АРХИВ

ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА

В последнее время словосочетание "пиар" прочно вошло в политический лексикон Азербайджана. Оппозиционные газеты пестрят обвинениями в адрес властей, власти в свою очередь открещиваются от использования пиар-технологий. При этом большинство и экспертов, не говоря уже о населении, не знает что такое "пиар". Это словосочетание превратилось в заклинание. Некоторые уверены, что это имя. Когда одному из высокопоставленных чиновников из президентского аппарата позвонил маститый политтехнолог и предложил свои пиар-услуги, то в ответ услышал: "Большое спасибо, что позвонили, Пиар мюаллим!" К сожалению, в Азербайджане нет профессиональных политтехнологов. На политической сцене правят бал "массовики-затейники". Поэтому сегодня наш собеседник - руководитель Бернского центра исследований общественного мнения МАКС ЗАКСЕЛЬ.

- Словосочетание Public Relations (PR или "пиар") наиболее активно вошло в нашу повседневную жизнь с недавних пор. А что представляет из себя "пиар" на самом деле?

- До сих пор немало людей наивно полагают, что президентов избирают. А о том, что глав государства в демократических странах избирают, по сути, только политтехнологи или "пиарщики", мало кто догадывается. Население уверено в том, что оно голосует свободно. Но, как показывают многочисленные исследования, мнением населения можно успешно моделировать. Каждый человек, оставаясь индивидуумом, в толпе ведет себя совершенно прогнозируемо.

Вот, например, наш центр по заказу английской премьер-лиги проводил исследования, суть которых заключалась в изучении поведения людей в толпе футбольных болельщиков, выходящих со стадиона. Мы многократно моделировали различные варианты поведения толпы и с удивлением обнаружили, что человеческая толпа ведет себя так же, как поток воды. Характеристики совпадали поразительно.

Так вот, задача политтехнологов - навязать обществу некий стереотип, который заставит большинство действовать несвободно. При этом зачастую пиар-технологи используют подсознательные инстинкты населения. Вообще пиар-технология - это наука, находящаяся на стыке многих наук, и представить себе работу пиарщика без работы смежников-социологов невозможно.

- Когда возникает потребность в политтехнологах?

- В нормальных, как их принято называть, демократических странах потребность в пиарщиках есть всегда. На Западе любое коммерческое предприятие, в котором работает более 50 человек, уже старается наладить у себя внутренний PR и нанимает специальных людей, чтобы те строчили информационные бюллетени и "налаживали контакт между начальством и подчиненными", словно какие-нибудь жрецы, доносящие до плебса волю сидящих в дальнем кабинете небожителей.

Как бы там ни было, воздействие на общественное мнение в период выборов всегда резко усиливается. Пропаганда и PR всех оттенков присутствуют обязательно. И оппозиция, и власть активно привлекают СМИ на свою сторону, грамотная стратегия пиарщиков создает положительный (а иногда, если необходимо, и отрицательный) имидж своим протеже.

- У нас в Азербайджане многие считают, что Г.Алиев сам является хорошим пиарщиком, и потому политтехнологи ему не требуются...

- Я не знаком с политтехнологическими способностями вашего президента. Но хотел бы предупредить, что будь он даже семи пядей во лбу, одними способностями тут ограничиться нельзя. Пиар-технологии - это работа для профессионалов, причем профессионалов экстра-класса. Многие не понимают, что работа пиар-технологов мало похожа на фокусы Копперфильда. Мы четко знаем, чего хотим достичь, и практически всегда этого достигаем.

Встречаются, впрочем, отдельные господа, которые убеждены сами и стараются убедить окружающих, что действенность "пиара" - это миф, выдуманный и активно культивируемый бездельниками, называющими себя "пиарщиками". Тут, конечно, наблюдается солидное противоречие: если действенность PR - это миф, то как же пиарщикам удалось так лихо убедить целый мир в своей необходимости?

Дело, наверное, в том, что мы жили и живем в эпоху пропаганды. Данный термин ныне обрел на пространстве бывшего Союза крайне негативный оттенок, а во многих странах он был "предан анафеме" еще раньше. Но, несмотря на это, пропаганда, как ее ни называй, по-прежнему пронизывает всю нашу жизнь. Правда, теперь мы предпочитаем называть ее "пиаром".

- Итак, откуда она взялась?

- Сам термин произошёл от латинского слова propaganda, означающего "подлежащее распространению". В 1622 году, на фоне полыхающей Тридцатилетней войны Римская католическая церковь осознала, что от насильственного обращения к католицизму в Европе придется отказываться, что нужен "другой подход". Этот подход должна была воплотить Конгрегация по распространению веры - Congregatio de Propaganda Fide. Весь мир был разделен на 13 регионов, в каждый из которых назначались специальные представители Папы Римского - нунции. Основной обязанностью нунциев и всей конгрегации стала, естественно, пропаганда христианства (католицизма).

До двадцатого века этот термин применялся не слишком активно, хотя явление, которое сейчас обозначается как "пропаганда", существует, видимо, столько же времени, сколько существует человечество.

Какие бы формы и технические средства не применялись бы, суть и предназначение пропаганды всегда оставались одними и теми же: убедить, привлечь на свою сторону, устрашить, заставить поверить во что-либо... Иначе говоря, воздействовать на общественное мнение.

Античные ораторы до сих пор считаются, и, видимо, всегда будут считаться основоположниками искусства пропаганды (а в определенных аспектах это действительно искусство). История донесла до нас некоторые их речи. Они действительно мастерски построены. Добавим сюда талант говорить - и сразу становится ясно, как Демосфен столько лет умудрялся удерживать афинян от добровольного подчинения царю македонскому Филиппу, да и его сыну Александру тоже.

- А если вернуться к тому веку, в котором родилось абсолютное большинство населения Земли, то есть к веку двадцатому?

- Термин "пропаганда", как уже сказано, нечасто употреблялся для обозначения пропагандистской деятельности. Зато в прошлом столетии пропаганда показала себя во всей красе. Будет уместным сказать, что вместе с началом массового производства материальных товаров, в массовое производство попала и пропаганда. Кроме того, практически вся первая половина двадцатого века - это либо войны, либо активная подготовка к таковым, и именно тогда пропаганда приобретала свой нынешний вид. Первая мировая война, революция в России, затем "передышка", во время которой в униженной и разоренной Германии начинает набирать силу национал-социалистическая рабочая партия.

В 1933 году Гитлер приходит к власти почти совершенно законным путем, и с этого момента в Германии начинает устанавливаться тоталитарный режим, по сути лишь в частностях отличающийся от советского строя. Очень интересно видеть советские и немецкие пропагандистские плакаты предвоенного и военного времени. Они похожи, причем самым отвратительным образом. И это естественно: у обоих режимов были сходные цели - мобилизовать население на "великие свершения", и еще более сходные методы воплощения этих целей в жизнь. И потому все заполонили плакаты со счастливыми матерями и детьми, могучими рабочими, квадратномордыми, но симпатичными солдатами и древними героями, а также толстопузыми врагами отечества - капиталистами или евреями.

Когда война перекинулась на территорию Советского Союза, военная пропаганда велась с обеих сторон. Причем с советской стороны она поначалу была крайне неумелой: немецкого солдата, которому только что пообещали огромное количество земли во владение, призывали "вставать под социалистические знамена".

Но это продолжалось недолго. Советские пропагандисты у своих же врагов учились тому, как надо вести пропаганду. А успех пропагандистской деятельности напрямую зависит от знаний об ее объекте. Нет смысла пересказывать все "подвиги" нацистской или советской пропаганды - их сходство во время войны очевидно.

Отметим только, что когда нацистская пропаганда в общем, и деятельность "любимого министра Гитлера" Йозефа Геббельса в частности, разбирались на Нюрнбергском процессе, попытка определить пропаганду как "упорядоченную деятельность по оказанию влияния на общественное сознание" натолкнулась на яростное сопротивление, и особенно - со стороны представителей Советского Союза. Это совершенно естественно, поскольку в такой форме советская пропаганда оказалась бы приравненной к нацистской, а это было для них совершенно недопустимо.

Кроме того, конкретно нацистская пропаганда должна была подвергнуться - и подверглась - осуждению именно за то, что в ее основе было мифическое представление о превосходстве одной нации над всеми остальными. К сожалению, несмотря на Нюрнбергский процесс, эти идеи по-прежнему имеют немало почитателей.

- То есть, вы хотите сказать, что отцами современной пиар-машины были нацисты?

- Какая разница, кто придумал колесо! Если вы узнаете, что его придумал негодяй, вы же не перестанете им пользоваться. Как бы там ни было, но "лапидарное" определение Геббельса насчет "воздействия на массовое сознание", по сути, оказалось совершенно правильным. Более того, нельзя упускать из виду, что некоторые его ключевые методики ведения пропаганды были взяты на вооружение и активно применяются везде, во всем мире.

В настоящее время понятие пропаганды в общественном сознании связано главным образом с военной сферой или политикой (а в особенности - с тоталитарными режимами и романами Оруэлла). PR и реклама больше соотносятся с социальной и экономической сферами. Хотя в принципе это одно и то же. Это, по большому счету, лишь разные названия одного и того же явления - попыток оказать влияние на умы, распространить какое-либо учение, внушить какую-либо мысль, обратить в свою веру, наконец. И методы те же.

- Вы утверждаете что реклама и пиар близнецы. Но как можно сравнивать продажу товаров с пропагандой политического деятеля?

- В принципе продажа политика мало чем отличается от продажи упаковки шоколада. Это один и тот же процесс. Вначале обществу навязывается мысль о том, что потребление этого продукта принесет ему пользу, а затем дается позыв о том, что только этот товар способен удовлетворить эту потребность.

Родство пропаганды и public relations с обычной рекламой подтверждается иногда даже слишком наглядно. Например, презентация операционной системы Windows XP началась с того, что хор американской Евангелической церкви с надрывом распевал America the Beautiful (что-то вроде национального гимна США). Уж не говоря о том, что это коммерческое шоу происходило в израненном и измученном Нью-Йорке всего через полтора месяца после террористических атак. Потом Альянс производителей программного обеспечения для бизнеса (Business Software Alliance - BSA) добился того, чтобы великий муфтий Египта шейх Атта Алла издал "фатву" против компьютерного пиратства. Дескать, пиратство есть худший вид воровства и потому запрещено исламом. Потом многие смеялись: этак дело дойдет и до папских булл, осуждающих формат MP3. Понятно, что в BSA не думали о том, какое наказание назначается в исламских государствах за "воровство".

Можно приводить бесчисленные факты, цифры, результаты исследований, доказывающие действенность пропаганды, а стало быть, и рекламы (которая в Латинской Америке, кстати, называется Propaganda Commerciale), и Public Relations. Говорить, что никакого пиара и пропаганды не существует в природе, как минимум, наивно.

Та же реклама, например, уже давно вышла за "положенные" рамки и уже давно является не просто средством оповещения и привлечения потенциальных клиентов к каким-то товарам и услугам. Реклама стала мощным орудием формирования общественного вкуса. Большая часть людей, к сожалению, довольно инертна и придерживается принципа "лопай, что дают". Отсюда и засилье самой низкопробной попсы в теле- и радиоэфире, а заодно и в торговых палатках. Отсюда обилие слюнявых телесериалов для домохозяек и популярность дебильных "Телепузиков".

- А как быть с понятием "черного пиара"?

- Черный пиар, кстати, явление уникальное и противное человеческой сущности, но и он существует. Дело в том, что человеку свойственно желание предстать перед миром в лучшем свете. Но подчас для достижения целей необходимо совершенно обратное - грязный скандал, двусмысленная ситуация, из которой "черные пиарщики" выжимают самое нужное. А нужное - чтобы имя героя было у всех на слуху, и неважно, с чем оно связано. Так, кстати, поступают многие, извините за выражение, поп-звезды как местного, так и мирового пошиба. Разборка в баре, инцидент с журналистами, хамство в эфире - в результате стопроцентное попадание: имя не сходит со страниц газет.

Вообще-то лучший способ в этом случае "наказания" для звезд, а заодно и их пиарщиков - полное молчание СМИ.

- У нас "черным пиаром" считается слив компромата...

- Это не разновидность "черного пира". Пиар по своей сути ориентирован на то, чтобы сделать из человека некий образ. Это чем-то напоминает работу китайского повара - каждый китайский повар хочет придать продукту свой эксклюзивный вкус. Так и пиар-технологи пытаются внедрить в сознание населения положительный образ политика, певца или общественного деятеля.

- С чего начинается работа пиартехнолога?

- Вы удивитесь, но первое, что изучает профессиональный пиарщик, - какие зоологические ассоциации вызывает тот или иной политический деятель. После чего начинается работа над корректировкой его имиджа.

Человеку можно сменить имидж, прическу, даже жену, но невозможно убрать или прибавить природную харизму. Пиартехнологи не творят чудес. Они не могут превратить шакала во льва. Но они вполне в состоянии подкорректировать его "шакалий" образ до приемлемого.

То, что вы называете черным пиаром, - это разновидность пропаганды. Основная ее задача - опорочить политического противника, обвинив его в общественно осуждаемых деяниях. Подобными играми больше занимаются не пиарщики, а политтехнологи.

- А разве это не одно и то же?

- Ни в коем случае! Это хотя и смежные, но абсолютно различные дисциплины. Как я говорил выше, работа пиар-технолога состоит в том, чтобы у населения возникла потребность в потреблении того или иного товара или политика. И чтобы товар или политик удовлетворяли эту потребность. То есть, если население в массе склонно к патернализму, то политику придаются черты "отца нации". И так далее.

В то же время работа политтехнологов состоит в том, чтобы построить верную политическую стратегию. И их задача - сделать пропаганду политических противников клиента неэффективной. Для этого они прибегают к любым способам.

Учитывая ситуацию в вашей стране, вам следует ожидать, что в ближайшее время на азербайджанское общество выльются ушаты грязи. Но организаторам этих акций следует знать, что принципы пиар-технологии, не отягощенные этическими кодексами и наложенные на неограниченные технологические возможности, могут привести к обратному результату.

- Не кажется ли вам, что все, чем вы занимаетесь, можно охарактеризовать одним словосочетанием - "промывка мозгов"?

- В рассказе знаменитого американского фантаста Генри Каттнера "День не в счет" главный герой говорит: "Во всем виновата система штамповки мозгов. Едва подрастешь, как тебе начинают забивать голову. Фильмы, телевизор, журналы, кино, книги - все средства воздействия идут в ход".

Дело в том, что существует закон эффективного внушения. Его, кстати, вывел все тот же Йозеф Геббельс. Закон формулируется следующим образом: для того, чтобы внушить что-то большому количеству людей, надо это "повторять, повторять и еще раз повторять". И тогда люди с охотой поверят даже в то, что белое - на самом деле черное.

Собственно говоря, это и происходит. Конечно, пропаганда и все ее производные не обязательно являются злом. Вопрос в том, кто ею занимается, и с какой целью. А также в том, на кого эта самая пропаганда ведется. Вот поэтому людям "впиаривают", что черное - белое, что певица, которая не умеет петь, но поет - соловей современности, что актер, плохо играющий роль, - чуть ли не Роберт де Ниро, что бизнесмен, обворовавший нас с вами, - практически "облако в штанах", что чиновник, погрязший в коррупции, - достойный сын отечества. Или что политик, торгующий страной, как сутенер проституткой, - спаситель нации.

- Можно ли защититься от пиара?

- Формирование информационного поля при наличии хотя бы нескольких источников информации не есть прерогатива одних властных структур: существует обратная связь, обусловленная критичностью восприятия продукта потребителем. Каждый рупор со временем приобретает кредитную историю (в данном случае речь идет о кредите доверия читателей к достоверности информации, препарируемой тем или иным СМИ). И есть надежда, что через определенное время люди станут более разборчивы в качестве принимаемой информации.

Период существования относительно свободной прессы в переживающей социальные потрясения стране недостаточен для идентификации потребителем каждого СМИ. Сегодняшнее дискретное состояние вашего общества и его образа мышления характеризуется относительно невысоким доверием к СМИ, хотя этот показатель стабильно высок в развитых странах.

А если говорить о пропаганде в негативном смысле, то сопротивляться ей можно. И это не так уж трудно. Человеку достаточно понять, что такое пропаганда, и научиться выявлять ее в общем потоке информации (даром, что он уже почти достиг "вещественной" плотности).

А научившись этому, человек уже гораздо легче для себя сможет решать, насколько совместимы внушаемые ему идеи с его собственными представлениями о том, что хорошо, а что плохо.

И вот тогда пропаганда становится бессильной. Почти.

Специально для "Монитора" из Швейцарии РАМИЗ ДЖАВАДОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 21, 29 may 2003 г