АРХИВ

СТРАХ

Долгое время азербайджанское общество жило в ожидании дня "Х". Его ждали как конца света - кто-то с надеждой, а большинство - со страхом. Ибо то, что происходит у нас перед глазами, - это конец света, конец эпохи, так как вся наша новейшая история поделится на два периода - до него и после.

День "Х" в азербайджанской политологии - это обозначении периода после ухода Г.Алиева от активного управления страной. Это особое положение, в котором окажется страна, впервые за треть века оказавшаяся без привычного жокея, взнуздавшего ее и гонящего во всю мочь к пропасти.

Но когда этот день наступил, мы его не заметили. Все последнее время страна живет в режиме особого положения. Особые параметры этому положению придает тот факт, что все это время страна работает без главы государства.

После возвращения из "Гюльхане" народ лицезрел "выздоровевшего" президента всего один раз. Г.Алиев провел совет безопасности, но показанные народу телекадры лишь усилили уверенность большинства в том, что со здоровьем у президента далеко не все в порядке. На этих кадрах, показанных без звукового сопровождения, народ увидел не Гейдара Алиева, а его тень. Тень, чем-то похожую на президента. Показанные кадры убедили всех в том, что в таком состоянии президент долго не протянет.

Гейдаро-пессимисты обрадованно потирают руки в предвкушении политических перемен, в то время как гейдаро-оптимисты хотя и продолжают петь песню о том, что "он и теперь живее всех живых", но привычного энтузиазма в их нестройном хоре уже не ощущается.

ДЕНЬ САМОУПРАВЛЕНИЯ

Советский писатель Леонид Пантелеев написал книгу "Республика ШКИД", в которой описал жизнь и быт самоуправляемой детской коммуны. Это была обыкновенная утопия, но с легкой руки писателя во многих советских школах на один день власть отдавалась детям. Выбирался детский директор, детские учителя и... к концу дня они превращались в жалкое подобие своих старших прототипов.

Болезнь Г.Алиева, сделавшая его недееспособным, ввергла весь Азербайджан в пучину дней самоуправления. Но вот что интересно - за дни самоуправления ничего в стране не меняется. Долгое время нам всем казалось, что стоит только этой власти дать слабину, как она рухнет. К сожалению, сегодня приходится констатировать, что в стране ничего не меняется.

Власть продолжает делать вид, что ничего не происходит. Главный лозунг властей - "С Гейдаром Алиевым - на выборы!" - продолжает звучат лейтмотивом йаповских заявлений. А оппозиция проводит митинг, на который приходит не более 20 тысяч человек, хотя все понимали, что это - последний смотр оппозиционных сил перед решающими сражениями за власть.

Страна как бы замерла, хотя в принципе все должно быть наоборот. В обществе наблюдается совершенно непонятное оцепенение. Казалось бы, все должны были приготовиться к тому, что этот день рано или поздно наступит. Что никто не может жить вечно, и Г.Алиев - не исключение. Но сегодня складывается впечатление, что вся страна с чувством глубокого остолбенения оказывается не готовой к тому, что Г.Алиева может в один момент не стать. И что при этом ничего не изменится.

"Дни самоуправления по-азербайджански" еще раз доказали - все, кто говорил о том, что эта власть умрет в один момент вместе с патриархом, были неправы. Система, которая им создана, при всех пороках и слабостях продолжает автономное существование. Хотя ничего удивительного в этом нет. Теория менеджмента утверждает, что любая система, осуществляющая управление в течении определенного времени, приобретает параметры стабильности. Даже авторитарная система, полностью афиллированная с правителем, может некоторое время по инерции существовать. И сколько продлится ее функционирование - зависит от нескольких факторов. В первую очередь - от состояния внутренних управленческих ресурсов и внешних угроз. При наличии первых и отсутствии вторых система может надолго пережить своего основателя.

Дни самоуправления показали, что построенная Гейдаром Алиевым управленческая система продолжает функционировать несмотря на то, что состояние самого патриарха не позволяет ею управлять. Системой власти сегодня управляет не Г.Алиев. И даже не его тень. Системой управляют инерция и стереотипы.

Истинная причина возникновения общественных стереотипов недостаточно изучена. А инерция человеческого мышления - вещь сугубо индивидуальная. Азербайджанцы - крайне инерционный народ. Инерция - это основа национального сознания. Наша инерционность уходит корнями в годы национальной зависимости и питается в глубинах комплекса национальной неполноценности. Хаос безвременья и ужас стабилизации привели состояние народа в критическое положение. Поставленный на грань уничтожения народ уже не мыслит. На смену мыслительным процессам приходят инстинкты. Нация руководствуется в своем развитии инстинктами. Мы, зачастую даже не осознавая этого, действуем рефлекторно. Трусость стала господствующим элементом национального самосознания. А это привело к появлению инстинктивной реакции - страха.

С НИМ СТРАШНО, БЕЗ НЕГО - ЕЩЕ СТРАШНЕЕ

Все наше общество, включая правящую элиту и их политических оппонентов, боится. Страх - это не просто чувство, знакомое любому нормальному человеку с детства. Это целая философия. Во все времена страх был основой, на которой диктаторы строили свои империи. В одной из своих прошлых статей я назвал Гейдара Алиева властелином страха. И это действительно так, потому что за все годы его правления он для достижения своих целей всегда и во всем опирался на одно средство - на страх.

Страх являлся главной движущей силой на всех уровнях государственного устройства. Г.Алиев правил страной при помощи страха. Он - неосталинист по природе - хорошо уловил те флюиды, которые источало общество после хрущевской оттепели. И поэтому первые его шаги во власти были направлены на то, чтобы азербайджанцы вновь почувствовали страх и, "заробев поротой задницей", покорились ему.

Сегодня, когда миф о великом и непоколебимом властителе повержен рукой судьбы, казалось бы, есть все предпосылки для того, чтобы азербайджанцы перестали бояться. Но они продолжают это делать. На смену великому страху перед патриархом приходит страх оказаться без него.

Этого боятся все, и это нормально. Даже те, кто считает себя непримиримыми борцами с режимом, тоже боятся остаться без него. Даже я боюсь этого дня, потому что с его уходом исчезнет такая благодатная тема. Да к тому же, для большинства журналистов-антигейдаристов Г.Алиев - наша муза. Именно он многие годы дарил нам вдохновение, в порыве которого рождались гневные филиппики и статьи, изобличающие преступления режима.

Оглянувшись на политический пейзаж страны, понимаешь, что фигуры, которая сможет достойно заменить его в качестве музы, увы, не видно. Что ж, придется переквалифицироваться в управдомы.

ЧЕГО БОИТСЯ СЕМЬЯ?

Сегодня власть находится под полным контролем Семьи. Но эта победа оказалась пирровой, так как, обеспечив полный контроль над страной, Семья лишила себя широкой поддержки в перспективе. И почти все ее члены прекрасно знают, что их ожидает в ближайшем будущем. Тяжелая судьба семей диктаторов новейшего времени - вот урок, который история наглядно подсказывает членам правящей семьи. Этот страх подкатывает к горлу и толкает их на самые непопулярные шаги. Именно этот страх и заставляет Семью предпринять попытку сохранить власть в своих руках.

Это - попытка обрести безопасность, но гораздо страшнее ее - страх. Страх не удержать власть, поскольку никто в Семье не в состоянии адекватно управлять этой системой. В Семье нет ярких политических деятелей, а официальный наследник фактически недееспособен. И проблема не в том, что И.Алиев не сможет управлять государством, хотя сомнений относительно его организаторских способностей тоже предостаточно. Дело в том, что на него автоматически падет ответственность не только за свои действия, но и за ошибки отца.

Страх остаться один на один с проблемами, с которыми не смог справиться его отец, давит на И.Алиева и не позволяет принять окончательное решение. А с другой стороны его подпирают олигархи, для которых смена власти означает полную катастрофу.

ЧЕГО БОЯТСЯ ОЛИГАРХИ?

Олигархи боятся остаться без него потому, что ничего из себя не представляют. Потому что они подобраны с таким расчетом, что боятся остаться один на один с народом. Это было гениально - собрать подчиненных, настолько ничтожных, что даже они сами понимают горькую правду, что они - ничтожества. Нет более преданных подданных, чем те, которые осознают глубину пропасти, в которую их низвергнут.

К тому же каждый из них боится встать перед выбором: остаться в стране и лишиться всего, что имеешь (любая постгейдаровская власть неизбежно начнет свою деятельность с экспроприации) или уехать на чужбину. Неизбежность экспроприации проистекает из того факта, что большинство населения живет с мыслью об этом.

Перераспределение национального пирога никогда не бывает социально справедливым, но практически всегда - общественно легитимным. Как бы ни делился национальный пирог, должен соблюдаться основной принцип - политическое равновесие. Все общественно-политические активные группы должны быть удовлетворены. В противном случае революция с последующей экспроприацией становится неизбежной.

Олигархи сегодня находятся под перекрестным огнем двух страхов: боязни лишиться всего, что "нажито непосильным трудом", и страха не удержать власть и тогда отвечать за совершенные во имя ее удержания преступления. Какой из страхов перевесит - покажет лишь время.

ЧЕГО БОИТСЯ ОППОЗИЦИЯ?

Оппозиция - кровь от крови и плоть от плоти народа. Не стоит упускать из внимания и тот факт, что большинство из оппозиционеров пришло в политику с легкой руки Г.Алиева. Оппозиция боится остаться без него потому, что она не готова принять на себя ответственность за развитие страны в посталиевский период - ни организационно, ни политически, ни морально.

Большинство из них хотят вечно быть в оппозиции. Иногда мне кажется, что оппозиция больше всех заинтересована в долголетии нынешнего главы государства. Их главное политическое кредо - надо сидеть и ждать, когда все это кончится, и власть сама свалится в твои руки. На самом деле за всем этим стоит страх, глобальный страх, что власть они не удержат.

Причина этого страха - в той проклятой "чертовой дюжине" месяцев, когда власть находилась у них после того, как упала к ним в руки от сбежавшего Муталибова. Эти 13 месяцев кошмара до сих пор вспоминаются как дурной сон - и не только народом, но и самими оппозиционерами.

За последние годы ни персональный состав политических лидеров, ни их идеологическая и организационная база не претерпели никаких изменений. А если и претерпели, то только в худшую сторону. Тотальный финансовый дефицит, в котором оппозиция существует все эти годы, фактически превратил их в аналог нынешней власти в преддверии июньской реставрации.

Оппозиция боится, что, получив власть, она и в этот раз не сможет удержать ее. И вот тогда это станет окончательным и бесславным концом политического поколения, взращенного карабахским конфликтом.

ЧЕГО БОИТСЯ НАРОД

В основе этого - страх нации перед будущим. Людям всегда свойственно больше бояться того, что неизвестно. Страх перед грядущим злом всегда неизмеримо сильнее самого этого зла. Как сказал один мой знакомый: "Да что это за страна такая? Раньше боялись, что он никогда не умрет, а теперь - что он когда-нибудь умрет".

В том-то и парадоксальность загадочной азербайджанской души. Она сама не понимает какими именно стереотипами управляется. Но какими бы причинами ни было вызвано появление стереотипов, одно можно утверждать уверенно - именно они правят общественным мнением, превращаясь в факторы, обуславливающие реакцию человеческих сообществ на те или иные общественные процессы.

Основа народного страха - то непомерно большое место, которое занимает в нашей жизни Г.Алиев. Он - наше все. В принципе, это ненормально, когда вся страна, со всеми ее достижениями и неудачами, непосредственно связана всего лишь с одним человеком. Поэтому совершенно естественно появление стереотипа "его полной безальтернативности".

И если восьмимиллионный народ поставлен в положение, когда не видит ни одной достойной кандидатуры для посталиевского периода, то уже это говорит о многом. "Кто, если не он?!" - говорят многие, даже не задумываясь о глубине национального позора, таящегося в этих словах. Каждый из нас иногда задумывается над этим вопросом и, поражаясь, приходит к выводу, что никто, кроме него, не сможет управлять этой несчастной страной. В общественном сознании укоренилась мысль, что политической альтернативы ему нет. Нация за столько лет не смогла выдвинуть из своей среды достойных политиков?! Это звучит как приговор.

ЛИШЬ БЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ

Но в основе страха нации остаться без Г.Алиева лежит не только стереотип о его политической незаменимости. Основа национального мироощущения базируется на двух доминирующих страхах. И первый из них - страх нации перед войной.

Приятно нам это слышать или нет, но это так: азербайджанцы панически боятся возобновления военных действий. Большинство населения все еще продолжает придерживаться принципа "Бомбу милому в штаны - лишь бы не было войны". Устойчивое нежелание воевать исходит не из национальной трусости, а из нежелания ставить интересы отчизны выше собственных.

Грех винить народ в этом, так как власти, узурпировав национальное богатство, присвоили себе право распоряжаться закромами Родины, тем самым дав народу понять: защищать Родину должен народ, а вот грабить Родину будет власть.

К тому же страх перед войной - совершенно нормальная тенденция. Ни один нормальный человек не хочет войны и воспринимает ее только как неизбежность. При малейшем ослаблении государства, число лиц, откровенно не желающих воевать, стремительно растет. В качестве примера можно вспомнить ситуацию в предреволюционной России. Тогда большевики смогли взять и удержать власть, во многом благодаря своей пораженческой риторике.

Так уж случилось, что в общественном сознании Г.Алиев закрепился как человек, остановивший войну, а большинство населения убеждено в том, что с его смертью боевые действия возобновятся. Благо, воинственная риторика его оппонентов льет воду на мельницу народных страхов. Неизбежность войны в случае смены власти - это главная доминирующая сила, сдерживающая народное сопротивление алиевскому режиму и попыткам продления правления Семьи.

СТРАХ ПЕРЕД ХАОСОМ

Это второй страх народа. Природа этого страха лежит в тех недавних годах, когда Гейдар Алиев вторично шел к власти. Он неоднократно мог вернуться. У него был шанс это сделать после Муталибова, после Ягуба Мамедова и перед Эльчибеком, но он не сделал этого. Не сделал, вопреки логике и жажде власти. Он напоминал голодного человека, попавшего в ресторан и с выдержкой гурмана ожидающего деликатеса.

Теперь ясно, чего ОН ждал. ОН ждал, когда власть, им же самим выпестованная и приведенная, ввергнет страну в пучину хаоса. И тогда ОН, выдернув страну из этой пучины, сможет править вечно. Ибо к страху перед ним, который сформировался еще в первое его властвование, добавится страх оказаться без него.

Г.Алиев победил в июне 1993 потому, что "страх перед ним" стал вторичен, уступив место "страху без него". То, что сегодня переживает страна, - это рецидив того самого страха. Общество уверено в том, что после Г.Алиева в обязательном порядке наступит хаос. И в том, что это произойдет после ухода Гейдара Алиева с политической арены.

То, что это произойдет одновременно с его уходом из жизни, не вызывает сомнений. В стране нет политической силы, способной организовать переход власти в конституционных и неконституционных формах. Общество аморфно, подавлено и не готово к серьезной политической борьбе. Оппозиция, как отмечалось выше, тоже не в силах вступить в борьбу. Правящая элита тоже к этому не готова.

Таким образом, ни одна из реально существующих сил в стране не в состоянии взять на себя ответственность за будущее страны. Хаос является единственным выходом из стагнации, в которую ввергнута страна.

Иногда мне кажется, что нынешнее руководство специально делает все так, чтобы "после него был потоп". Ведь если в Азербайджане наступит хаос, то народ будет горевать по утерянной стабильности и тем самым прославлять Гейдара Алиева. Необходимо признать: насколько ни был бы плох нынешний порядок, он неизмеримо лучше того хаоса, который может возникнуть.

Подумайте, как о нем будут вспоминать потомки, если период после него будет сопровождаться гражданскими войнами, голодом и прочими неприятными моментами? Если общество все время будет, подобно маятнику, кидаться от хаоса к диктатуре и обратно. И тогда он войдет в историю страны как единственный человек, "при котором в стране был порядок".

Народ не мыслит аналитическими категориями анализа. Для большинства населения причинно-следственная связь очевидна. Если сегодня провести опрос, то большинство из бывших граждан СССР на вопрос о том, кто развалил великую страну, не задумываясь ответят - Михаил Горбачев. Хотя на самом деле это абсолютно не так. Страну развалил Леонид Брежнев - человек, чье имя прославляют апологеты советского строя. Народы бывшего Союза вспоминают тот небольшой отрезок брежневского времени, когда путем прожигания огромных поступлений от продажи нефтеуглеводородов была создано что-то, похожее на жизнь.

Благополучная жизнь 70-х - итог роста цен на нефть и, соответственно, рост доходов советского государства. 600 миллиардов долларов - ежегодные поступления от продажи нефти в течении почти десяти лет - развратили СССР и оставили у всего населения сладость воспоминаний "о той жизни". И у Горбачева не было иного выхода, кроме как пойти на постепенный развал страны взамен жизненно необходимых кредитов. Не будь их, страну ждал бунт - причем, как всегда в России, бессмысленный и беспощадный.

С уходом Г.Алиева в Азербайджане изменится многое и не всегда - в лучшую сторону. Страна изменится необратимо, но население, погрязшее в болоте, в которое ОН его загнал, все еще будет вспоминать с ностальгией "благословенные алиевские времена".

ЛЕКАРСТВО ОТ СТРАХА

Исходя из вышеизложенного, посталиевское будущее Азербайджана рисуется отнюдь не радостным. Со своими страхами мы все очень напоминаем детей, которые упорно не хотят взрослеть. Но рано или поздно для большинства людей детство кончается. Вечное детство продолжается только у кретинов. И чтобы идти дальше, нам в первую очередь надо перестать бояться. Перестать стремиться, подобно детям, переложить на кого-то груз проблем, стоящих перед нами.

Мы должны понять, что никто, кроме нас, не решит за нас проблемы, стоящие перед нами. И НИКТО НЕ ПРИДЕТ И НЕ ВЕРНЕТ НАМ КАРАБАХ, И НЕ ВЫВЕДЕТ ИЗ ХАОСА, В ПУЧИНУ КОТОРОГО ЗАГНАЛА СТРАНУ АЛИЕВСКАЯ ВЛАСТЬ.

Страна стоит на пороге национальной катастрофы, параметры которой видны настолько отчетливо, что охватывает ужас, когда я представляю, что может произойти. Мы все должны понять одно: нынешняя политическая ситуация - это экзамен на зрелость. И от того, как мы его сдадим, зависит - пойдет ли Азербайджан дальше по пути демократии, прогресса и процветания или навсегда будет ввергнут в бездонную пропасть.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 19, 15 may 2003 г