994 года А.Гасанов направился в ЙАП.

Ему долго пришлось ждать аудиенции у руководителя аппарата партии, зампреда ЙАПа Али Нагиева. Но партайгеноссе принял и выслушал душеизлияния перебежчика. А.Гасанов клялся в верности Г.Алиеву и просил простить его за минуту слабости. Помощник Г.Алиева при большом желании и усердии умеет производить яркое впечатление на нужного человека. Ему удалось охмурить партийного бонзу. А.Нагиев питает необъяснимую слабость к людям, имеющим научные титулы и звания. Он пообещал похлопотать за перебежчика - кандидата исторических наук.

Безусловно, в возвращении А.Гасанова в аппарат был крайне заинтересован и сам зампред ЙАПа. Партия переживала свои не самые лучшие времена. Это был период, когда центральная штаб-квартира партии находилась в одном из подвалов Ясамальского района - вождь подвергал партию испытаниям на прочность. А в аппарате ЙАПа тогда сложно было найти человека, способного написать хотя бы одну политическую статью. И вот тут вовремя подвернулся А.Гасанов.

А.Нагиев нашел в себе смелость доложить главе государства о возвращении А.Гасанова в партию. Это событие сильно удивило Г.Алиева. "Ведь он меня предал, я еще никого столько не просил, как его", - негодовал президент. Но А.Нагиев не сдавался и продолжал настаивать, всячески уговаривая вождя простить А.Гасанова: "Гейдар Алиевич, ему было очень сложно прокормить свою семью. Молод был, горяч. Но мы должны ценить таких образованных людей".

И вот здесь Г.Алиев впервые пошел против своих жизненных заповедей - он разрешил А.Нагиеву проверить А.Гасанова в деле, но сильно не полагаясь на него. "А.Гасанов - человек ненадежный", - безустанно повторял патриарх. А.Гасанова утвердили в должности заведующего идеологическим отделом партии "Ени Азербайджан". Первый шаг к реанимации был сделан. Но испытания, выпавшие на долю А.Гасанова, были еще впереди.

ВОСХОЖДЕНИЕ

За короткий период работы в ЙАПе А.Гасанов создал свой центр управления в аппарате партии. Этот маленький человек с гитлеровскими усиками фонтанировал амбициями. Ежемесячные зональные совещания районных организаций партии, передовицы в партийных газетах, публичные выступления, бесконечные панегирики в адрес вождя - все это результат нечеловеческих усилий А.Гасанова. По сути, именно он впервые заложил традицию самоуничижительного восхваления Г.Алиева. Причина ясна - все его выступления служили его стремительной реанимации в глазах вождя.

К чести А.Гасанова надо признать - он добился своего. Уход из правящей команды Лалы Шовкет - последней представительницы демократической плеяды госдеятелей в окружении Г.Алиева - усилил позиции алиевского "Мазарини" - Рамиза Мехтиева. В короткий период рабочий кабинет Р.Мехтиева превратился в кадровую кузницу власти. Его влияние возрастало день ото дня, что приводило к внутривластным столкновениям с другими центрами власти.

Интересы Р.Мехтиева столкнулись с влиянием в госаппарате А.Нагиева, который никак не хотел уступать свою приоритетную роль в партии. К чести А.Нагиева скажем - в период его нахождения во главе аппарата ЙАПа, партия еще сохраняла свою независимость от президентского аппарата.

Противостояние между Р.Мехтиевым и А.Нагиевым усиливалось. И здесь А.Нагиеву пришлось воочию убедиться в правоте своего вождя, неоднократно говорившего: "А.Гасанов - человек ненадежный". В этой борьбе йаповский идеолог взял сторону Р.Мехтиева и сделал все возможное, чтобы опорочить А.Нагиева в глазах президента. Так он ответил партайгеноссе за его доброту.

Дело было сделано. Путь к вершине власти был открыт. В 1996 году Р.Мехтиеву пришлось убедить президента в необходимости восстановления идеологического отдела ЦК, называемого ныне общественно-политическим отделом АП. И выдвижение главного йаповского идеолога на должность главного идеолога государства не заставило себя долго ждать. Но президент не переставал повторять: "А.Гасанов - человек ненадежный". Он согласился утвердить его лишь на пост заместителя завотдела. А.Гасанов умеет ждать, в этом его сила. Не прошло и нескольких месяцев, как он наконец стал главным идеологом страны.

Восхождение состоялось. И для него не имело значения - ценой каких жертв ему обошлась реанимация. А.Гасанов не из тех людей, кто попадает под воздействие сентиментальных эмоций. Это не для него. Теперь перед ним открывались большие горизонты перспектив завтрашнего дня. А.Гасанов зажил жизнью алиевского вельможи - в его распоряжение была отдана фирма "Гасид", он получил недвижимость, и именно ему было отдана власть над сферой, которая для алиевской власти имеет стратегическое значение - масс-медиа. И это не случайно. Г.Алиев успел проверить своего бывшего помощника, заведомо зная, что именно он сможет договориться с самыми непримиримыми борцами с его режимом.

К чести А.Гасанова, он справился с этой отнюдь не самой легкой задачей, поставленной Г.Алиевым. Он открыл доступ правящему трайбу в независимую прессу. А.Гасанов монополизировал уста президента. Вернее, президент сам отдал их главному идеологу страны.

* * *

Многим из тех, кто возглавлял и проводил в жизнь идеологию предательства, кажется, что в эпоху постгейдаризма им удастся избежать наказания, что справедливая кара их не настигнет. Идеологи режима убеждены, что не понесут никакой ответственности за преступления, совершенные в период "великого грабежа". По их логике - они не замараны, не запятнаны в этом грабеже, они лишь отвечали за воспроизведение мыслей вождя, что не несло никакой угрозы обществу.

Но они ошибаются, ибо самое страшное преступление совершено ими. Они в ответе за порушенную нравственность, за слезы детей и стариков, за кровь мучеников "алиевщины". Они стояли во главе идеологии предательства. И она погребет их под собой.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 17, 01 may 2003 г