АРХИВ

ОТКРОВЕННОЕ ХАНСТВО

То, о чем долго и много говорили эксперты и аналитики, наконец свершилось. Несмотря на многочисленные заявления самого принца о том, что он никогда не станет премьер-министром, он им все-таки стал. Стал в условиях, которые назвать легитимными весьма сложно. В условиях, когда азербайджанский народ впал в очередной столбняк по поводу очередной смерти патриарха. И вот в этих условиях на второй по Конституции пост в государстве назначается его сын.

Процедура назначения смешна до неприличия. Нарушены все процедурные и этические нормы. В отсутствие президента, без заявления премьера об отставке, в условиях, когда само физическое существование президента поставлено под сомнение, его сын назначается его преемником. Именно преемником, потому что никакого практического значения пост премьера не имеет. Ильхам Алиев не собирается управлять Кабмином - по причине того, что управлять им он просто не в состоянии.

Скоропалительное назначение, бездумно поставленное явно не по гейдаровскому сценарию, прошло. В принципе, ничего удивительного в этом нет. В сложившейся ситуации премьера совершенно спокойно можно было бы назначать по принципу Калигулы, сделавшего своего коня членом Сената. Удивляет неряшливость и спешка, с которой власти оформили этот судьбоносный для себя акт. Бывший премьер подал в отставку по состоянию здоровья и тут же был назначен первым вице-премьером. А со скоротечным уходом И.Алиева в отпуск А.Расизаде опять стал выполнять свои же обязанности, но уже в качество и.о. Получается, что здоровье не позволяет А.Расизаде быть премьером де-юре, но нисколько не мешает ему быть таковым де-факто.

Ни для кого не секрет, что вся эта процедура нужна была для того, чтобы заполнить вакуум власти. Ясно, что это - импровизация, вызванная необходимостью. Основательно подготовленный план престолонаследия рухнул, потому что рухнул его основной параметр - Гейдар Алиев. В условиях, когда дни патриарха сочтены, Семья не нашла ни одного человека в своем окружении, кому могла бы доверить власть до грядущих выборов. Именно физическая немощь президента заставила Семью провести процедуру престолонаследия в такой спешке.

В принципе назначение И.Алиева ожидалось давно. Сразу после августовского референдума стало ясно, каким путем власти осуществят акт престолонаследия. Но никто и представить себе не мог, что развязка наступит так скоро.

ШАХ УМЕР? ДА ЗДРАВСТВУЕТ ШАХ!

Катализатором процесса стал президент, точнее, состояние его здоровья. "Господи, как умирать надоело!" - говорил барон Мюнхгаузен. Но в этот раз, кажется, все по-настоящему.

Макиавелли писал, что ничто так не подтверждает смерть монарха, как возвышение наследника. Именно к этому выводу приходишь, наблюдая ситуацию в Азербайджане в последние дни. Складывается впечатление, что все разом забыли о существовании "выдающегося политика всех времен и народов", что его затмил собственный сын.

Гейдар Алиев - это не только человеческие плоть и кровь, которые, вполне вероятно, еще функционируют при поддержке медицинских приборов. Гейдар Алиев - это миф, образ. И вот этот миф как раз и умер.

О том, что он умер, говорят не истошно истерические вопли оппозиционных агиток. Нет, об этом говорит анализ передач проправительственных и правительственных СМИ. С экранов АзТВ полностью исчез годами взлелеянный образ отца народа. Весь пиар-ресурс брошен на восхваления "реформатора". Гейдар Алиев умер, потому что ЙАП ныне полностью переключился на восхваление сына, забыв про умирающего отца.

Акт престолонаследия свершился. Причем таким образом, что не оставил ни у кого сомнений - И.Алиев на грядущих выборах победит в первом же туре. Оппозиция и общество деморализованы шокирующей наглостью правящей семьи.

Почему престолонаследие произошло именно сейчас? Долгое время клан и соратники президента противодействовали реализации этого плана. Но именно в этот момент все отступили перед железной волей патриарха, возжелавшего передать власть человеку, основное достоинство которого состоит лишь в том, что с генетической точки зрения он наиболее близок президенту.

На мой взгляд, Г.Алиев, зная о состоянии своего здоровья, обманул всех соратников и вынудил их сделать ставку на И.Алиева. В условиях, когда страна стремительно движется к выборам, правящему трайбу не остается ничего иного, как объединиться под знаменами "ильхамизма", потому что на выдвижение альтернативной кандидатуры от Семьи уже попросту нет времени.

Гейдар Алиев давно не скрывал стремления передать власть сыну. Желание отца, чтобы сын занял его место, заложено в генах, и поэтому по-человечески Гейдара Алиева можно понять. Помимо чисто субъективных параметров есть еще и объективный: патриарх считает страну собственной вотчиной, а себя - хозяином объекта ООО "Азербайджан", превращенного за эти годы в Семейный.

Именно потому, что Г.Алиев воспринимает страну как свою собственность, он не представляет, чтобы его собственность перешла в другие руки. К тому же он прекрасно понимает, что только политическая власть может обеспечить гарантии сохранности награбленных Семьей капиталов.

Судя по всему, Г.Алиеву удалось навязать свою волю не только внутри страны, но и за ее пределами. Назначение И.Алиева - продукт консенсуса, достигнутого с внешнеполитическими центрами силы. Заявления официального представителя госдепартамента США Ф.Рикера наглядно показывают - акт престолонаследия получил "добро" Вашингтона.

Официальный представитель госдепа заявил: "Мы надеемся на сотрудничество с новым премьер-министром в области проведения демократических реформ". Как должно быть известно знатоку нашей Конституции, коим себя мнит господин Рикер, Азербайджан - страна с президентской формой правления, в системе которой премьер-министр занимает вторичное место и исполняет в основном технические, нежели политические функции. Поэтому ожидать от премьера проведения демократических реформ - не совсем корректно. Подобное пожелание можно адресовать исключительно президенту. Но таким образом получается, что Вашингтон воспринимает И.Алиева как будущего президента страны.

Интересно, что же заставило американцев пойти на столь одиозный выбор? На наш взгляд, главный фактор - нефть. Америка критически зависит от поставок нефти. В свете развития ситуации на Ближнем Востоке, эксперты сходятся во мнении, что, захватив Ирак, США могут взять под свой контроль и Иран. Тогда они будут контролировать до 75 процентов мировых запасов нефти. Азербайджан - ключ к Ирану и Средней Азии, и поэтому американцы хотят иметь здесь полностью контролируемую ситуацию.

"А как же демократия, права человека и гражданина!?" - воскликнет неискушенный читатель. А никак.

Все очень просто. На Западе уже устоялось такое мнение: если азербайджанский народ не хочет ничем жертвовать ради достижения своих прав и свобод, то западным правительствам это тем более неинтересно. На Западе совершено справедливо считают, что права не дают, а берут. На мое утверждение о том, что народ недоволен политикой Гейдара Алиева и стонет под его игом, один из западных коллег справедливо заметил: "Если это так, то почему этого не видно? Если все молчат, значит всех это устраивает". А уж если эта власть устраивает нас, то западные правительства она устраивает вдвойне.

Вашингтон требует от любого "политического Хоттабыча", претендующего на власть в Азербайджане, исполнения трех желаний. ВО-ПЕРВЫХ, претендент должен обеспечить социально-политическую стабильность - не допустить передела собственности и хаоса. ВО-ВТОРЫХ, новая власть обязана обеспечить неприкосновенность западных экономических интересов - не допустить пересмотра ни одного нефтяного контракта, даже самого несправедливого и невыгодного для Азербайджана. В-ТРЕТЬИХ, не допустить начала боевых действий в Карабахе, но не столько из традиционной любви к армянам, сколько из чисто прагматических соображений - в случае начала боевых действий оба предыдущих условия могут быть поставлены под сомнение.

Оппозиция не смогла убедить Запад в том, что она в состоянии выполнить эти три заветных желания. А вот власти, видимо, нашли способ заверить США в том, что только они в состоянии удержать ситуацию под контролем.

Вряд ли можно винить Запад в том, что их выбор остановился на фигурах из власти. Оппозиция сама сделала все, чтобы показать свою недееспособность. Именно она привела США к подобному негативному для страны решению.

Уже можно констатировать, что правящий режим в очередной раз проводит уже знакомую комбинацию. Торгуя национальными интересами страны, идя на уступки в ключевых стратегических вопросах, власть добивается продления жизни прогнившего политического режима. Ей удалось убедить весь мир в том, что только они в состоянии обеспечить учет их интересов в нашей стране.

Но интересно другое - политическая воля Вашингтона на этот раз с одобрением была встречена его геополитическими конкурентами. Другие центры силы также проявляют благоволение акту престолонаследия.

Положим, что Москва поставила на И.Алиева по двум причинам. Во-первых, она не может поставить на нацдеков потому, что в первый и последний раз, когда она на это пошла и поддержала правительство Эльчибея, то в ответ получила нелояльный Азербайджан, игнорирующий российские интересы. Второй раз наступать на "нацдековские грабли" Москве не очень хочется. Во-вторых, Ильхам Алиев - единственный, кто не вызывает у Москвы аллергию. Проживший длительное время в Москве, блестяще говорящий по-русски, имеющий влиятельных друзей в московском истеблишменте, он на фоне практически повально протурецких нацдеков воспринимается Кремлем как родной.

С Москвой как раз все ясно. Но непонятно поведение Турции, которая сыграла в акте престолонаследия не самую благовидную роль. Турция не поддержала тех, кто на нее рассчитывал.

Объединенная Европа еще полгода назад - в лице президента Франции, принявшего И.Алиева, - проявила лояльность к неомонархическому акту.

Таким образом можно констатировать, что назначение И.Алиева политическим преемником отца стало итогом консенсуса интересов великих держав. Из двух зол они выбрали то, которое им больше знакомо. Про интересы азербайджанского народа никто не подумал. Но было бы удивительно, если бы это произошло. Уж если сам народ не думает о своем будущем, то вряд ли его судьба заинтересует правительства других стран.

ПРО СЫТЫХ ВОЛКОВ И ГОЛОДНЫХ ОВЕЦ

В день, когда свершился акт престолонаследия, при просмотре сайтов на форуме Lentа.ru мне в глаза бросилось и резануло по сердцу лаконичное - "...стадо баранов..." Про кого это сказано, неужели про нас? Что это: происки врагов, приговор недруга или, может, диагноз? Ведь сказал же Пушкин: "К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь".

Поражает реакция населения на происшедшее. Если отбросить истеричную реакцию оппозиционеров - "шеф, все пропало!", - то, как ни странно, большая часть населения встретила это известие с облегчением. Народ, уставший от собственных страхов, связанных с концом алиевской эры, готов любым путем продлить эпоху. Даже путем самообмана.

Сегодня преобладает мнение, что нынешняя плохая элита все же лучше, чем будущая. Хотя бы потому, что она уже награбившая, а потому сытая. Мол, придут другие, голодные, и начнется удесятеренный грабеж. Вопреки логике и фактам люди убеждены, что гнет власти при И.Алиеве будет снижаться.

Разговоры о "сытой власти" порядком набили оскомину. Для всех, кто так думает, скажу - СЫТОЙ ВЛАСТИ НЕ БЫВАЕТ! Это фантастика!

Не менее фантастично также и то, что эта власть вообще когда-нибудь насытится. Анализ показывает, что доля национального пирога, потребляемого Семьей, из года в год увеличивается в арифметической прогрессии. Контроль над доходными частями экономики сегодня равен 90 процентам. Все финансовые потоки сосредоточены в руках Семьи. Большей концентрации власти и капитала не знала ни одна страна в мире! Поэтому думать о том, что эта власть перестанет грабить страну, - не просто утопия, это трусость.

Азербайджанское общество готово пожертвовать чем угодно, лишь бы не менять ничего. В основе этого - страх нации перед будущим. Людям всегда свойственно больше бояться того, что неизвестно. Страх перед грядущим злом всегда неизмеримо сильнее самого зла.

Сегодня восьмимиллионный народ поставлен в положение, когда не видит ни одной достойной кандидатуры для посталиевского периода. И уже одно это говорит о многом. "Кто если не он?!" - говорят многие, даже не задумываясь о глубине национального позора, таящегося в этих словах.

Когда эта фраза звучала в отношении Гейдара Алиева - человека с уникальной биографией и уникальным набором личных качеств, делающих его безальтернативным властителем робких азербайджанских душ, это еще можно было если не понять, то принять. Но когда эта фраза звучит в отношении человека, за свою жизнь ничего так и не достигшего, больше известного как "папенькин сыночек" и "плейбой", все достоинства которого начинаются и заканчиваются тем, что он чей-то сын - это позор. Позор, которому нет оправдания.

НЕ ТАК СТРАШЕН ЧЕРТ, КАК ЕГО МАЛЮТКА

Ильхамолюбивые граждане утверждают, что основное достоинство И.Алиева в том, что он продолжит политику своего отца. Оставим в стороне вопрос - насколько эффективна была проводимая отцом политика, которая привела страну к катастрофическому социальному положению, тотальной коррупции и сырьетуционной экономики; политика, заставляющая Азербайджан, которой неизмеримо сильнее Армении, искать унизительного мира с сепаратистами.

Хотелось бы отметить, что Ильхам Алиев - не тот человек, человек, кто в состоянии продолжить дело Гейдара Алиева. По очень простой причине: никакого "дела Алиева" не существует. Вернее то, что таковым называется, а именно - порабощение стратегических интересов страны во благо собственной Семьи - не может считаться деянием, достойным политического деятеля.

Преемником отца Ильхам Алиев быть не может. И причина здесь вовсе не в личных качествах двух представителях алиевской династии. В первую очередь, надо иметь то, что можно передать преемнику. Престолонаследие необходимо президенту для того, чтобы гарантировать безопасность своей Семье и неприкосновенность награбленного ею капитала. Но бездумная и абсолютная власть, которую сконцентрировал в своих руках патриарх, может оказаться слишком тяжелой ношей для наследника.

К тому же следует учесть, что при всем своем желании Ильхам Алиев не может заменить отца. В отличие от патриарха, вся жизнь которого сосредоточена во власти и стремлении быть первым, сын его видит прелесть жизни в совершенно ином. В отличие от отца, который правит страной благодаря не воле народа, а собственной воле, Ильхам Алиев не обладает таким запасом легитимности. Чтобы удержать эту власть, необходимо быть Гейдаром Алиевым, а это невозможно, ибо он - продукт определенных не всегда благоприятных процессов. Чтобы стать Гейдаром Алиевым, недостаточно быть его сыном.

Ильхам - это не Гейдар. Они вообще абсолютно разные. По своим личностным показателям И.Алиев не является ни публичным политиком, ни публичным руководителем, ни менеджером, как его отец. Кроме того, у И.Алиева отсутствует еще одно очень важное для политика качество - терпение. Его отец обладал поистине адским терпением. А у И.Алиева его нет вообще.

Ильхам Алиев не мог вырасти другим. За все годы власти Гейдар Алиев не вырастил в своей команде ни одного выдающегося человека, и уж тем более подобный человек не мог вырасти у него под боком. Полное отсутствии харизмы и политических навыков у И.Алиева сочетается с практическим отсутствием менеджерского таланта. У него даже нет своей команды.

Чтобы понять всю тщетность потуг Ильхама Алиева занять трон своего отца, достаточно проанализировать его предыдущую деятельность. В конце концов, И.Алиев далеко не мальчик и за свои "сорок с хвостиком" успел поработать на различных должностях: и в политике, и в спорте, и в бизнесе, и в нефтяной стратегии.

В политике Ильхам Алиев так себя и не проявил, несмотря на предоставленные грандиозные возможности. Он так и не стал серьезным фактором политической жизни страны. Его заявления противоречивы, а поведение истерично. Он с треском проиграл парламентские выборы, и только тотальная фальсификация и слабость оппозиции позволили правящему режиму удержать парламент в своих руках.

Самое страшное, что его политическая слабость может обернуться кровью, ибо, как показывает история, ее проливают, как правило, слабые и никудышные правители.

ПРИНЦ ХАОСА

Как это ни покажется странным, но шансов стать президентом у Ильхама Алиева не так уж мало. Главный его козырь - разброд в обществе. Его основные соперники - в тяжелом кризисе. Кампания дискредитации оппозиции идет полным ходом и, скорее всего, увенчается успехом. На руку властям играет и раздрай внутри оппозиционеров, которые, вместо того, чтобы действовать, занимаются любимым делом - дележом шкуры неубитого медведя.

Оппозиция, как в принципе, и все общество, пожинает плоды собственной политики. Десятилетие "ожидания смерти" иссушило в них жажду власти, превратив в политических импотентов. Уход от борьбы наказуем и достойной платой: для нынешнего поколения оппозиционеров это их уход с политической арены.

План властей очевиден - Ильхам Алиев в первом же туре побеждает всех оппозиционеров. Именно потому практически все основные оппозиционные лидеры будут зарегистрированы. У властей будет единый кандидат, в то время как у оппозиции - множество. Власть мобилизуется по естественной причине - ей есть что терять. И она вынуждена мобилизоваться вокруг Ильхама. Сразу после выборов объявят о смерти Г.Алиева, после чего страна впадет в очередной транс - на 40 дней. Остальное, как говорится, - дело техники.

Грядущий приход И.Алиева на пост президента очевиден, но так же очевидно и его грядущее падение. Полное разграбление национальных богатств, дистрофическая экономика, социально экзальтированное общество, живущее экспроприационными ожиданиями - вот какое незавидное наследство оставил Гейдар Алиев своему наследнику.

Нынешний политический режим не подлежит трансформации. Он умрет вместе со своим основателем. Страна нуждается в коренных реформах во всех сферах жизни. Их должен будет провести вновь избранный президент. Но это невозможно априори - это означает рубить сук, на котором сидит вся эта власть.

Все винтики и шестерни алиевской машины власти привыкли работать в режиме постоянного подчинения. Всю свою жизнь Г.Алиев практически не жил, а управлял. Всю жизнь со всеми ее благами и прелестями он положил на алтарь власти.

Ильхам Алиев не может этого сделать, потому что слишком любит жизнь, а особенно мелкие сибаритские радости. Он предпочитает не упиваться самой властью, а наслаждаться преференциями, которые она дает. Вместо того, чтобы танцевать с Эбру Гюндеш, необходимо будет вести аппаратные игры с Рамизом Мехтиевым, а к этому он не готов. Он не пожертвует стилем свей жизни ради сохранения власти.

В условиях отсутствия сильного лидера каждая часть аппаратного механизма начнет заполнять образовавшийся вакуум по-своему. На местах появится инициатива. А учитывая тот факт, что папа оставил сыну в наследство сплошных дураков-исполнителей, то и их инициативы будут дурацкими. В итоге за очень короткое время страна будет повержена в хаос - тот самый, приходом которого ЙАПуны пугают население.

Ильхам Алиев - это не лекарство от хаоса, а наикратчайший путь к нему. Железная логика олигархизации привела к концентрации всех властных ресурсов в руках человека, абсолютно не готового к этому. Аморфность общества, эгоцентризм оппозиции облегчили путь к трону наследнику ИГА. Его правления вряд ли будет славным и уж точно - недолгим. История знает множество примеров, когда дети диктаторов пожинали ядовитые плоды, посеянные их отцами.

Долгое время считалось, что Ильхам Алиев не хочет идти по стопам венценосного родителя. Сегодня ясно, что он свой выбор сделал. Причем он выбрал не только свою, но и нашу судьбу. Стало ясно, что просто так эта власть не уйдет. Поэтому пришел наш черед делать выбор.

Это - вызов Истории. И от того, как мы на него ответим, зависит не только и не столько судьба алиевского клана, сколько судьба всей страны.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 25,  9 август 2003 г