АРХИВ

ГОРЬКИЕ РЕАЛИИ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА

Сравнение - дело неблагодарное. Сравнение экономик - дело неблагодарное вдвойне. Каждый раз, когда сравнение складывается не в нашу пользу, власти пытаются заретушировать его результаты.

Учитывая, что все республики бывшего Союза вышли из одной экономической шинели Госплана СССР, сравнения протекающих в них процессов призваны показать - как развиваются экономики этих стран. После развала СССР экономические процессы практически во всех республиках (а ныне странах) СНГ идут синхронно. Поэтому интересно наблюдать за результатами этих процессов.

По данным межгосударственного статистического комитета СНГ, Азербайджан занимает последнее место в СНГ по темпам промышленного производства. За шесть месяцев этого года прирост составил всего 6,2 процента, в то время как в соседних Армении и Грузии соответственно 18,6 и 8,8 процентов.

Особенно удивляет высокий рост промышленного производства в Армении. На его фоне наша страна с ее грандиозным промышленным потенциалом выглядит блекло, несмотря на то, что в последние пятилетки существования ССР Азербайджан по темпам промышленного роста занимал первые места в всесоюзном соревновании.

За десять лет независимости промышленный потенциал республики сократился в несколько раз. Число реально занятых в промышленности работников сократилось на порядок. Рост ВВП происходит за счет манипуляций со статистикой. По сути, если не учитывать нефтяной сектор, то остальная часть промышленности перманентно пребывает в тяжелейшем кризисе.

Рост промышленного производства в странах СНГ - нормальный процесс, это неизбежный возврат на прежние позиции. Почему-то мы, обсуждая тему промышленного роста в нашей стране, игнорируем тот факт, что существует еще примерно три десятка государств, которые, подобно нам, решают задачу постсоциалистического восстановления. Между 1991 и 1994 годами во всех этих государствах наблюдалось падение производства. В 1995 году начинают появляться признаки роста, в первую очередь - в тех странах, которые до этого были втянуты в войны или оказались объектом блокады. В 1996-1998 гг. видим рост и в других странах. Неустойчивый, часто обратимый; признаки роста сменяются падением.

Так оно и есть, и объясняется этот постсоциалистический переход "из спада в рост" тем обстоятельством, что при социализме колоссальная часть производственной деятельности была экономически не оправдана. Демонтаж социалистической структуры хозяйствования высветил тот фундаментальный факт, что значительная часть экономической деятельности, которая реализовывалась в условиях социализма, никогда не будет востребована в условиях рынка и демократии.

Но перераспределение ресурсов, сконцентрированных в этих видах деятельности, в другие, те, на которые есть реальный рыночный спрос, не может произойти немедленно.

На первых стадиях перехода ресурсы, которые высвобождаются из нерыночного сектора, значительно превышают по объему те, которые могут быть задействованы в секторе, работающем на рынок, на реальный спрос. К тому времени, когда ресурсы, которые могут быть задействованы в рыночном секторе, оказываются больше, чем те, которые высвобождаются из нерыночного сектора, рецессия останавливается, и начинается восстановительный рост.

Но почему-то в Азербайджане этот процесс, несмотря на очень благоприятные макроэкономические обстоятельства, либо вообще не движется, либо движется в крайне медленном темпе. На сегодняшний день можно констатировать следующее: производство промышленной продукции сократилось в несколько раз, а большая часть промышленных предприятий сегодня - полные и окончательные банкроты. Несмотря на многомиллиардные инвестиции в нефтяной сектор, этот процесс практически не затрагивает остальную экономику.

В чем же причина кризиса, поразившего реальный сектор национальной экономики?

Одна из наиглавнейших причин деиндустриализации лежит в отсутствии в Азербайджане экономической инфраструктуры. За годы реформ так и не удалось создать нормальной экономической среды, стимулирующей развитие производства. Отсутствие в правительстве людей, понимающих, что происходит с экономикой и имеющих искаженное представление об идущих процессах, привело Азербайджан в полную зависимость от теоретических моделей неомонетаристов.

Бездумные монетаристские реформы привели к появлению на рынке неадекватно дорогого финансового инструмента - маната. Дорогой и дефицитный манат буквально съел зарождавшийся внутренний рынок, при этом затормозив гиперинфляцию. Отсутствие развитого и сегментированного финансового рынка заставило власти для решения этой задачи пожертвовать внутренним производством - в надежде, что возрожденная финансовая стабильность окупит понесенные жертвы.

С этой целью были сокращены субсидии промышленным предприятиям и резко сужен уровень предоставляемых кредитов. Государственные инвестиции сведены на ноль. Только полностью обмелив внутренние финансовые потоки и лишив экономику свободных денег, удалось решить поставленную задачу.

Отсутствие свободных денег означает автоматическое отсутствие внутренних инвестиций. Если все сбережения обесценились, а платежное средство бездумно дорого, то деньгам взяться практически неоткуда.

Количества денежной массы по всем категориям недостаточно не только для стимулирования экономического роста, но даже для финансирования нормального воспроизводства ВВП.

Отсутствие дешевых и доступных кредитов, высокая ставка рефинансирования, провоцирующая огромные проценты по кредитам, не позволяют нормально функционировать рынку заемного капитала. А это означает, что предприятия лишены возможности провести реконструкцию за счет заемных средств.

К сожалению, так и не удалось компенсировать этот удар потоком внешних инвестиций. Зарубежный инвестор так и не решился вложить в экономику Азербайджана. Все инвестиции сегодня фактически сконцентрированы в нефтеэнергетическом секторе. Более 80 процентов инвестиций пришедших в страну после 1993 года, вложены в топливно-энергетический комплекс - ТЭК, точнее, в его добывающий сектор. В промышленное производство и обрабатывающую промышленность не вложено по сути ни доллара.

Большинство иностранцев, желающих заключить контракт и инвестировать средства, узнав о реалиях ведения бизнеса в Азербайджане, уносили ноги. Тотальная коррупция, охватившая все сферы экономики и жизни страны, также мало способствует росту промышленного производства.

К тому же в стране отсутствует механизм эффективного и цивилизованного банкротства, что мешает ликвидации неэффективных предприятий и не стимулирует их переход предприятий в руки более деловых собственников. Кроме того, большая часть крупных промышленных предприятий хоть и стала чисто номинально акционерными обществами, но управляется теми же кадрами и теми же методами, что и раньше.

Причин, замедляющих темпы промышленного роста в Азербайджане, столь много, что не стоит удивляться тому, что мы находимся на последнем месте среди стран СНГ по темпам роста промышленного производства. Приходится удивляться, что этот рост вообще имеет место быть.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 26, 16 август 2003 г