АРХИВ

ТАК ГОВОРИТ ЗАРАТУСТРА

За несколько дней до январской трагедии, он бил в набат и предупреждал о серьезной угрозе. "Я вижу кровь", - это была последняя фраза, брошенная им с трибуны правления НФА. Крик толпы заглушил его одинокий голос. 20 января весь Баку был потоплен в море крови. В дни победоносного наступления азербайджанской армии летом 1992 года, он призывал приостановить военную кампанию и воспользоваться плодами победы - спасти потерянный Карабах. Ему пригрозили штыками, его заглушил парадный марш "Бозгурда". Не прошло и месяца, как мы потеряли Карабах. Тогда он пророчески произнес: "Власть НФА продлится не больше года".

Нет, он не пророк, хотя его зовут Зардушт (Заратустра). В течение последних пятнадцати лет своей жизни он неизменно находится в огне борьбы. Он единственный азербайджанский политик, провозгласивший, что не будет бороться за власть. ЗАРДУШТ АЛИЗАДЕ борется за справедливость.

"Г.АЛИЕВ - ЭТО ДЕМИУРГ ВЛАСТИ"

- Ухудшение здоровья президента обострило политическую ситуацию в стране. По мнению некоторых аналитиков, Азербайджан вновь в преддверии хаоса. Может ли уход Г.Алиева из жизни взорвать политическую ситуацию?

- Я не думаю, что в стране воцарится вакханалия. Более того, многие предрекают начало гражданской войны. Это - абсолютная глупость. В Азербайджане нет двух равноценных друг другу общественных сил. Конечно, некоторые политические силы предъявят свои претензии на власть и попытаются дестабилизировать ситуацию.

Я не исключаю опасность возникновения хаотической ситуации, но она маловероятна. В Азербайджане сформировалась элита, обладающая большими силами и ресурсами. К тому же, элита имеет глубокие связи с оппозицией. На мой взгляд, все пройдет в конституционных рамках. Во всяком случае, все изменения попытаются провести в соответствии с нормами Конституции. Однако насколько будут соблюдены не только буква, но и дух закона - это вопрос.

- После ухода президента возможны два варианта развития событий - революционный и эволюционный. Вы склонны считать, что ситуация получит эволюционное развитие. Но все же - какими могут быть последствия обоих вариантов?

- Я бы назвал мирное развитие ситуации не эволюционным, а скорее конституционным вариантом. Антиконституционный путь - серьезный удар по репутации Азербайджана, который и так имеет дурную славу на международной арене. В стране есть силы, которые могут встать на этот путь. Они руководствуются узкокорыстными интересами. Но одновременно эти силы должны понять: Запад и все мировое сообщество воспринимают Азербайджан не с точки зрения их интересов. Запад не воспримет развитие ситуации, когда смена власти происходит путем насилия. Поэтому приход к власти оппозиционных сил в рамках антиконституционного варианта нанесет международному имиджу Азербайджана непоправимый ущерб.

А конституционное развитие ситуации предполагает не фальсификацию выборов, к чему привыкла наша властная элита, а правовое оформление волеизъявления народа. Так и должно быть.

- В период своего первого правления Г.Алиев руководствовался принципом "после меня хоть потоп". Может, на сей раз он целенаправленно создает предпосылки для политического кризиса - чтобы Семья, используя хаос, смогла беспрепятственно покинуть пределы страны и вывезти награбленный капитал?

- Я не думаю, что в период своего первого правления Г.Алиев действовал по этому принципу. Он лишь прислуживал московскому руководству и изощренно доказывал свои способности слуги. Г.Алиев пытался вписаться в систему и пытался стать деятелем "ленинского типа". Он нанес огромный ущерб Азербайджану. Ему важно было создать видимость благополучия в республике и обеспечить свое восхождение по служебной лестнице. А в период второго правления вся его деятельность была направлена на укрепление режима личной власти и на создание эффективной грабительской системы.

А что касается капитала Семьи, то Алиевы давно вывезли его за рубеж. Они приобрели акции и недвижимость. В любой момент Семья может безболезненно перебраться за границу. Другой вопрос - под каким "соусом" Семья сможет покинуть Азербайджан? Думаю, это относится к тонкостям очередной чекистской операции, заранее разработанной Г.Алиевым. План эвакуации членов Семьи может быть реализован и при жизни президента, и после.

- В течение последних четырех лет правления Г.Алиева пропаганда властей безуспешно навязывала общественному мнению неизбежность прихода к власти Ильхама Алиева. Многие аналитики уверены - эта политическая акция проводилась с целью предотвращения активизации центробежных сил в окружении президента. Так ли это?

- Я одним из первых высказал эту точку зрения, и до сих пор ее придерживаюсь. Так что я полностью согласен с этим.

- Как вы расцениваете перспективы И.Алиева в качестве претендента на власть?

- Его шансы минимальны. Личностные качества, а также объективное восприятие обществом его персоны сводят на нет все его возможности в предстоящей борьбе за власть. И.Алиев не подходит на роль главы государства. Ни властная элита, ни объединенный трайб выходцев из Армении и нахичеванцев, ни оппозиция и общество, ни народ его не поддержат. И.Алиев - сын президента, окруженный людьми, которые контролируют высокодоходные сферы. Вот и все.

- Правящий трайб обладает неисчерпаемыми финансовыми возможностями, высоким пиар- и административным ресурсом. Не значит ли это, что клан победит и в следующей политической борьбе?

- Не думаю, что все измеряется размерами финансового и административного ресурсов. Не стоит забывать, что власть должна опираться на поддержку общества. В свое время КПСС тоже обладала гигантскими финансовыми и административными ресурсами. Но даже она потеряла статус правящей. Почему? Именно потому, что она исчерпала свои идеологические ресурсы.

- Но ведь и общество оказывало сопротивление...

- Сопротивление возникло, когда коммунистическая власть ослабла. Власть сама позволило сопротивление. А до того любая его попытка жестоко пресекалась. То же самое происходит и сейчас. Алиевский режим полностью исчерпал свои идеологические ресурсы, и подавляющее большинство общества настроено против этой власти. Этот режим существует только за счет железной воли одного человека. После его ухода режим должен смениться. Иначе власть будет сметена. Либерализация режима неизбежна.

- На ваш взгляд, кто может стать выразителем интересов правящего клана в посталиевский период?

- Никто, кроме Г.Алиева, этого не знает. Есть очень много вариантов, которые могут быть реализованы лишь этим человеком. Г.Алиев - Демиург нынешней власти. Он единолично решает все вопросы. И когда говорят о наличии группировок и их борьбы за власть - это вызывает смех. Это такая же имитация политической деятельности, как и бесконечные встречи лидеров национал- или социал-демократов.

Видимо, пока Г.Алиев не решил, кому передать власть. Или решил, но пока никому не сообщил об этом. Но если Г.Алиев уйдет внезапно, не озвучив заранее свою последнюю волю и не назвав имя преемника, то тогда начнется реальная борьба за власть. Прогнозировать итог этой борьбы никто не в состоянии, ибо здесь есть факторы финансового, административного и военного ресурсов. К тому же не следует забывать об интересах внешних сил. До сих пор смена власти в Азербайджане инициировалась извне.

"Р.ГУЛИЕВА МОГУТ НЕ ВПУСТИТЬ В СТРАНУ"

- Многие аналитики считают, что основная борьба развернется между Расулом Гулиевым и Исой Гамбаром. Как вы расцениваете возможности и потенциал каждого из них, и можно ли предсказать исход этой борьбы?

- Существует множество различных вариантов, каждый из которых не поддается однозначной оценке. Может возникнуть такая ситуация, когда назначенный Г.Алиевым преемник заявит, что вначале Р.Гулиев должен получить оправдание в азербайджанском суде и только после этого может получить право участия в президентских выборах. В этом случае Р.Гулиев не приедет и не примет участия в выборах. При возникновении подобной ситуации было бы неправильно сравнивать шансы и возможности Р.Гулиева и И.Гамбара.

Р.Гулиев заявлял о намерении очень скоро вернуться в страну много раз. Понятно, что никто не хочет сесть в тюрьму и положиться на милость алиевского суда. Если Г.Алиев назначит своего преемника, то Р.Гулиев не примет участия на президентских выборах. Его просто не впустят в Азербайджан, ибо он имеет слишком большие возможности для борьбы. Именно поэтому власть отправила его в политическую ссылку. Г.Алиеву было очень важно отстранить его от политических процессов, чтобы он лишился возможности сформировать вокруг себя серьезную политическую силу.

Второй вариант - когда властной элите будет противостоять Иса Гамбар. Если властная элита сделает свой выбор, то И.Гамбар не сможет стать главным противником претендента от власти. Он будет одним из главных оппонентов. Властная элита постарается, чтобы национал-демократическая оппозиция выступила двумя-тремя кандидатами. Однако Иса Гамбар - один из серьезных претендентов.

Все будет зависеть от того, какую политическую линию изберет властная элита. Не только в Азербайджане, но и во всех постсоветских странах сила оппозиции определяется не ее способностями, а объективной слабостью элит.

- Полгода назад вы заявили, что на предстоящих выборах поддержите кандидатуру либо Расула Гулиева, либо Ильяса Исмайлова. Если Р.Гулиев все же примет участие на выборах, будете ли вы поддерживать кандидатуру И.Исмайлова?

- Я определился в своем выборе и заявил, что поддержу кандидатуру Ильяса Исмайлова. И могу обосновать свою позицию. Мы, наконец, должны осознать значение суверенитета государства - и в теории, и на практике. Суверенитет - это соблюдение верховенства, функций и действий законов. До сих пор в Азербайджане этого не было. Я бы не сказал, что И.Исмайлов - явный фаворит избирательного марафона. Но в определенной ситуации (это относится и ко всем остальным кандидатам) у него может появиться шанс стать президентом.

Я считаю, что всем нам очень сильно повезет, если следующим президентом страны станет такой человек, как Ильяс Исмайлов. Он - строгий приверженец законности. К тому же, И.Исмайлов очень умеренный и осторожный политик. Я его буду защищать до конца. Но это не означает, что я стану врагом других претендентов на власть. Я свой выбор сделал, и последовательно буду защищать этого претендента.

"ПРОФСОЮЗЫ КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ"

- Вы - основатель левоцентристского движения в Азербайджане. Однако это движение так и не достигло желаемых политических успехов. Почему?

- Я не основатель движения, а лишь один из многих, кто занимался в тот период этим делом. Я продолжаю себя считать политиком левого направленности. К сожалению, вынужден признать, что левый фланг в Азербайджане слаб. На постсоветском пространстве вообще бессмысленно говорить о классических левом или правом движении. Советский Союз был настолько левым государством, что общество неадекватно воспринимает теперь левые ценности.

Настоящей целью является построение рыночной экономики. И в наших странах усиление правого центра весьма закономерно и необходимо. Так должно быть. Без правого уклона общество, государство, да и само время отринет левую силу, которая примет крайние левые формы по типу советского коммунизма или кубинского социализма. Поэтому все партии, и в том числе даже левые, в отношении развития экономики вынуждены исповедовать правые взгляды. А те партии, которые называют себя правыми и отвергаются элитой (она отвергает и "Мусават", и Народный фронт, и Демпартию, и в целом всех представителей разночинной интеллигенции, которые ей чужды), то они в отношении социальных программ пропагандируют левые взгляды. Они - левые.

В Азербайджане нет сильной левой партии потому, что у нас по объективным причинам не структурирована социальная база. Сама социальная база есть, она включает огромный контингент безработных, бедняков, беженцев и т.д. Но они атомизированы. Левые не могут опереться на профсоюзы. А правая власть активно использует профсоюзы в качестве инструмента для управления трудящимися. Так можно ли назвать наши правые партии сильными?

- Во всяком случае, в активную борьбу за власть вовлечены именно лидеры правых партий...

- Давайте дождемся итогов выборов, не фальсифицированных Г.Алиевым. А вот потом и определим - какие партии сильные, а какие слабые. До сих пор выборы проходили под диктовку Г.Алиева. Он определял - какие партии войдут в парламент, а какие нет. Если бы и мы вошли в сговор с Г.Алиевым, то и социал-демократам тоже предоставили места в парламенте. Но, в отличие от правых партий, мы в алиевские игры не играли. И даже те партии, которые подчинялись правилам его игры, но не до конца подчинялись его воле, в конце концов, оставались вне игры.

"ПЕРИОД БЕЗОГЛЯДНОГО РОМАНТИЗМА ПРОШЕЛ"

- Говоря о формировании будущей власти, нельзя забывать о стратегических интересах великих и региональных держав. Как вы относитесь к мнению, что следующим президентом страны должна стать компромиссная фигура, более или менее устраивающая интересы всех внешних сил?

- К сожалению, в условиях отсутствия консолидированного общества, понятия "стратегического пути" страны, патриотически настроенной элиты и сознательной массы, влияние внешних сил приобретает большое значение. И если следующее руководство страны откажется от внешнеполитического курса, опирающегося на баланс интересов, то столкнется с реальной опасностью быть смещенным. Ярким примером тому может послужить горький опыт правлений А.Муталибова и А.Эльчибея. В отличие от них, Г.Алиеву удалось создать сбалансированную систему международных отношений. Правда, система эта служила не интересам Азербайджана, а интересам его личной власти.

Думаю, что следующий президент Азербайджана, вне зависимости от своих внешнеполитических пристрастий, обречен на продолжения курса "баланса интересов" в отношении всех соседей. Период безоглядного романтизма прошел. Даже былые "романтичные" (или, скорее, невежественные) национал-демократы многому научились. Не говоря уже о таких прагматичных и опытных политиках, как Ильяс Исмайлов или Расул Гулиев. Уверен - внешняя политика Азербайджана и в будущем не претерпит особых изменений. Мы живем не в воздушном пространстве и потому вынуждены считаться с интересами и Запада, и России, и Турции, и Ирана.

- Именно вы впервые выступили с альтернативным планом урегулирования карабахской проблемы. Исключив военный путь, вы предложили модель урегулирования, предполагающую возвращение Карабаха путем экономического возрождения региона. Многие кандидаты в президенты сегодня склонны к этой концепции, а наиболее радикальные из них тоже поумерили военную риторику. Можно ли констатировать, что в общественном мнении произошел коренной перелом, исключающий в обозримом будущем саму возможность начала военной кампании?

- Хочу уточнить, что я не исключал военный вариант совсем. Я не пацифист, ибо пацифизм сегодня равносилен капитуляции. Но я всегда говорил, что Азербайджан не использует в полной мере свои мирные и военные ресурсы для окончательного разрешения проблемы. Мы не используем в полной мере дипломатию, и в частности народную, экономический потенциал и широкие пропагандистские возможности. До сих пор Азербайджан использовал лишь 5% своего потенциала. И в этой ситуации приверженность исключительно к силовому решению конфликта является чистой воды авантюризмом. Это означает противопоставить Азербайджан всему миру и настроить против нас все мировое сообщество. Кроме того, мы не имеем военного потенциала для возобновления войны. С кем мы будем освобождать Карабах? С коррумпированным сборищем, которое носит условное название "азербайджанская армия"?

Нам необходимо максимально использовать свой миротворческий, дипломатический и пропагандистский потенциал. Одновременно необходимо начать строительство армии. При наличии боеспособной армии мы должны полностью использовать дипломатические и гуманитарные ресурсы, экономический потенциал.

К сожалению, сегодня многие здравые силы, некогда боровшиеся против засилья популизма воинственного толка в общественном сознании, сейчас сами скатились к дешевой военной риторике. Но они должны понять - времена военной риторики прошли, они опоздали. Они сейчас пытаются только заработать дивиденды.

Самый реальный путь привязать Карабах и Армению к Азербайджану - это комбинированное использование военных рычагов давления, угрозы применения армии, которая способна использовать свой конституционный долг, и эксплуатация всего современного арсенала мирных инициатив и экономических возможностей. Пресса уже пишет о том, что сегодняшний товарооборот между Арменией и Азербайджаном составляет 40 млн. долларов. Это немало. И это только нелегальный товарооборот. А если создать легальные экономические отношения и подключить к региональному экономическому сотрудничеству Турцию, то можно подорвать позиции тех общественных сил в Армении, которые навязывают армянскому народу представление о турках и азербайджанцах, как об извечных врагах.

Вся фабула их пропагандистской работы сводится к тому, что единственное спасение Армении - опереться на Россию и продолжить враждебную политику против Турции и Азербайджана. Думаю, тем самым мы совершили бы революцию в армянском обществе. Мы бы лишили этих людей возможности во имя личной выгоды спекулировать мифом вечной "турецкой и азербайджанской угрозы".

Это выгодно Азербайджану. Но мы этого не делаем. Почему? Потому что и предыдущее и нынешнее руководство сильно повязаны с теми внешними силами, которые инициировали карабахский конфликт и управляют им.

Беседовал Э.ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 18, 08 may 2003 г