АРХИВ

ИСТОРИЯ ОДНОГО КЛАНА

После Второй мировой войны обрели независимость многие колонии, возникли новые государства. Одним из таких государств в 1949 году стала Республика Индонезия, большинство населения которой исповедовало ислам. Лидер национально-освободительного движения, представитель индонезийских социалистов Сукарно стал первым президентом страны.

Ваянг топенг - популярный народный театр теней с тысячелетними традициями, в котором широко используется импровизация, впервые стал отражать события не только сельской, но и политической жизни страны. Призывно и страстно звучал гамелан - индонезийский оркестр ударных инструментов, традиционное музыкальное сопровождение театра, - приглашая народ принять участие в строительстве своего независимого государства.

Провозгласив курс на создание социалистического общества, правительство Сукарно провело национализацию нефтяной и табачной отраслей. Планировалось также проведение национализации аграрного сектора и даже создание колхозов по советскому опыту. Тогда, в первые послевоенные годы, все советское и социалистическое казалось привлекательным и прогрессивным. Практически все бывшие колонии выбирали социалистический путь развития, к примеру, хорошо нам знакомый Саддам Хусейн тоже был социалистом.

Национализация промышленности, принадлежавшей зарубежным инвесторам, вызвала резкое недовольство со стороны стран Западной Европы и США - именно они являлись собственниками и традиционными потребителями индонезийской нефти, табака и хлопка. Поэтому эти страны применили к Индонезии экономические санкции.

Потеря традиционных рынков очень дорого обошлись Индонезии. Большая часть промышленных предприятий страны закрылась, сотни тысяч людей остались без работы. В стране образовалась огромная армия безработных, которая вышла на улицы, требуя от правительства решения своих проблем. Митинги и шествия часто переходили в массовые беспорядки и погромы, в которых гибли сотни людей. Крисы - знаменитые, похожие на угасающую синусоиду индонезийские кинжалы наносили страшные раны в стычках.

Правительство начало аграрные реформы. Однако в условиях тогдашней Индонезии реформы свелись к физической расправе над помещиками и разграблению помещичьих хозяйств. И вновь кривые крестьянские крисы омылись кровью.

Как и все социалисты всего мира, Сукарно ориентировался на советский опыт. Тогда еще не было известно, как печально закончится советский эксперимент хозяйствования и управления, хотя механизм уже тогда давал сбои.

В 1961 году в Индонезии наступил голод, в народе ширилось недовольство. Офицеры президентской гвардии Сукарно подняли мятеж. Обвинив Совет генералов - высший военный орган Индонезии - в намерении захватить власть, они потребовали отставки и ареста членов Совета. Президент Сукарно оказался не способен контролировать ситуацию в стране. Борьбу против мятежников возглавил председатель Совета генералов Мохаммед Сухарто.

При поддержке большой части армии генералу Сухарто удалось подавить мятеж. После подавления мятежа вся военная и гражданская власть сосредоточилась в руках генерала Сухарто. Почти все политические партии Индонезии заявили о своей поддержке генерала Сухарто - ведь он остановил начинавшуюся гражданскую войну.

Парламент объявил президента Сукарно недееспособным, а генерала Сухарто - новым президентом страны, с титулом "Спаситель нации от хаоса гражданской войны". Большинство политических партий страны объединились в политическую организацию под названием "Голкар" - "Процветание", куда вошли также военнослужащие, представители полиции и чиновничества.

Военные власти Индонезии провели новые парламентские выборы. "Голкар" получила на этих выборах абсолютное большинство голосов. Насколько честными и объективными были эти выборы, неизвестно. После победы на выборах генерал Сухарто организовал правительство, которое было названо им "правительством нового времени". "Новизна" заключалась в том, что все ключевые должности в правительстве заняли члены семьи президента.

Члены нового правительства, то есть члены семьи президента хотели иметь легальные доходы, легальную собственность. Им невыгоден был просоветский режим с государственной собственностью на богатства страны. Поэтому они отменили все решения о национализации, а когда социалисты и коммунисты воспротивились, повели борьбу против них.

Тогда, в начале второй половины двадцатого века, социалистические и коммунистические идеи имели много убежденных и даже фанатичных сторонников во всем мире. Индонезия не составляла исключение - десятки тысяч индонезийцев были арестованы, многие - подвергнуты пыткам и казнены. На сцене ваянг топенг тревожно метались и падали тени, раздавались хлопки выстрелов, крики и стоны, скорбно шумел гамелан.

Западные страны приветствовали новое правительство. Естественно, им импонировал антикоммунизм Сухарто. Проведенные военными властями выборы были признаны "демократическими и соответствующими международным стандартам". Очень скоро все санкции против Индонезии были отменены. Начался новый период жизни страны. Пройдет несколько лет, и Сухарто назовет свое правление "годами политической стабильности и процветания". Верноподданная пресса захлебывалась от восторга.

Захватив политическую власть, изменив режим, отношение к собственности, семья президента поставила целью прибрать к рукам также материальные богатства страны. Клан Сухарто стремительно увеличивал свои земли (он сконцентрировал у себя сорок процентов всей земельной собственности), становясь крупнейшим землевладельцем. Крестьян заставляли продавать свои участки по низким ценам, а иногда просто сгоняли с земли с помощью солдат. Крестьянские крисы были бессильны против армейских винтовок и автоматов, а словосочетание "Иди жалуйся кому хочешь" стали самым популярным выражением в стране.

Бесчисленные вариации крестьянской драмы бесконечное число раз проигрывались на сцене народного театра теней, а сельская администрация ценой больший усилий пыталась подчинить жесткой цензуре ваянг топенг с его традицией свободной импровизации. Тревожно и горестно рокотали барабаны гамелана.

Огромная финансовая помощь, предоставленная международными финансовыми институтами, а также Соединенными Штатами Америки за время правления Сухарто, - около 40 миллиардов долларов США, - использовалась прежде всего для личного обогащения правящего клана. Создаваемые на эти деньги промышленные предприятия передавались в собственность членам семьи президента. Им также предоставлялось монопольное право на производство определенного продукта. Так, жена президента имела монополию на выпуск популярного продукта - ореховой пасты.

Сын президента - Хумото (Томми) Сухарто - контролировал все нефте- и газодобывающие предприятия страны. Верноподданная пресса воспевала достоинства англизированного плейбоя с пухлым лицом, не дурака выпить, называя его "лидером индонезийской молодежи", "ближайшим помощником отца в государственных делах". Его также льстиво называли "Надежда нации на дальнейшее процветание".

Занимаясь в правительстве своего отца распределением иностранных кредитов, "Надежда нации" действительно активно помогал клану - в расхищении национальных богатств. Впрочем, финансовая помощь и кредиты зачастую просто не доходили до Индонезии и разворовывались уже в пути. Неудивительно, что при таком управлении к концу двадцатого века Индонезия входила в число стран, большинство населения которых жило ниже уровня бедности. Половина бюджета страны тратилась на погашение процентов по предоставленным кредитам. Треть трудоспособного населения страны, то есть 22 миллиона из 65 были безработными. Зато президент Сухарто и его жена входили в число самых богатых людей мира, а наследник Томми вел самый роскошный образ жизни.

Почти полвека длилось безраздельное царствование клана. А в мае 1998 года сорок студентов университета Джакарты организовали демонстрацию протеста. Правящий клан не придал особого значения этой демонстрации, - количество участников было смехотворным для страны с населением в сто тридцать миллионов, - но это была первая акция протеста со дня прихода к власти клана Сухарто.

Хорошо натасканная полиция легко разогнала демонстрацию. Все участники протеста были арестованы. Однако на следующий день волнения охватили всю страну. Гневно и яростно рокотали барабаны гамелана, призывая народ положить конец казнокрадству, лицемерию и насилию. Армия, брошенная на подавление волнений, отказалась стрелять в народ, и всемогущий президент Сухарто был вынужден подать в отставку.

Новые власти Индонезии провели расследование деятельности президента Сухарто и его семьи. По данным расследования, за период правления клан Сухарто присвоил около 45 миллиардов долларов и треть из них - лично Мохаммед Сухарто.

Во время суда над сыном президента выяснилось, что большая часть денег оседала в зарубежных банках. Как откровенно заявлял Томми: "Семья прекрасно совмещала государственный и личный карман", "Наша семья всегда знала как успешно вкладывать деньги".

Мог ли подумать "Надежда нации на дальнейшее процветание", привыкший к исполнению любых своих желаний,любых капризов, что ему придется сидеть в тюрьме, пусть и комфортабельной? Почти всем членам клана Сухарто, включая и самого бывшего президента, пришлось отправиться под арест.

Сегодня Индонезия, пережившая годы "политической стабильности и процветания", пытается оправиться от их последствий - массовой безработицы, расстройства финансов, разъевшей весь государственный аппарат коррупции, моральной деградации общества, политического кризиса, поставившего под угрозу само существование Индонезии как государства. От страны отделилась провинция Восточный Тимор, христианская часть населения Молуккских островов также ведет борьбу за отделение от мусульманской Индонезии и создание своего, христианского государства. Народу Индонезии приходится дорого платить за годы "политической стабильности и процветания", о которых говорил "Спаситель нации".

Члены еще недавно всесильного клана Сухарто сегодня стали всего лишь отрицательными персонажами снова свободного народного театра теней. Весело смеются крестьяне, узнавая в движущихся на экране тенях знакомые по политической сцене фигуры. Снова призывно и страстно, с надеждой на будущее гремит гамелан. А дочь свергнутого президента Сукарно стала президентом Индонезии.

ЧИНГИЗ СУЛТАНСОЙ, РАШАД РУСТАМЛИ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 25,  9 август 2003 г