АРХИВ

СЛУГА ДВУХ ГОСПОД

Десять лет назад в обществе вновь началось исламское возрождение. На протяжение семидесяти лет советская власть долго и упорно выбивала из азербайджанцев приверженность к исламским ценностям. Коммунистическая власть, объявившая войну религиозному сознанию, придавала борьбе с исламом первостепенное значение. И это закономерно. Ислам - это образ жизни. И исповедание этой религии представляет для основ светского государства серьезную опасность.

Принцип разделения государства и религии, которому следует неохристианский модернизм, вступает в противоречие с исламской философией и предписаниями ее авторов. Ибо сам ислам является политической идеологией, призванной к построению теократического государства. Тот мусульманин, который отрицает или ставит под сомнение господствующий принцип ислама, бросает вызов основам этой религии.

Азербайджанцы приверженны наиболее политизированному направлению ислама - шиизму. Само название этого течения говорит само за себя: "шия Али" - партия Али.

Именно поэтому советская власть, оказывавшая сопротивление укоренению исламских идей в республиках Союза, добилась разрушения исламского образа жизни нашего народа. Сами того не сознавая, мы превратились в этнических мусульман. Ислам был уничтожен в качестве образа жизни и стереотипного мышления и трансформирован в традиционалистскую, больше ритуальную конфессию.

О духовенстве (согласно каноническому исламу, духовенства в этой конфессии нет) вспоминали только в дни рождения и смерти. Мы вспоминали об Аллахе, его Пророке и Коране только в случае смерти родных и близких, а также в день Ашуры. В первый год советской власти большевики попытались уничтожить и ритуал траура азербайджанских шиитов, расстреляв религиозную толпу мусульман, отмечавших очередную годовщину казни внуков пророка. Но впервые фанатичное население оказало сопротивление "красным".

Кстати, большевики так и не смогли отучить азербайджанцев от участия в трауре Ашуры. Потому что "уродливая модель ислама", созданная в нашей стране, являлась методологией или даже наукой о смерти и загробной жизни человека. Оказались деформированы все каноны. Мы вспоминали о Боге не в пятницу, испокон веков являвшуюся праздничным днем всех мусульман мира, а в четверг - траурный день "азербайджанского ислама", когда азербайджанцы поминают своих усопших близких и родных. В нашем сознании ислам вызывает ассоциации с брезентовой палаткой, где сидит мулла и читает коранические аяты для умершего; с "ясами" - похоронными мероприятиями; с числами "три", "семь" и "сорок"; с милостыней и наконец с кладбищем. Вопреки наставлениям Пророка Мохаммеда, азербайджанцы до сих пор читают священные аяты на могилах. Одним словом, азербайджанский ислам - это религия исключительно для мертвых.

Советская власть успешно реализовала свою главную цель - уничтожить ислам, как духовную ценность. А главным инструментом, претворившим в жизнь заповеди советской власти, было так называемое "управление мусульман Закавказья", или проще говоря "агентство ритуальных услуг".

В Азербайджане так называемые "служители культа" никогда не пользовались особой популярностью. Они являлись главной мишенью общественной мысли и острого сатирического слова, каждый третий в этой стране насмехался над моллой. Некрасивый, брюзгливый, с перекошенным лицом, примитивный, глупый, ловелас, лгун - это неполный, но устоявшийся образ азербайджанского муллы. Прогрессивная часть населения в полную мощь боролась с этой общественной язвой. Не одну оду посвятил им Имадеддин Насими. До последнего вздоха с ними боролся Мирза Фатали. А Мирза Джалил с Сабиром выставляли их на всеобщее посмешище.

Единственным исключением в ряду азербайджанских священнослужителей был муфтий Гаибов, пользовавшийся большим уважением и почтением. Возможно, он был единственным прогрессивным деятелем за всю историю мусульманского духовенства Кавказа. И как это ни печально, в последующие годы никто не продолжил его прогрессивную деятельность. Это объясняется тем, что большевики никогда не допустили бы в номенклатурные лидеры мусульман авторитетного и прогрессивного человека. В этом были не заинтересованы режимы и в постсоветский период.

Номинально духовным лидером азербайджанцев продолжает оставаться ставленник большевистской власти - шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде, ставший главой управления мусульман в 1980 году. Хотя всем известно, что тогда ни один из руководителей конфессий на пространстве СССР не мог получить мандат на руководство паствой, не пройдя испытания в коридорах ведомства госбезопасности.

Аллахшукюр Пашазаде стал бессменным руководителем священников и мечетей Азербайджана. На протяжении 23 лет этот человек ведает делами ислама. Первый президент не успел привести на этот пост своего человека, второму было просто некогда, а третьего главу государства он вполне устроил. Аллахшукюр Пашазаде - типичное порождение советской системы. Наверное, поэтому он так удачно вписался в новую/старую политическую систему Гейдара Алиева.

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ШЕЙХ

В последние годы госпропаганда и властный пиар пытаются вылепить из шейха образ общественного деятеля, обладающего беспрекословным авторитетом в мусульманском мире и оказывающего влияние на региональную политику. Но А.Пашазаде является одной из самых непопулярных общественных фигур, вызывающих неприязнь общества.

Как может человек, потерявший доверие и авторитет в своей стране, претендовать на роль регионального лидера? Шейх давно потерял статус религиозного лидера азербайджанцев и больше напоминает коррумпированного государственного вельможу, нежели имама мусульманской общины. Это не удивительно. Уже в начале 90-х А.Пашазаде вошел в политическую обойму страны и превратил религию в свое главное политическое оружие.

Своей повседневной деятельностью и даже образом жизни А.Пашазаде идет против принципов ислама. Уничтожив в зародыше исламский ренессанс начала 90-х годов и реставрировав "советский ислам", он поставил его на службу режиму Г.Алиева.

Сама личность шейха отталкивает людей от ислама вообще и от традиционного для Азербайджана "шиизма" - в частности. Сегодня многие пытаются найти причину популярности в обществе нехарактерных для азербайджанцев течений ислама - вахаббизма (селефизма), шафиизма (турецкой исламской модели) и т.д. Каждую пятницу тысячи азербайджанцев собираются на "джамаат намазы" в мечети Абу-Бекра, в турецкой мечети рядом с Шехидляр Хиябаны и в лезгинской мечети, хотя в это время традиционные шиитские мечети Тезе-пир и Гей-мечеть пустуют.

Почему? Потому что в религии, как и в политике, фактор личности, стоящей во главе движения, предопределяет его успех. Пророк Мухаммед говорил: "Каждый мусульманин должен вести тот образ жизни, который веду я". Переиначив слова Пророка, можно сказать, что каждый мусульманин, а тем более лидер общины, должен стремиться быть похожим на пророка. А похож ли наш шейх на Мухаммеда?

Нет и еще раз нет! Скорее всего, кумиром шейха является не Пророк, строго запрещавший культ личности. В кабинете шейха над его головой висят портреты Гейдара и Ильхама Алиевых. Представляете состояние правоверного мусульманина, который заходит в кабинет к шейху? Это то же самое, как если бы Пророк Мухаммед повесил над своей головой изображение Абу-Суфьяна. Г.Алиев - это наш Абу-Суфьян, который выступает против основ ислама. Президент сам отказывается от того, что он - мусульманин, ибо заявляет, что не верит в загробную жизнь. Как же наш шейх может допустить подобное богохульство? Неужели он не помнит хадиса о том, что "ангелы не вселяются в то место, где находятся изображения", и уж тем более - если это изображения Гейдара Алиева.

Кстати о богохульстве. Как-то шейх умудрился сравнить Г.Алиева с Пророком Мухаммедом, сказав, что наш президент так же доступен народу, как и пророк. А.Пашазаде считает, что Г.Алиева идет по пути Пророка.

А как представить себе духовного лидера мусульман, выкуривающего в день целую пачку американских сигарет "Мальборо", как А.Пашазаде? Авторитетные исламские теологи строго-настрого запрещают курение правоверным мусульманам. Но наш шейх - необыкновенный мусульманин и в мусульманском мире отыскать другого такого духовного лидера очень тяжело.

Образ жизни и правила, которых придерживался Пророк, запрещают лидеру мусульман вести вопиюще роскошный образ жизни. А наш шейх в буквальном смысле слова давно утонул в роскоши. Духовный глава мусульман ездит на самой дорогой машине, а о его вилле ходят одни легенды. Его четырехэтажный особняк возвышается над утопающей в грязи и нищете мусульманской страной.

О шейхе можно сказать, как о князе Потемкине, что он относится к людям как к лошадям, а к лошадям как к людям. Возмущенная народная молва говорит о конюшне шейха, который ежемесячно только на содержание своих лошадей затрачивает несколько тысяч долларов, в то время как сотни тысяч мусульман, прозябающих в палаточных городках, протягивают руку за помощью. Интересно, а когда в последний раз А.Пашазаде посещал беженцев и уделял им внимание? Трудно вспомнить! Наш шейх больше напоминает хорезмшаха, чем правоверного мусульманина.

Трудно вспомнить, когда он в последний раз участвовал на джамаат-намазе в Тезе-пире и когда вообще читал хутбу (пятничную проповедь) в мечети. Шейх появляется в мечетях только тогда, когда президент Г.Алиев посещает их в дни мусульманских праздников. Может быть, из-за такого отношения к намазу господин А.Пашазаде и страдает нехарактерными для мусульман болезнями - радикулитом, остеохондрозом и т.д?

Составной частью мифа о неординарном шейхе является утверждение того, что А.Пашазаде - кладезь знаний об исламе, и что надо пропагандировать по миру эту сокровищницу. Но тут возникает резонный вопрос: а почему наш кладезь знаний, гордящийся своими познаниями в арабском языке, беседует с арабскими шейхами исключительно через переводчика Гаджи Видади?

Шейх больше предпочитает говорить о политике и делах насущных и заниматься общественной деятельностью, чем рассуждать об исламской науке. Я до сих ни разу не удостоился чести послушать хотя бы одно интересное выступление шейха. В отличие от него ректор Исламского университета Гаджи Сабир, несмотря на свои нахичеванские корни, в отличие от шейха, никогда не допускает в своих речах апологетику в адрес Г.Алиева, и слушать его всегда значительно интереснее.

И наконец, ислам проповедует физическую культуру и гигиену. Сам Пророк Мухаммед уделял вопросам личной гигиены и физическому состоянию очень большое внимание, занимался борьбой, легкой атлетикой. Нашему же шейху, несмотря на его относительно молодой возраст, уже трудно передвигаться пешком. Он больше напоминает борца сумо, чем исламского священника. А.Пашазаде страдает еще одной нехарактерной для мусульманина болезнью - ожирением.

Может ли он вызвать доверие мусульман? Конечно, нет. И об этом говорит общественное мнение. Сегодня имам мечети Абу-Бекра Гаджи Гамет пользуется среди мусульман гораздо большей популярностью, чем наш шейх-уль-ислам - антипод Пророка.

"ПАШКА-КАПИТАН"

Гейдар Алиев, тонко разбирающийся в тонкостях человеческой психологии и подробно изучивший психотипы своего окружения, прекрасно знает цену каждому из них. Я уверен, что глубоко в душе он презирает тех, с кем вынужден работать. Но порой даже Г.Алиев не может удержаться от выражения презрения по отношению к ним.

В первые годы своего правления Г.Алиев иногда приглашал на ужин часть политического руководства страны. Ужин с окружением был утехой многих диктаторов, и в частности Сталина. На одном из таких ужинов Г.Алиев, окруженный соратниками, в том числе и А.Пашазаде, предложил им отведать горького перца. Официант по указанию Г.Алиева разложил перед всеми перец, и первым отведал его сам президент. После этого Г.Алиев обратился ко всем и посоветовал последовать его примеру. Кто осмелится не прислушаться к совету вождя?

Тогдашний министр иностранных дел Гасан Гасанов решил отделаться "малой кровью" и проглотил перец целиком. Это не ускользнуло от Г.Алиева, который сделал ему замечание. Затем, повернувшись к шейх-уль-исламу, он сказал: "У тебя, как и у Г.Гасанова, много грехов. Тебе надо пожевать этот перец, чтобы искупить свои грехи." Шейх смолчал. Более того, он выполнил приказ своего господина.

Этот пример, о котором нам рассказал один из приближенных в прошлом к Г.Алиеву госдеятелей, весьма характерен для взаимоотношений между Г.Алиевым и А.Пашазаде.

Президенту нужен был именно такой шейх-уль-ислам, который превратил бы ислам в "науку смерти", ибо Г.Алиев, как никто другой, знает - истинный ислам станет большой угрозой для основ его режима. Именно потому в середине 90-х власти предприняли крупномасштабную идеологическую атаку против ваххабизма - движения сторонников идей чистого ислама, формирующего "солдат Аллаха". Г.Алиеву не нужны солдаты Аллаха, которые однажды могут вступить в бой и с антинародным режимом. Феномен фанатичной толпы, жаждущей справедливости, явственно проявился в дни нардаранского кризиса, когда власть, владеющая огромным репрессивным аппаратом, вынуждена была отступить перед возмущением безоружных людей.

Для Г.Алиева ислам - наиболее опасный опиум, который может помочь азербайджанскому народу воспрянуть, поверить в собственные силы и покончить с ненавистным режимом. Поэтому Г.Алиева вполне устраивает во главе религиозных дел такой человек, как А.Пашазаде.

В свое время КГБ подбирало и готовило к теологической деятельности своих профессионалов. Как утверждают компетентные источники из числа бывших сотрудников КГБ Азербайджана, в советские годы А.Пашазаде в звании капитана госбезопасности пришел в УМЗ. Поэтому еще с советских времен за А.Пашазаде закрепилось прозвище "Пашка-капитан". Этот факт неоднократно упоминался на страницах СМИ, но сам шейх никогда не комментировал данный эпизод из своей жизни.

В 1999 году, когда антироссийская риторика А.Пашазаде достигла апогея, и когда он, вдруг вспомнив о своем статусе и о статусе своего управления, старался привлечь внимание к геноциду чеченского народа, бывший посол России в Азербайджане А.Блохин одной фразой заставил шейха замолчать. Посол сказал буквально следующее: "Видимо, нам придется внести ясность и раскрыть некоторые карты в связи с прошлым А.Пашазаде". Шейх понял опасность этого ультиматума и отступил. И все прекрасно поняли, что выступления шейха были инсценированы "верхами", что и устами А.Пашазаде и В.Гулузаде говорил сам Гейдар Алиев.

Шейх неоднократно непосредственно выполнял функции, возложенные на него непосредственным начальством - генералом КГБ. Но до сих пор многие теряются в догадках по поводу роли, которую сыграл А.Пашазаде в дни создания "Талыш-Муганской республики". Как известно, он принял участие в открытии парламента "ТМР" и даже благословил А.Гумбатова. Близкий родственник шейха Кязым Кязымов вошел в правительство сепаратистской республики, а нынешний заместитель - Гаджи Миразиз - был назначен шейх-уль-исламом "ТМР".

Уничтожив всех инициаторов и создателей "ТМР", Г.Алиев почему-то не тронул ни шейха, ни его родственников и близких, принимавших деятельное участие в авантюре А.Гумбатова. А может, шейх не случайно появился в Ленкоране в те мятежные дни и выполнял возложенную на него особую миссию? Может, это и было первым заданием Алекса Юстасу?

Но не стоит наивно полагать, что шейх - слабый и безвольный человек, который только и думает, как бы хорошо поесть и сладко поспать. Нет! В алиевской системе политических координат на него возложена особая миссия. Он успешно контролирует и координирует, вернее, сдерживает активизацию исламских сил в стране. Кстати, именно шейх был вовлечен в разрешение нардаранского кризиса. Именно он выступил посланцем Г.Алиева на переговорах с лидерами нардаранцев и сделал им предложения, от которых они не отказались.

ИСЛАМСКИЙ БИЗНЕС

А.Пашазаде - один из самых богатых людей в стране. Он сделал ислам не только политическим оружием режима, но средством личного обогащения. Шейх - ученик политической школы Г.Алиева, поэтому хорошо применяет в религии методы его управления. По сути, шейх создал "государство в государстве". Как и во всей стране, коррумпированная пирамида составляет основу его режима. Ежедневно шейху поступают огромные финансовые потоки из мечетей, которые стали платными "похоронными бюро", а не "домами Аллаха". В мечетях все продается и покупается. Вместо следования заповедям пророка и борьбы с джахилизмом (языческим отступничеством) шейх поощряет паломничество на могилы блаженных, где собирается большая дань, продажу черной ткани - повязку для рук, символизирующих траур в день Ашуры и прочие проявления язычества.

Одним из главных бизнесов шейха стала организация паломничества в Мекку. Еще в начале 90-х годов паломничество оформлялось в самом Управлении мусульман. Но с 1993 года шейх создал при управлении фирму "Халы" под руководством своего главного партнера Эльдара Микаилова. Отправка в Мекку - монополия этой фирмы, которая приносит шейху большие доходы.

Схема паломнического бизнеса проста. Чтобы отправиться в хадж, паломник платит 1800-2000 долларов (эти средства якобы покрывают дорожные расходы и пребывание в гостиницах). Но несколько лет некоторые руководителей турфирм, к примеру "Импротекс", заявили, что могут взять на себя организацию паломничества, причем затрачивая гораздо меньше средств. Это вызвало резкое раздражение А.Пашазаде. Он даже пригрозил, что те, кто совершит хадж вне рамок УМК, не получат звания "хаджи". Неудивительно, поскольку речь идет о миллионах - многие паломники из Дагестана и Ирана тоже отправляются в Мекку через Азербайджан, пользуясь услугами фирмы "Халы". Шейху удалось сохранить монополию.

Кроме того, до сих пор шейх не может дать исчерпывающий ответ по поводу пропажи из мечети Тезе-пир очень ценных ковров, стоимость которых оценивается в десятки миллионов долларов. По информации из компетентных источников, эти ковры были проданы за границу при посредничестве фирмы "Халы". Интересно, что до сих пор в мечети Тезе-пир нет штатного бухгалтера, а в самом управлении бухгалтер появился только год тому назад. Никто также не ведет учет и использование средств, которые поступают коробки для милостыни - "нязир гутусу". Интересно было бы посмотреть на декларацию доходов шейха и спросить у него - на какие средства он построил рядом с магазином "Тегеран" свою виллу, стоимость которой оценивается в 8-10 млн. долларов?

Интересно и другое: несколько лет назад бывший мэр Р.Аллахвердиев своим указом отдал в распоряжении духовного управления одно из старинных зданий, расположенных в Ичери Шехер. Там должна была расположиться личная резиденция шейха. Но через год после указа, А.Пашазаде продал этот дом - в качестве личного имущества - своему близкому другу, президенту фирмы "Элит" Али беку. Таким же образом он продал и дачу в Бильгя, тоже находящуюся на балансе духовного управления. Одним словом, А.Пашазаде удалось наладить бизнес, называемый в народе "исламским".

А.Пашазаде управляет религиозным бизнесом, опираясь на структурированный талышский трайб. Все основные и доходные места в "исламском бизнесе" заняты выходцами из южного региона - земляками шейха. Он не терпит в своем окружении умных и талантливых людей, воспринимая их появление, как потенциальную опасность. Десятки молодых теологов, получивших образование в главных научных центрах мусульманского мира, так и не смогли найти у него место работы. В своей кадровой политике шейх отдает предпочтение представителям мракобесного ислама, понимая, что приход в религию умных людей может вывести религию за рамки "похоронного бюро". Он отдает предпочтение знатокам "сугубо азербайджанского ислама".

* * *

В дни январской трагедии шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде был одним из самых популярных лидеров в стране. Именно он, несмотря на всеобщий страх и депрессию, поразившие страну и ее политическое руководство, взял на себя миссию духовного лидера азербайджанского народа и бросил вызов сильным мира сего во имя защиты народа. В те дни он не мог поступить иначе - шейх полагался на силу Всевышнего и служил Господу - единственному господину миров. И Аллах нес А.Пашазаде на своих руках, предостерегая его от опасностей и превратностей судьбы. Тогда он говорил: "Нет Бога, кроме Аллаха".

Но времена проходят, люди меняются, а с ними и их жизненные принципы. Духовный лидер, не выдержав соблазна, от которого предостерегал Аллах, поклонился и принял второго господина - высшую земную силу, которая сломала его - раба божьего и превратила в слугу "человекобога". С тех пор он и стал слугой двух господ.

Всевышний не принимает тех, кто создает ему сотоварищей. К сожалению, двенадцатый и, может быть, последний шейх-уль-ислам Азербайджана, не внял этой истине.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 24, 19 iyun 2003 г