АРХИВ

У ОПРОСА НЕТ ВОПРОСОВ

На уже ставших традиционными "субботних вечерях" у президента обсуждалась предвыборная стратегия властей. Вдруг президент, особой политической активностью по известным причинам не выделяющийся, заявил: "Мы должны провести честные и справедливые выборы. Нам бояться нечего. По данным опроса, проведенного иностранцами, 69 процентов электората готовы проголосовать за нас".

Таким образом глава государства во всеуслышание огласил результаты опроса, проведенного Американским республиканским институтом (IRA) при содействии социологических служб. И хотя результаты этого опроса в политических кругах были известны давно, но по договоренности с американцами они не разглашались. И вот президент в очередной раз доказал, что он - хозяин своего слова: сам дал, сам и нарушил, озвучив столь радующие его слух и глаз и ублажающие больное сердце результаты.

НЕТ ПРОРОКОВ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

Сам факт проведения подобного опроса иностранной организацией и то значение, которое ему придают в политическом истеблишменте страны, впечатляют. Оглашение результатов вызвало эффект разорвавшейся бомбы - как в оппозиции, так и в обществе. Но почему?

Причина банальна. Несмотря на декларативную "развитость" азербайджанской политической системы, все серьезные эксперты понимают, что она находится в недоразвитом состоянии. В Азербайджане до сих пор отсутствует общенациональная социологическая служба. Каждая страна, желающая, чтобы ее считали нормальной, имеет собственную общенациональную службу опросов общественного мнения. Без существования такой службы трудно представить политический пейзаж демократической страны. Например, в России несколько служб, опросы которых соответствуют международным стандартам репрезентативности. Да что в России - в соседней Грузии как минимум три агентства претендуют на роль общенациональных!

В Азербайджане до сих пор большая часть социологических служб была поставлена на службу политическим пристрастиям. Есть проправительственные социологические службы, есть и оппозиционные. А вот независимых - нет. В результате о реальной картине политического пейзажа можно догадываться лишь интуитивно. Доверием проводимые опросы не пользуются, что понятно - большая их часть "высосана из пальца". В этих условиях цена действительно независимых и профессионально грамотных опросов возрастает многократно.

АМЕРИКАНСКИЙ ЗОНДАЖ

Американский республиканский институт - это организация, финансируемая республиканской партией США. Как известно, республиканцы ныне у власти в Вашингтоне, а это означает, что результаты опроса могут стать руководством к действию для республиканской администрации.

Целью опроса было - изучить на основе западных социологических методик состояние общественного мнения страны. С этой целью группа американских специалистов при содействии местных социологических служб провела опрос 1100 человек во всех регионах страны. Охват регионов и персональный состав опрашиваемых устанавливался американцами.

Результаты опроса, состоящего из 44 пунктов, повергли наших политиков в шок. На вопрос "за кого бы вы проголосовали, если бы президентские выборы прошли бы в ближайшее воскресенье?" 69 процентов ответили - за ЙАП, 7 процентов - за Ису Гамбара, 4 процента - за Али Керимли, и по 3 процента - за Р.Гулиева, А.Муталибова и Э.Мамедова.

Таким образом, американские социологи получили ответ на судьбоносный вопрос. Как показали результаты опроса, Г.Алиев имеет беспрецедентное преимущество перед своими политическими противниками.

От подобного утверждения в последнее время открещивались даже самые ярые апологеты власти. А тут нате! Судя по заявлению президента, результаты этого опроса вселили в него такую веру в собственные политические потенции, что он готов провести честные и справедливые выборы.

Смею утверждать, что подобный результат оказался неожиданным не только для оппозиционеров, но и для самой власти. Если к этому присовокупить и результаты по другим вопросам (согласно им, Г.Алиев - единственный политик, отношение к которому можно оценить как положительное, в то время как у большинства оппозиционеров баланс явно отрицательный), то получается картина, не снившаяся даже ярым гейдарофилам.

Можно, конечно, предположить, что опрос проводился в заведениях, где количество гейдаролюбивых граждан явно превышает разумные пределы. Действительно, трудно поверить, что в Азербайджане, где минимум 70 процентов населения живет ниже черты бедности, все поголовно поддерживают президента. Результаты опроса настолько неожиданны, что поневоле приходится искать объяснения этого казуса.

ВВЕДЕНИЕ В СОЦИОЛОГИЮ

Результаты опроса вызывают большие сомнения. Вот если бы опрос проводился в 1993 году, то тогда подобный результат был закономерностью. В 2003 году он кажется анахронизмом. Но в таком случае необходимо либо ставить под сомнение профессионализм американских социологов, либо считать, что они выполняли политический заказ.

Второе отвергнем сразу - не потому, что нереально, а потому, что недоказуемо. И посмотрим, насколько верно - с точки зрения социологии - был проведен опрос.

Как известно, проведение подобного опроса преследует цель предсказать, как будет голосовать население на выборах. В качестве основы берется аксиома Гэллапа о том, что люди с одинаковым социальным статусом голосуют примерно одинаково. А это означает, что, правильно определив социальную структуру общества и опросив в соответствии с ней выборочную группу, можно предсказать итоговый результат с большой долей вероятности.

Как видим, главное в этой методике - верно определить группу опрашиваемых или "социологическую панель" (как говорят сами социологи). Для определения панели в основном используются данные государственных статистических агентств. И вот тут возникает первый вопрос: каким образом американцы выбрали те самые 1100 человек?

Во-первых, современное состояние азербайджанского общества сильно отличается от среднестатистического западного. Достоверных сведений о структуре населения нет. К примеру, около 3 миллионов жителей страны живет и работает за рубежом, в то время как Госкомстат исчисляет их число только десятками тысяч. Та же ситуация с беженцами, безработными и так далее. А это означает, что, не имея достоверной картины, нельзя проводить репрезентативный опрос.

Во-вторых, в Азербайджане весьма проблематична сама процедура социологического опроса. Как и во многих других авторитарных режимах, граждане боятся говорить правду по столь интимным вопросам, как президентские выборы. Представьте картину: к Гасан киши из Ярдымлинского района подходит представитель американской опросной службы и спрашивает - кто по его мнению будет президентом? Даже дураку ясно, что ответ запрограммирован.

Азербайджанский электорат приучен говорить одно, делать другое, а думать - совершенно третье. Ни один наш гражданин честно не признается в своих политических симпатиях. Проведение социологических опросов в Азербайджане без применения детектора лжи - полнейшая бессмыслица. Общество, в котором до сих пор преследуют по политическим мотивам, где до сих пор помнят сталинские репрессии, не может быть искренним с абсолютно чужим человеком, коим для них является "ингилис".

Если представители IRA хотели выяснить истинную картину, то им стоило посетить азербайджанский политический клуб - "йас", и тогда они увидели бы какое количество населения совершенно искренне ненавидит Г.Алиева. Конечно, можно предположить что на йасы ходят только недовольные властью лица, но все понимают, что это не так.

НЕЧА НА ЗЕРКАЛО ПЕНЯТЬ

Конечно, нельзя утверждать, что у Гейдара Алиева нет сторонников. Безусловно, есть группа лиц, поддерживающая его.

В первую очередь, это те, кто не представляет себе страны без Г.Алиева. 30 с лишним лет - достаточный срок для вырабатывания у народа устойчивой привычки. Основа ее - то непомерно большое место, которое занимает в нашей жизни Г.Алиев. Поэтому совершенно естественно появление стереотипа его полной безальтернативности. В общественном сознании укоренилось мнение, что политической альтернативы ему нет.

Во вторую очередь, это те, кто боится войны. Азербайджанцы панически боятся возобновления военных действий. Так уж получилось, что в общественном сознании Г.Алиев закрепился как человек, приостановивший войну, а большинство населения убеждено в том, что с его смертью боевые действия возобновятся.

И наконец третья группа - это те, кто боится хаоса. Они уверены, что после Г.Алиева в обязательном порядке наступит хаос.

Если добавить к этим группам тех, кто работает на власть и чье благосостояние непосредственно от нее зависит, то получится довольно большая группа людей, поддерживающих этот режим. Но так ли уж она велика? Ведь размеры протестного электората значительно больше. Просто азербайджанское общество аморфно, подавлено и не готово к серьезной политической борьбе. К тому же большая часть тех, кто не голосует за власть, просто уезжают из страны. В итоге получается, что меньшинство населения, руководствуясь собственными природными инстинктами, выбирает власть. Если ко всему этому добавить то, что большая часть населения не верит в возможность проведения честных и справедливых выборов, то ситуация для оппозиции вообще становится патовой.

Косвенным подтверждением того, что большая часть населения настроена оппозиционно, свидетельствует рынок СМИ. Как известно, именно антиправительственные СМИ, несмотря на дороговизну, пользуются успехом у населения. Ни проправительственные и никакие другие СМИ не могут соперничать с протестной прессой. Несмотря на то, что власти прессингуют и не дают этой прессе существовать в нормальном режиме, население, точнее активная его часть, предпочитает читать нас, а не интересно-спокойную бурду, не говоря уже о зубодробительных правительственных изданиях, на которые их принудительно подписывают. Ежедневно сотни тысяч азербайджанцев манатом голосуют против алиевского режима. И как быть с их неучтенными голосами?

НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО

Можно, конечно, обвинить американцев в некорректном проведении опроса и разглашении сомнительных результатов. Но, как нам кажется, ситуация для властей не столь безоблачна. События, развернувшиеся уже после ознакомления власти с результатами опроса, показали: власть сама не поверила в то, что это правда.

Вообще, анализируя итоги опроса, приходишь к одной мысли - не очень корректной, но возможной. Вполне вероятно, что американцы подтасовали результаты опроса. Но с абсолютно противоположной целью. С целью убедить власти, что им ничего не угрожает, и заставить их принять честное избирательное законодательство.

Если это так, то приходится признать, что этот план провалился. Даже узнав о своем безоговорочном преимуществе, власть не пошла на создание равных условий для оппозиции на выборах. Она боится проиграть и потому фальсификационный аппарат уже на взводе.

Опрос, проведенный американцами, это не зеркало нашей политической жизни. Это зеркало нашей души. В нем отразились все страхи и чаяния нашего общества, все еще не готового к тому, чтобы сказать самому себе и анонимно правду о том, что мы думаем о власти.

Мы боимся. И пока мы будем бояться, у власти будут они.

ТАРЛАН МАМЕДЗАДЕ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 21, 29 may 2003 г