АРХИВ

КОМА

Он вернулся. Как и предсказывали его близкие в конце недели. Но ни возвращения патриарха, ни его самого подданные так и не увидели. Может, потому, что ни он, ни его окружение так и не захотели, чтобы народ узнал правду.

Общество застыло в ожидании. Безусловно, есть нечто унизительное в том, что восьмимиллионный народ сидит и ждет известий о состоянии здоровья восьмидесятилетнего старика. Сидит, гадает и задается онегинским вопросом: когда же он возьмет тебя? При этом народ сам до дрожи боится альтернатив постгейдаровского устройства. Но так уж сложилась наша жизнь, что живем мы все время одними страхами. И теперь "страх перед ним" медленно но верно перетекает в "страх остаться без него". Поэтому общество пытается найти утешение на страницах газет, ища там ответ на самый волнующий вопрос современности. И газеты в меру своих весьма ограниченных возможностей тоже пытаются найти ответ на вопрос, интересующий всех.

Если бы власти не скрывали настоящего состояния здоровья президента, то многое было бы по-другому. Но власть не может сказать народу правду. Во-первых, потому что она это делать не привыкла. Во-вторых, потому что она слаба.

Все происшедшее за неделю неопровержимо свидетельствует: нормальное состояние здоровья президента - просто "утка". Одна из иллюзий, которые нам хочет навязать власть - это миф о его богатырском здоровье. Все это время наше общество пытаются убедить в том, что, несмотря на свой солидный возраст, президент находится в прекрасном состоянии здоровья, которое не только позволяет ему и дальше управлять страной единолично, но даже не ставит ограничений физического плана.

Ну, в том, что это иллюзия - ни у кого нет сомнений. Примеров тому, что наши власти и в этом случае (как и во всех остальных) пытаются выдать желаемое за действительное - несть числа. Никто не знает реального состояния здоровья главы нашего государства. Даже сам президент на комплимент турецкого премьера Эрдогана: "Вы хорошо выглядите", заявил: "Нет, это не так". А это значит одно: состояние президента таково, что не дает ему возможность ответить с присущим ему кокетством на политический комплимент турецкого премьера.

Узнать о реальном состоянии здоровья Гейдара Алиева крайне сложно. Но на сегодняшний день можно констатировать, что его состояние не позволяет ему осуществлять активную политическую деятельность. По мнению наших источников, у президента не функционируют почки и есть перебои в работе сердца. Как стало известно, в Баку побывала группа врачей из Кливлендской кардиологической клиники, но об итогах их медосмотра нам пока еще ничего не известно.

ТЕРМИНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ

На сегодняшний день можно констатировать только следующее - президент недееспособен. Немощь - крайне неприятная штука даже для обычного гражданина. А уж для руководителя страны, который обладает всей полнотой практически абсолютной власти, это равно катастрофе. И не только для самого руководителя, но и для его страны.

Страна фактически стала заложником его физического состояния. По мере того как исчезают силы и энергия у главы диктатуры, происходит и дряхление нашей государственной системы. Если нельзя точно определить состояние здоровья самого президента, то контуры состояния, в котором оказалась страна, очевидны. Скрыть симптомы болезни, поразившей наше общество, невозможно. Поскольку это общество в прямом смысле слова намертво связано с жизнью одного человека, то, проводя медицинские аналогии, можно констатировать - азербайджанское государство погрузилось в кому.

Согласно Большому энциклопедическому словарю, "Кома - угрожающее жизни состояние, характеризующееся полной утратой сознания, нарушением кровообращения, дыхания, обмена веществ, отсутствием рефлексов. Кома относится к терминальным (пограничным) состояниям. Как правило, заканчивается летальным исходом".

Если сравнить это медицинское объяснение болезни с положением нашей страны в данный период, то понимаешь абсолютную справедливость этой аналогии. Если проанализировать положение дел в стране в отсутствие президента, то налицо явные признаки состояния комы. Правящая элита целыми днями рассуждает о перспективах кадровых революций "в случае чего". Из страны вывозятся капиталы и семьи высших чиновников. Ни одна стратегическая задача, ни один вопрос даже средней важности не решается.

Коматозное состояние для страны чревато крайне неприятными последствиями. Страна погружается в политическую спячку. Все политические процессы заморожены. Даже принятие "Избирательного кодекса" находится под вопросом, потому что никто не в состоянии принять решение. Даже рефлексы алиевской власти начинают давать сбои. Происходит это автоматически, ибо все нити управления сконцентрированы в руках президента. Только он в состоянии вывести страну из подобного состояния. Потому что сам же ее туда и загнал.

Это состояние опасно тем, что организм существует только за счет поддержания его внешними факторами и пожирания последних собственных ресурсов. Попадание в коматозное состояние означает только одно - алиевская власть пожрала все ресурсы национального развития. Власть не способна даже на агонию, потому что даже для этого у нее нет сил. Поэтому она впала в коматозное состояние.

Болезнь и недееспособность основателя персоналистской политической системы привели саму эту систему в аналогичное состояние. Недееспособность президента вновь на первый план выдвинула главный вопрос - кто управляет страной?

Конечно, можно предположить, что президент управляет страной самолично, находясь в состоянии, не позволяющим делать это даже теоретически. В конце концов, политический кумир Гейдара Алиева в застойное время - Ю.В.Андропов - практически с аналогичным диагнозом управлял страной целых 8 месяцев. Пока он лежал подключенным к аппарату "искусственной почки", в стране все шло своим чередом. Публиковались его виртуальные интервью, страна управлялась, а о том, что в политбюро уже началась смертельная схватка за кресло генсека, никто не знал. Пройдут годы, и только тогда станет ясно, что именно в это время корабль советской государственности дал течь и идет ко дну.

Но в любом случае, история знает примеры подобного управления. В качестве еще одного примера можно привести ситуацию в Китае в конце эры Мао Цзэдуна. Поверженный болезнью "великий кормчий" не мог ни говорить, ни двигаться, но продолжал управлять страной. Точнее, страна сама управлялась его именем.

Так что подобное управление страной теоретически возможно, но в силу ряда причин его возможности весьма ограничены и вероятны лишь в очень благоприятных для власти обстоятельствах. Любое изменение политической ситуации станет губительным для всей подобной политической конструкции.

Сегодня страной управляет тень Гейдара Алиева, а не он сам. Он создал систему стабильную и не требующую постоянного мониторинга. Ее уникальность именно в том, что она стабильна и управляема даже без его непосредственного участия, но только пока он жив. Пока он дышит, пока бьется его сердце, он будет продолжать править страной. Его правление будет длиться до тех пор, пока все общество будет ждать его конца.

В ПОИСКАХ "ПУТИНА"

Всю неделю по стране барражировали слухи о решенном вопросе об отставке премьер министра Артура Расизаде и новых назначениях. Поток слухов и компетентность источников не позволяли усомниться в том, что они - результат идущих в правящей элите процессов.

В начале недели общество узнало, что нашим "Путиным" вполне может стать нахичеванский наместник Васиф Талыбов. Не успело шокированное общество до конца проанализировать возможности и шансы на власть нахичеванского наместника, как появилась новая (она же - хорошо забытая старая) кандидатура - министра юстиции Фикрета Мамедова. В кулуарных разговорах фигурировали также имена первого вице-премьера Ягуба Эюбова и министра экономического развития Фархада Алиева.

Но в конце недели премьер-министр А.Расизаде самолично и категорично опроверг слухи о своей возможной отставке. Чем окончательно запутал экспертов. Из того, что произошло, можно сделать несколько выводов.

Дело в том, что многие во властной элите знакомы с диагнозом президента. И потому начался поиск тех, кто сможет решить главную задачу посталиевского периода - сохранить положение статус-кво. Ситуация очень сильно напоминает ситуацию в РФ накануне отставки Ельцина: больной недееспособный президент; рвущиеся к власти коммунисты, олицетворяющие силы, желающие реванша; олигархия, сформировавшаяся в период первоначального накопления капитала.

Но эти совпадения - чисто внешние. Потому что сама ситуация хоть и похожа, но и причины, ее породившие, и рецепты выхода из нее в Азербайджане и России отличаются радикально.

Борису Ельцину, в отличие от Гейдара Алиева, удалось собрать под своими знаменами всю интеллектуальную элиту России. Подобранные практически с помойки интеллигенты и стали базисом ельцинской системы управления. К тому же в РФ передел собственности и ее концентрация в руках олигархов не приняли размеров генетической сегрегации. Практически все более или менее значимые общественно-политические силы, кроме маргинальных коммунистов, получили свой кусок пирога. И поэтому в России число тех, кто не хотел изменений, было значительно выше тех, кто хотел революции.

Поиск преемника Гейдара Алиева происходит по совершенно иному принципу. Власти нужен человек, который обеспечит власть имущим продолжение компрадорской политики. Судя по уже озвученным кандидатурам, во власти еще не решили к какому сценарию действий склониться. Существует несколько сценариев развития ситуации.

СЦЕНАРИЙ ПЕРВЫЙ - премьером назначается жесткий и преданный Семье человек, который начинает "закручивать гайки". За три месяца до выборов он силовым способом подавляет всю оппозиционную структуру, ликвидирует все либеральные достижения режима. И устрашенное таким напором население на выборах голосует за кандидата власти. Результаты выборов тотально фальсифицируются.

Правда, это означает, что страна автоматически превращается в аналог Северной Кореи или Белоруссии - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

СЦЕНАРИЙ ВТОРОЙ - власть переходит в руки умеренного бюрократа, который продолжает алиевскую политику умиротворения Запада, но при этом начинает ликвидировать социальные устои оппозиции. Но времени на коренную перестройку политического режима нет. А в случае более или менее честных выборов власть потерпит сокрушительное поражение.

И наконец СЦЕНАРИЙ ТРЕТИЙ - все остается так, как есть. Скорее всего, этот сценарий наиболее вероятен. Потому что все понимают: никто из представителей алиевского аппарата не в состоянии осуществлять управление страной. Система не работает без него, потому что как только из политической жизни уйдет фактор Гейдара Алиева, все разногласия и противоречия, накопившиеся в системе, построенной им, выплывут наружу. И под их тяжестью рухнет постгейдаровская власть, в чьих бы руках она ни находилась.

МАФИОЗНЫЙ РАСКЛАД

Анализируя все возможные сценарии развития событий, большинство экспертов совершает роковую ошибку. В качестве базы для анализа мы берем развитие событий в других странах, переживших подобные трансформации и катаклизмы. При этом мы забываем о том, что построенная в Азербайджане система беспрецедентна.

Схемы взаимоотношений субъектов власти Азербайджана мало напоминает политические игры в других странах, зато весьма сильно напоминают другое. То самое, что весь мир уже знает на примере итальянских мафиозных семей. Как подметил в свое время наш журнал, Гейдар Алиев построил свою власть по образу и подобию мафиозного клана и сам превратился в ее "крестного отца".

В результате сращивания мафии и государства получился интересный симбиоз. Азербайджанское государство перестало быть общественным образованием, а его глава перестал быть общественным деятелем. Он стал крестным отцом мафии, ставшей государством. Поэтому, анализируя ситуацию, необходимо исходить не из политологических конструкций, изложенных в работах Макса Вебера или Дрейфта, а искать аналогии в книгах и фильмах про "Коза ностру".

Мы уже говорили, что Фрэнсис Форд Коппола и Марио Пьюзо создали блестящую эпопею криминальной семьи. На примере истории семьи Корлеоне они показали трагедию, неминуемо ожидающую всех, кто построил свое благополучие на несчастье других людей. И вот на наших глазах голливудский блокбастер обретает плоть. История семьи Корлеоне повторяется у нас на глазах - на примере семьи Алиевых.

Вспомним, что происходит в мафиозной семье, когда "крестный отец" лежит в коме. В книге Пьюзо этот эпизод является началом карьеры Майкла Корлеоне, превращением его (супротив его воли, а токмо волею обстоятельств) в "крестного отца". Именно в такие моменты решается судьба человека. И нити Судьбы неумолимо толкают его в заранее предначертанное будущее. Это - момент истины.

От взгляда искушенных наблюдателей не укрылась одна характерная деталь. Вся круговерть слухов о новых кадровых назначениях в Азербайджане не затронула только одного человека - официального престолонаследника. Почему-то, рассматривая различные кандидатуры, эксперты так и не рассмотрели шансы человека, которого официальная пропаганда и называет наследником власти Гейдара Алиева.

Казалось бы, сейчас самое время Ильхаму Алиеву взять бразды правления в свои руки. Стать полноправным премьером и взять на себя функции управления страной. Но этого не произошло. Почему?

Некоторые считают, что он не хочет этой участи и только покоряется воле отца. Но если бы это было так, то мы увидели бы его поднимающим власть, оброненную отцом. Видимо, все гораздо сложнее. И.Алиев не "не хочет", а не может этого сделать. Он боится. И есть чего.

В политике Ильхам Алиев так и не смог себя проявить. Несмотря на то, что ему были предоставлены грандиозные возможности, он так и не стал серьезным фактором политической жизни страны. Его заявления противоречивы, а поведение истерично. Он с треском проиграл парламентские выборы, и только тотальная фальсификация и слабость оппозиции позволили правящему режиму удержать парламент в своих руках.

Слабость Ильхама как политического деятеля понимает даже Гейдар Алиева. Поэтому он так и не решился передать ему власть. За эти годы Гейдар Алиев не вырастил в своей команде ни одного выдающегося человека и было бы наивно ожидать, что подобный человек мог вырасти у него в семье. Ильхам Алиев по своему психотипу не может быть руководителем чего бы то ни было, не говоря уже о том, чтобы он смог бы управлять страной.

Всем памятен скандал принца с самым ближайшим из его олигархов - Кямаледдином Гейдаровым. Принц узнал, что вскормленный им "таможенный орел" заимел собственные амбиции и начал собственную политигру и сбор компромата на благодетеля. Оставив в стороне хитросплетения этого дела, на минуту зададимся вопросом: можно ли себе представить. что кто-то из приближенных его отца мог бы себе такое позволить по отношению к президенту? Да их только при возникновении подобных мыслей прошибает пот. А еще точнее - подобные мысли вообще не приходят в их головы.

А вот окружение Ильхама Алиева его не боится.

Трагедия Ильхама Алиева в том, что он так и остался в душе ребенком, потому что всю жизнь за него все решал отец. За всю свою жизнь Ильхам не принял ни одного самостоятельного решения. Когда он вернулся из "Гюльхане", то на вопрос корреспондента о состоянии здоровья отца сказал: "Он обязательно вернется, потому что он нужен мне, он всем нам нужен". А в его глазах я увидел страх, страх остаться один на один с жизнью, в которой ему все придется решать самому.

Нет, он не сможет наследовать отцу хотя бы потому, что наследовать Г.Алиеву может человек, очень на него похожий. А Ильхам Алиев, несмотря на то, что биологически он сын своего отца, совсем не похож на него - ни как личность, ни как политический деятель.

Вито Корлеоне повезло - у него было три сына. И если судьба лишила его экспансивного Санни, "наградила" ущербным Фредди, то сполна одарила младшим сыном. Но дав ему все, она забрала у него возможность выбора.

Гейдару Алиеву не повезло - у него только один сын. И его способности не позволяют надеяться на то, что Ильхам - человек, способный адекватно воспринять выбор судьбы.

КТО, ЕСЛИ НЕ ОН?

Ситуация сегодня такова, что предположить, как будут развиваться события, практически невозможно. Но одно можно утверждать точно - эпоха Гейдара Алиева близится к концу. Уже сегодня ясно, что в этом году страна получит нового президента. Кто им станет? Быть может, этим шансом воспользуется оппозиция. Но сможет ли она объединится ради прихода власти?

Сегодня власть вовсе не валяется на улице, как то было в мае 1993 года. Она лежит. Лежит в резиденции президента и взять ее гораздо сложнее, чем было ему подобрать ее в 1993-м. Сегодня Гейдар Алиев, да и вся власть, напоминает Акелу после неудачного прыжка. Вокруг ходят стаи молодых волков, восклицая: "Акела промахнулся!" и требуя его отставки. А он сам готовится к последней схватке, желая дорого отдать свою жизнь. И сегодня так же актуален киплинговский вопрос - кто посмеет вступит в борьбу с старым волком, которому уже нечего терять?

Страна стоит на пороге хаоса. И в его пучине неизбежно будет уничтожено все, чего азербайджанский народ достиг путем огромных потерь.

Гейдар Алиев так и не создал предпосылок преемственности собственной власти. Не смог или не захотел? Ведь вполне вероятно, что грядущий хаос запрограммирован им самим. Потому что это единственный путь для обеспечения главной задачи его жизни - неприкосновенности награбленных семейных капиталов. И сегодня не видно силы, способной этот хаос предотвратить.

Одна надежда - на то, что западные страны, больше всех обеспокоенные проблемой стабильности в нашей стране, решат эту проблему за нас. Но надежда эта крайне слаба, потому что мы должны сами решать свою судьбу. Азербайджанскому обществу вместо того, чтобы сидеть и смиренно ждать своей незавидной участи, уже сегодня необходимо понять - такое ожидание смерти подобно. Ожидая неизбежности его конца, мы сами столь же неизбежно превращаемся в прах.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 18, 08 may 2003 г