АРХИВ

КАСПИЙСКИЙ ФАНТОМ

Каждый раз, когда в Баку проходит очередная выставка, на ушах азербайджанской общественности развешивается очередной казан "нефтяной лапши". Тема состояния нефтяных месторождений страны, их геологических запасов и коэффициентов извлечения уже давно перекочевала с научных конференций геологов и геофизиков, изучающих каспийские месторождения, на поля политических сражений. Излишняя политизация привела к тому, что все, кто заявляет о том, что нефти на Каспии не так много, как заявляют официальные власти, автоматически становятся врагами государства.

Понять власть можно. Нефтяная сфера - это священная корова, и любая некорректная публикация может спугнуть трепетных иностранных инвесторов. Нефть все еще остается единственным достоянием гейдаровской экономики. К тому же нефть - средство универсальное, им можно пользоваться как на внешней арене, так и внутри страны. И если население Азербайджана уже убеждено в том, что второго Кувейта из нас не получится, но все-таки какие-то надежды на улучшение социального положения в результате освоения нефтяных месторождений еще питает.

Поэтому тема эта болезненная. Вопрос реального положения дел никого не интересует. Все говорят, оперируя мифами. Не стала исключением и проведенная в рамках выставки "Нефть и газ Каспия-2003" научно-практическая конференция с весьма символическим названием "Декада достижений-перспективы и потенциальные возможности". Выступивший на ней министр топлива и энергетики М.Керимов заявил, что "потенциальные запасы азербайджанской нефти 6 миллиардов тонн, а газа - 4-5 триллионов кубометров".

"Скромные" оценки министра вызвали определенное недовольство. Одно из изданий вообще заявило о том, что, по мнению экспертов из НАТО, в Азербайджане 30 миллиардов тонн нефти. Не знаю откуда авторы взяли этих экспертов, но искренне советую - гоните их в шею.

Оставим в стороне заявления натовских экспертов - как слишком оптимистичные. Вернемся к оценке нашего родного Минтопэнерго. Это ведомство считает, что реальные запасы составляют несколько миллиардов тонн. При этом в качестве примера приводит "Контракт века", подтвержденные запасы которого оцениваются в 730 миллионов тонн.

Ну, во-первых, эту цифру вполне можно поставить под сомнение. Существуют многочисленные геологические и геофизические отчеты периода 1978-88 годов, которые показывают цифры нефтеуглеводородных запасов и на этих и других месторождениях на порядок меньше, нежели задекларированные по большинству из заключенных нефтяных контрактов.

Во-вторых, даже если цифра "730 млн." и верна, то это еще не значит, что в остальном Азербайджане есть еще 5270 миллионов тонн. Месторождения, включенные в Контракт века, - крупнейшие нефтяные месторождения страны, а как показывает бурение на остальных перспективных площадях, рассчитывать на большие объемы нефти там не приходится.

Геологические потенциальные запасы нефти в эксплуатируемых и разведанных месторождениях в азербайджанском секторе Каспия - по данным на 1988 год - оценивались не более чем в 3 миллиарда тонн - без учета коэффициента извлекаемости. С подобной оценкой косвенно согласны и многие международные эксперты. Так, в отчете, подготовленном фондом "Открытое общество", говорится, что пик доходов от нефтедобычи придется на период до 2024 года. То есть, на период действия Контракта века. А потом уровень доходов упадет до сегодняшнего.

Стремление завысить объем запасов нефти со стороны Минтопэнерго совершенно естественно. В конце концов, чем больше нефтяных запасов мы сможем продекларировать, тем больше вероятность, что отношение к стране со стороны мировых держав будет благосклонным. Но ведь с подобными завышенными оценками зачастую соглашаются и иностранные участники каспийских проектов. Все это заставляет задуматься - почему Запад и западные компании так сильно стремятся завысить объемы каспийской нефти? Их поведение не укладывается в логику здравого экономического смысла.

Но причины этого все же есть. Первая из них - ПОЛИТИЧЕСКАЯ. Закавказье представляет важный геополитический регион, являя собой перемычку между Черным и Каспийским морями и "ключ" от Центральной Азии. Политические интересы Вашингтона очевидны так же, как и его стремление придать значимость Кавказскому региону, чтобы тем самым повысить политический престиж своих действий. Как недавно заявил высокопоставленный чиновник американской администрации, "интересы США распространяются на весь мир".

Но Вашингтон, диктующий волю всему миру, зависит от собственного общественного мнения. И чтобы поддерживать свои интересы, он должен объяснять своему налогоплательщику - для чего ему нужна эта страна. Американский налогоплательщик не понимает сложных гипербол геополитических амбиций. Ему требуется простое объяснение. В случае с Афганистаном - это "Аль-Каида", с Ираком - оружие массового поражения.

На Кавказе нет ни того, ни другого. Но есть нефть, а это бензин. А бензин - один из символов американского образа жизни.

Но не менее важен и ЭКОНОМИЧЕСКИЙ аспект, из-за которого западные страны заинтересованы в возникновении у Каспийского нефтеносного региона имиджа "альтернативы Персидскому заливу". Увеличение числа стран, вступающих в индустриальную эру, неизбежно провоцирует рост потребления энергоресурсов. В этих условиях сдержать рост цен обычным набором политических и экономических инструментов не представляется возможным. Поэтому Вашингтон, больше всех заинтересованный в недопущении роста цен на нефть, постоянно стимулирует появление источников пополнения углеводородов, альтернативных арабским.

А каков интерес компаний, ведь именно они являются силой, финансирующей создание "каспийского фантома"? Что заставляет эти фирмы идти на декларирование достаточно высокого уровня нефтяных запасов Азербайджана?

Очевидно, что для компаний-участниц контрактов выгодно завышать объемы нашей нефти - все они являются акционерными обществами, и основной доход владельцы акций этих компаний получают не от увеличения дивидендов из-за успешной коммерческой деятельности, а от роста цены акций. А чтобы цена на акцию оставалась стабильной или росла, нужны не столько реальные экономические показатели компании, сколько декларации. То есть, очевидно, что участие в каспийских проектах с завышением запасов нефти приносит выгоду нефтяным компаниям уже сейчас. Есть и другие выгоды, но они - тема отдельной статьи.

Так сколько же нефти в Каспии?

Разброс мнений здесь действительно гигантский. В западной прессе регулярно публикуются отчеты о состоянии и перспективах нефтедобычи на планете. Последний обзор затронул 20 ведущих стран - добывающих и экспортирующих нефть. Возглавляет список Саудовская Аравия - с 38 миллиардами тонн, замыкает Оман - с 500 миллионами. Из стран СНГ в список входят Казахстан и Россия. Как ни парадоксально, но наша страна не фигурирует в этом обзоре! Хотя, если основываться на цифрах, Азербайджан должен был бы занять место в первой пятерке. В то время как он вообще не упоминается в числе 20 ведущих нефтяных государств.

В целом нет никаких оснований для заявлений, что Каспийское море составит конкуренцию ведущему нефтеносному региону планеты. Это не повод для пессимизма, и уж тем более для того, чтобы впадать в депрессию. Просто реальные запасы нефти на Каспии не столь велики, как нам этого хочется. Впрочем, их вполне достаточно для того, чтобы на время обеспечить страну собственными энергоресурсами, достаточно и для того, чтобы основываясь на них, как на базе последующего экономического роста, построить пропорционально развивающийся индустриальный Азербайджан. Но их явно недостаточно для того, чтобы играть сколь-нибудь серьезную роль на нефтяном рынке. И уж совсем недостаточно для того, чтобы 8-миллионный народ продолжал "ничегонеделание", уповая на "нефтяную манну".

Вопрос о том, сколько нефти содержат наши недра, - прекрасный повод для состязания оптимистов и пессимистов. Для одних, как известно, стакан наполовину полон, а для других - наполовину пуст. Я лично считаю, что в вопросе оценки нефтяных месторождений лучше быть пессимистом, нежели оптимистом. Потому что только в этом случае можно построить верную стратегию использования доходов от нефти.

Слишком оптимистические оценки приведут к чересчур широкому и нецелевому расходованию нефтедолларов - практически единственного источника для модернизации экономики страны. В то время как пессимистический прогноз, если не оправдается, будет приятной неожиданностью. А если и оправдается, то не поставит грядущие поколения азербайджанцев перед неразрешимыми проблемами.

ЗАКИР РЗАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 21, 29 may 2003 г