АРХИВ

ВРЕМЯ ВЫБИРАТЬ

Азербайджанские реалии опровергли устои марксизма. Вопреки утверждениям основателя этой идеологии, в нашей стране революционные силы так и не смогли породить революционную ситуацию. У нас ее породила власть. Однако революционный порыв азербайджанского народа не нашел своего логического завершения, ибо беспрепятственное насаждение неомонархии продемонстрировала всем - в нашем обществе полностью отсутствуют революционные силы.

Об этом и пошла речь с сегодняшним гостем "Монитора", лидером протестного электората, башганом партии "Мусават" ИСОЙ ГАМБАРОМ.

"ОБЩЕСТВО НЕ СКЛОННО К РЕВОЛЮЦИИ"

- На миг представим, что на президентских выборах-2003 повторится сценарий парламентских выборов-2000. Вы возьмете вверх над кандидатом от правящего трайба и получите большинство голосов избирателей, а фальсификационный аппарат Рамиза Мехтиева, сфабриковав протоколы ЦИК, провозгласит Ильхама Алиева законно избранным президентом Азербайджана. Что вы предпримете и как воплотите в жизнь волю азербайджанского народа?

- В этом году будет решена судьба власти. В данном случае, речь идет не только об избрании президента - на кон поставлено историческое развитие Азербайджана. Результаты выборов представляют большое значение не только для нашей страны, но и для всего региона. Поэтому можно отчасти, исходя из определенных параметров, сравнивать президентские выборы с парламентскими выборами 2000 года.

- Мы полны решимости победить на этих выборах. И в случае, если подавляющее большинство избирателей проголосует за нас, мы призовем народ к защите своего волеизъявления. Мы будем стоять во главе этой борьбы. Мне кажется, что, невзирая на политические и экономические интересы, мировое сообщество осознает необходимость проведения в Азербайджане демократических выборов. Думаю, что мировое сообщество настоит на справедливом подсчете голосов.

- Государственная власть в Азербайджане захвачена Семьей Алиевых. В том случае, когда народная власть узурпируется грабительской кликой, даже нормы международного права оставляют за народом право на восстание, чтобы восстановить Конституцию. Почему лидеры нашей оппозиции не используют это право и не пытаются восстановить народную власть?

- Право борьбы и сопротивления против антиконституционного режима предоставлено не только оппозиции, но и всему народу, гражданам этой страны. Если в обществе действуют революционные силы, и если само общество склонно к революционным изменениям, то эти политические силы мобилизуют общество на насильственную борьбу против режима.

Но сегодня в Азербайджане нет серьезных политических сил, претендующих на революционную роль. Кроме того, наше общество не склонно к революции. Хотим мы того или нет, но это реальность. Кому-то может нравиться то, что наш народ хочет изменений мирным путем и с помощью демократических реформ. Кому-то может не нравиться то, что народ смирился с этим безобразием и не хочет вести борьбу за свои права. Подходы могут быть разные, но наша реальность исключает подобный путь развития событий. И это нужно воспринимать, как должное.

Мы уверены в смене действующей власти и неоднократно повторяли, что добьемся смены власти на выборах. Сегодня мы очень серьезно готовимся к выборам и уверены в своей победе.

- Неужели вы уверены, что действующий ЦИК признает победу оппозиционных сил?

- Я думаю, что сотни тысяч наших сторонников примут участие в выборах и проголосуют за нас. После этого они встанут на защиту своих голосов. Мы начнем серьезную борьбу за свои права. Партия "Мусават" и блок "Наш Азербайджан" возглавят движение части общества, направленное на борьбу за восстановления правопорядка. И наши методы борьбы обеспечат нашу победу.

- Как вы думаете, в начале 90-х годов, азербайджанское общество было более склонно к революционным средствам борьбы за власть?

- В тот период общество было более революционно настроено. И этому есть свое объяснение. Тогда общество устало от мучительно долгих ожиданий независимости, длившихся несколько десятилетий. Тогда общество требовало того, чтобы Азербайджан сам решал свои проблемы. Общество жаждало, чтобы Азербайджан реализовал свой потенциал в борьбе против армянской оккупации. Поэтому в тот период общество было более подготовленным к революционным изменениям, чем сейчас.

- А можно ли сравнить отношение народа к власти начала 90-х годов и к алиевскому правлению? Ведь народ не проявлял такого презрения к власти, как сегодня, не так ли?

- Определять степень неприязни народа к власти довольно сложно. К тому же мы не должны забывать, что бывшее советское руководство покровительствовало сепаратистским устремлениям и оккупационной политике Армении. Это резко настроило наш народ против той власти. Но в тот период стимулом к борьбе была не столько неприязнь к власти, сколько идея независимого Азербайджана. А нынешняя власть сумела вызвать у народа сумасшедшую ненависть. Это им удалось.

"МЫ НЕ ХОТЕЛИ ТОРГА"

- Возвращаясь к теме борьбы за голоса избирателей, хочу вспомнить слова другого кандидата в президенты - Лалы Шовкет. Полгода назад в интервью нашему журналу она заявила, что именно вы оказались единственным лидером оппозиции, кто выступил против радикальных методов борьбы и проведения массовых акций с требованием пересмотра результатов парламентских выборов 2000 года. Почему?

- Исторические события в памяти разных людей запечатлеются по-разному. Если вы внимательно изучите различные мемуары, то увидите, что люди, принимавшие участие в исторических событиях, отражают происходившее по-разному. Необходимо учитывать этот фактор и при анализе мемуаров наших политиков. Что касается упомянутого события, в тот период многие оппозиционные партии вели сепаратные переговоры с властями и пытались выторговать себе места в парламенте. Но это не имеет отношения к либералам. В тот период с ними такой торг не велся. И чтобы укрепить свои позиции в этом политическом торге, ряд сил был заинтересован в проведении митингов.

Но мы не хотели вести торг с властями. Мы требовали признания реальных результатов выборов и обеспечения волеизъявления народа. Поэтому мы предложили определить последовательность и принципы этой борьбы, а также установить взаимные обязательства между главными оппозиционными силами. Надо было добиться того, чтобы эта борьба длилась до победного конца. Мы предложили избежать ситуации, когда, проведя несколько митингов, разные партии ради десяти мест в парламенте стали бы высказывать иную точку зрения. Мы предложили соглашение о взаимных обязательствах между партиями.

Но никто не проявил заинтересованность к этому предложению. Решительно выступив против участия в торгах за места в парламенте и трезво оценив ситуацию, мы приняли решение не принимать участия в этом сговоре. И к тому же, кто мешал другим партиям начать борьбу и продемонстрировать свою принципиальную позицию?

- Однако, по мнению Л.Шовкет, основной груз ответственности лежал на ваших плечах, ибо вы завоевали большинство голосов избирателей.

- На этом этапе политической борьбы я выступаю сторонником объединения всех сил. Поэтому сейчас я не хочу раскрывать все детали. Но должен сказать одно: мы не захотели помочь тем силам, которые желали использовать нашу борьбу в своих интересах, в частности, в торге за мандаты.

- Вы заявили, что поведете против семьи Алиевых борьбу в рамках Конституции. Как вы представляете себе конституционную борьбу в условиях правового нигилизма и судебного беспредела?

- У нас есть ряд серьезных претензий к нынешней Конституции, но Основной Закон все же предусматривает широкие возможности для борьбы. Конституция разрешает проведение массовых акций, допускает протест против власти. Мы являемся сторонниками использования этих широких возможностей в нашей борьбе. И если общество проявит должную активность, то положения Конституции обеспечат нашу победу.

- Кстати, а почему вы не приняли участие в предыдущем митинге оппозиции? Ваше отсутствие породило массу домыслов, нашедших отражение в СМИ...

- Против нас работает громадная машина, порождающая слухи и клевету. До этого митинга было принято решение не проводить митинг, а провести лишь шествие. В условиях отсутствия митинга, где я должен был выступить с речью, мое участие на этом мероприятие было нецелесообразным.

- Ряд обозревателей, рассматривая причину вашего внезапного отсутствия, высказали следующее соображение - этот пример наглядно свидетельствует о том, что И.Гамбар в самый последний момент отступает от радикальной борьбы...

- Каждый волен высказывать свое соображение. Но я принял участие в последнем митинге. Какое теперь будет высказано соображение? Нельзя делать выводы, исходя из одного события. Необходим комплексный подход, учитывающий прошлую деятельность человека.

- Даже те, кто в течение всех этих лет безустанно следуют по маршруту к кинотеатру "Гэлебе", устали от этих шествий. Когда же массовые акции оппозиции переместятся в центр столицы?

- Этот вопрос на повестке дня, и мы это постоянно обсуждаем. Учитывая активизацию общества и разгар президентской гонки, данный вопрос приобретает актуальность. Но мы должны учесть и то, что будет зарегистрировано множество кандидатов в президенты. И многие из них могут захотеть провести в центре столицы встречи с избирателями и массовые акции. Но проводить все эти акции в одно время, по одному маршруту и на одной площади нереально.

"ОБЩЕСТВО УСТАЛО ОТ ОЖИДАНИЙ"

- Западные страны, Россия и Турция в очередной раз продемонстрировали, что их геоэкономические интересы в Азербайджане представляются им более важными, чем развитие демократии. Это проявилось в их открытой поддержке приходу к власти сына Г.Алиева. То есть, оппозиция лишена благосклонного отношения сильных мира сего. Как вы собираетесь победить, заведомо зная, что мировое сообщество вас не поддержит?

- Мы уверены в своей победе. Источником государственной власти является азербайджанский народ. Это не риторическая фраза, взятая из Конституции, а реальность. Судьба власти в руках у народа, и лишь он определит ее будущее.

В то же время, я не согласен с тем мнением, что экономические интересы супердержав вступают в противоречие с проблемой развития демократии в Азербайджане. Это неправильная трактовка. Напротив, экономические интересы Запада требуют обеспечения демократического развития. В условиях отсутствия демократического режима говорить о стабильном обеспечении экономических интересов не приходится. Ведущие западные эксперты и мозговые центры вполне это осознают. В Азербайджане актуально другое - сохраняя стабильность, добиться обеспечения демократического развития. Нам необходима трансформация: от стабильности, основанной на полицейском режиме, к стабильности, основанной на гражданском обществе.

Это непростая задача. Наряду с азербайджанскими демократами, которые пытаются решить эту проблему, решение этой проблемы беспокоит и элиту Запада. Поэтому всем нам крайне необходима высокая самоотверженность общества в борьбе за демократические ценности и более ответственный подход элиты Запада в вопросе разрешения этой задачи.

- А насколько самоотверженность общества, а также фактическая победа оппозиции на выборах может отразиться на отношении Запада к правящей Семье?

- Опыт западных стран, приводивших к власти в тех или иных странах своего протеже, остался в истории. Эта практика двадцати-тридцатилетней давности. Западные государства пытаются установить контакты с наиболее вероятными претендентами на власть. Они доводят до этих кандидатов свои интересы и стараются, чтобы вероятный кандидат в президенты соблюдал их.

С началом "путинской эпохи" в России, это государство тоже активно использует новейший опыт и практику западных государств. А что касается Турции, то это государство заинтересовано в развитии Азербайджана.

Поэтому если мы добьемся проведения справедливых и свободных выборов, а также если претворим в жизнь волю народа, то ни одно из вышеперечисленных государств не станет чинить препятствия демократическим силам.

- По мнению наших экспертов, вероятное поражение оппозиции на этих выборах вызовет у нее глубокий кризис. И если лидеры оппозиции окажутся бессильными в обеспечении своей политической победы, то их ждет неминуемая опасность ухода из политики. Что вы думаете по этому поводу?

- Я согласен с тем, что в случае, если власть сорвет проведение демократических выборов, то в обществе может возникнуть напряженность. Общество устало от ожиданий и требует изменений, смены власти и прихода тех сил, которые способны решить проблемы Азербайджана. В противном случае нас ожидает напряжение в обществе и куда оно нас заведет - еще очень большой вопрос.

Что же касается отставки партийных лидеров, то это требование можно выдвинуть в том случае, если оппозиционные политики с треском проиграют на демократических выборах и лишатся поддержки народа. Но если выборы фальсифицируются, и оппозиция не в силах проявить свою силу и поддержку народных масс, то уйти должна не оппозиция, а власть. Кроме того, борьба с авторитарным режимом - задача не только оппозиции, но и всего общества.

- Но оппозиция должна организовать и направить массы на борьбу с режимом. А по мнению наших социологов и политических экспертов, лимит доверия к нынешним лидерам оппозиции полностью иссяк. Тому свидетельство - безуспешные акции протеста. Лидеры оппозиции не способны выразить недовольство народа, не так ли?

- Ни одна политическая сила не способна собрать на свои мероприятия столько людей, сколько собирает оппозиция. Даже власть, исключая ее административные ресурсы, не способна одним призывом собрать на площадь столько людей. С другой стороны, если кто-то считает, что может лучше выразить чаяния и требования народа, то кто ему мешает заняться серьезной политической деятельностью? Пусть создает партию, ведет пропагандистскую деятельность, созывает митинги и становится лидером.

Известны те силы, которые претендует на этот статус. Никто не занимает чужое место. Каждый - на своем. Кто-то сегодня живет грезами о том, мол, если бы не существовало крупных партий, то они организовали бы народное движение и проводили бы массовые акции. Но я спрашиваю - кто им в этом мешает?

"Я НЕ ТЕОРЕТИК, А ПРАКТИК"

- В последнее время проблема смены поколений в оппозиции приобрела большую популярность. В случае неблагоприятного исхода для оппозиции, как вы относитесь к тому, чтобы лидеры уступили свои места молодому поколению политиков?

- Вы очень часто упоминаете версию о поражении оппозиции, но я надеюсь, что ваши вопросы носят теоретический характер. В политике возраст никакой роли не играет. Тем более, что многие представители нового поколения политиков по возрасту старше нынешних лидеров. Где же логика?

- Недавно, председатель партии "Умид" Игбал Агазаде, который входит в ваш предвыборный блок, в одном из своих интервью заявил, что "в случае поражения Исы Гамбара на выборах, он должен уйти из политики". Он также открыто заявил о своих притязаниях на вашу нишу. Как вы относитесь к мнению своего соратника?

- Это цитата вырвана из контекста и неверно доведена до читателя. Поэтому я не знаком с этим мнением. Мне кажется, что пример самого И.Агазаде опровергает его же мысль. Он в течение нескольких месяцев возглавляет партию "Умид" и занимается политическими процессами. И за очень короткий срок эта партия стала одной из самых известных политических организаций в стране. Почему же политики из второго эшелона не смогли помешать успеху И.Агазаде? Потому что, в отличие от них, он смог собрать вокруг себя больше сил, чем они, продемонстрировал свои возможности и занял свое место в политической элите.

Если И.Агазаде приобретет больший опыт, чем ведущие лидеры страны, то опять-таки, никто не сможет помешать ему выйти в ряд основных оппозиционных лидеров.

- Но все же, если судьба обойдет вас, и вы проиграете, как вы думаете, насколько вероятно актуализация среди партактива "Мусавата" вопроса о смене башгана партии?

- Ваши теоретические вопросы стали переходить грань дозволенного. Но я не теоретик, я практик. И потому уверен, что на этих выборах я одержу победу.

Беседовал Э.ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 26, 16 август 2003 г