АРХИВ

ЗАКОН ДЖУНГЛЕЙ

Словосочетание, вынесенное в заголовок, стало крылатым со времени выхода в свет книги Редъярда Киплинга. Оно подразумевает, что в джунглях всегда выживает сильнейший - в прямом, физическом смысле этого слова.

Особенно популярным и расхожим это выражение стало в советские времена. Тогда именно так и говорили: "В антигуманистическом мире капитализма царствует закон джунглей". Подразумевалось, что мир социализма насквозь гуманен и не позволяет погибнуть даже наислабейшему индивиду. Насколько это было верным - каждый из нас может судить сам. У кого-то таких примеров будет много, а у кого-то будет еще больше примеров обратного. Люди есть люди при любом строе.

Конечно, при социалистическом строе на социальные нужды тратились огромные средства. Но тем самым общество лишалось инициативы - а наиболее инициативным "давали по рукам". Уравниловка, одним словом.

Впрочем, все это стало уже прописной истиной. А нам бы хотелось рассмотреть здесь совершенно иную трактовку слов "закон джунглей".

БРЕМЯ ... ЧЕЛОВЕКА

Вместо многоточия можно поставить любое прилагательное: "бремя красного человека", "бремя желтого человека", "бремя черного человека". Киплинг настаивал на "бремени белого человека", понимая под "белым человеком" исключительно британца времен королевы Виктории (французы и немцы удостаивались легкого презрения, итальянцы и испанцы "белыми" не считались, а уж как тогда Британия относилась к своей бывшей колонии США - и говорить нечего).

Очевидно, с тех пор вошло в обиход и другое выражение - "живет, как белый человек".

"Барду империализма" легко было в XIX веке говорить о бремени белого человека - над Британской империей не заходило солнце. И это действительно было так. Англосаксонская культура распространилась на весь мир, результаты чего наблюдаются и по сей день. Но мы сейчас не об этом, а о том, чтобы убрать это многоточие вообще. "Бремя человека" - звучит намного лучше и гораздо ближе к истине.

В чем сила человеческая? В разуме и воле. Разумом человек пользуется при оценке своих способностей и возможностей для достижения цели, а затем прикладывает волю, чтобы дойти до этой цели. И здесь человеку нет пределов, кроме тех, которые поставлены ему Богом. Всевышнему виднее, куда можно пускать род людской, а куда - нет.

В чем заключается бремя человека? В том, что он ответственен перед всей планетой за каждое свое слово и дело. Это нелегкое бремя, но на то мы и люди. Кто хочет - ищет возможности, кто не хочет - ищет причины.

КТО ХОЧЕТ - ИЩЕТ ВОЗМОЖНОСТИ

Наверное, каждый из нас хоть раз в жизни был свидетелем того, как люди упорно и целеустремленно добивались желаемого. Мы восхищались ими - конечно, если их дорога к цели не была вымощена телами тех, кто посмел встать у них на пути. Вполне возможно, что кто-то из читающих эти строки тоже долго и упорно шел к своей цели, не щадя сил и средств.

К сожалению, волна инициативных и предприимчивых людей, которая была очень большой на заре независимости, в последние годы буквально схлынула "на нет". Очевидно, ситуация в стране не располагает к тому, чтобы на передний план в обществе выходили люди умные, инициативные, волевые. Увы - будь ты даже семи пядей во лбу, но если ты не там родился и не с тем сдружился, то можешь засунуть свою инициативу в... чемодан и увозить ее за тридевять земель. Туда, где она будет востребована.

Хотя единичные случаи все еще встречаются и у нас. Вот только один, возможно, на чей-то взгляд незначительный пример. Девочка из бедной (очень бедной!) семьи мечтала поступить в институт иностранных языков. В доме не было ни словарей, ни пособий - там не всегда хватало на кусок хлеба, что уж тут говорить о книгах или занятиях с педагогами. Чтобы иметь возможность готовиться к поступлению, девочка периодически брала у одноклассницы словарь и... по частям переписывала его в свою тетрадь - слово за словом. Ее жажда выучиться была настолько сильна, что даже крайняя бедность не стала преградой. Этим летом девочка поступила туда, куда и хотела.

Этот пример не глобален, но поучителен. Он говорит о том, что если желание велико, то мало найдется преград, могущих остановить человека. Но одного желания всегда бывает недостаточно. Необходимы еще разум, воля и сила. Только с их помощью человек, у которого из всего парализованного тела движется только один палец на руке, может стать нобелевским лауреатом по физике Стивеном Хоукингом. Только с их помощью сын алкоголика из захолустного городка может стать президентом самой могущественной державы мира Уильямом Клинтоном. И только объединив свою силу и волю, колонисты в Америке смогли получить независимость от самого сильного тогда государства - Великобритании и построить себе то общество, которое на долгие годы стало образцом демократии.

"Каменные джунгли" городов и поселков не слишком отличаются от обычных джунглей - здесь тоже выживает сильнейший. Правда, понятие силы ныне сильно отличается от киплинговского. Сила мышц может всего-навсего свернуть гору, а вот сила мысли и духа может изменить лицо всего мира.

КТО НЕ ХОЧЕТ - ИЩЕТ ПРИЧИНЫ

Причин и отговорок всегда можно найти великое множество. Причем далеко ходить не надо - достаточно зайти в соседний магазин.

Захожу. Владелец (он же - продавец) жалуется: "Совсем меня эти налоговики достали. Вот вы в прессе работаете, напишите про их поборы". Спрашиваю: "А почему вы не пытаетесь протестовать?". Отвечает: "А что я один могу сделать?".

Или вот соседка жалуется - потратила большие деньги, чтобы снарядить ребенка в школу, и в первый же день увидела запись в его дневнике: "Принести деньги в школьный фонд". А денег практически не осталось - только на жизнь, и до зарплаты еще около месяца. Советую: "Пожалуйся в министерство образования".

Отвечает: "А что я одна буду жаловаться? Другие родители платят. Да это ничего и не решит, только хуже будет - к ребенку начнут в школе придираться. Да и учитель не виноват - с него самого требуют, он платит директору. И с директора требуют - он платит наверх. Это всю систему менять надо".

Снова спрашиваю: "А кто будет менять, если не мы?". Отвечает: "Да кто мы такие, чтобы менять эту систему? Мы - люди маленькие".

Патрульный полицейский останавливает маршрутку, в которой я еду. Водитель привычным жестом сует руку в карман, вытаскивает два-три ширвана, вылезает из машины и идет к полисмену. Тот, ничуть не скрываясь, берет деньги, кладет себе в карман и машет рукой - мол, поезжай, свободен. Пассажиры маршрутки смеются, а на мой вопрос - почему водитель не протестует - "зазывала" отвечает: "Себе дороже выйдет".

И так везде. Да каждый из нас может привести уйму примеров подобного рода. Не привыкли мы к протестам, зато привыкли оправдываться - "а что я могу сделать один?"

Помните, был такой старый мультик? Там рисованный человечек тоже говорил: "А что я могу сделать один?". К нему присоединялся второй, говоривший то же самое. Затем уже огромная толпа человечков хором скандировала: "А что я могу сделать один?", словно не видя, что речь идет уже не об одном, а о массах.

Спросите каждый себя (только честно!) - многие ли пойдут на выборы? А ведь подавляющее большинство населения недовольно - и властью, и жизнью. И ведь каждый из нас в глубине души уверен - наш голос ничего не решает. А теперь представьте: почти 4 миллиона человек одновременно громко восклицают: "Мой голос ничего не решает!". Да от одного такого хора рухнут стены любой крепости. И любой власти.

СИЛА И БЕССИЛИЕ

Я не стану приводить здесь уже набившую оскомину притчу об отце, который учил сыновей единству на примере веника. Все ее и так знают. Но знание, не применяемое на практике, остается мертвым грузом.

Каждый из нас слаб. И особенно эту слабость ощущаешь, когда слышишь об избиениях инакомыслящих, когда на своей шкуре испытываешь вся тяжесть давления на прессу. Но вместе мы - сила. Вот только быть вместе у нас никак не получается.

Безусловно, своя рубашка ближе к телу. Так было всегда, так есть сейчас, да и в обозримом будущем эта истина вряд ли претерпит существенные изменения. Но в жизни каждого из нас рано или поздно наступает время объединения. И если не ради каких-то высоких идеалов и заоблачных достижений, то хотя бы во имя инстинкта самосохранения.

Хотя даже этот основополагающий инстинкт не всегда срабатывает. Вот, например, наша оппозиция никак не хочет объединяться, хотя уже даже африканскому ежу понятно, что поодиночке ни одному из них победы на выборах не одержать. Никак не хочет объединяться и наша интеллигенция - во всяком случае то, что от нее еще осталось. Одни громогласно поют здравицы во имя власти, другие шепотом поддерживают оппозицию, третьи "благоразумно" решаются вообще ни во что не вмешиваться. И создается такое впечатление, что для гражданина Азербайджанской Республики страна кончается прямо за порогом квартиры или за воротами дома.

Кстати, слабость - та категория, которая при умножении меняет знак на противоположный. Двое слабых не удваивают свою слабость, а напротив становятся вдвое сильнее. Поэтому не стоило бы говорить о собственном бессилии. Лучше было бы задаться другим вопросом - почему мы так упорно не хотим менять знак на противоположный, почему не хотим увеличить свою силу?

Вы не знаете почему? Вот и я не знаю.

БЭЛА ЗАКИРОВА

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 29, 13 сентября 2003 г