АРХИВ

ОДНА ГОЛОВА - ХОРОШО, А ДВЕ - ПЛОХО

Главную опасность для Г.Алиева и его сына-наследника сегодня представляет не столько деморализованная и обессилевшая политическая оппозиция, сколько скрытые внутриклановые силы, которые примут самое активное участие в борьбе за власть в посталиевский период. И роль трайбового фактора приобретает ключевое значение в последующих процессах еще и потому, что со вторым пришествием Гейдара Алиева реставрировалась трайбократия, которая привела к усилению межтрайбовых отношений.

ДВУГЛАВЫЙ КЛАН

Г.Алиев начал формирование двуглавого клана в период своего первого правления. До этого нахичеванцы никогда не признавали общности с выходцами из Армении, даже несмотря на то, что после депортации "выходцев из Армении" в 1918-20 гг. и в 1948 году, они переселялись на территорию Нахичеванской автономной республики. В Нахичевани образовались отдельные селения, где компактно проживают азербайджанские и курдские выходцы из Армении. Нахичеванцы, строго храня свою самоидентификацию, противились слиянию с азербайджанцами из Армении, а каждый выходец из Армении строго помнит о месте своего рождения или месте рождения своих предков и никогда не позволит, чтобы его приняли за нахичеванца.

Культурные, религиозные и обрядовые традиции этих тейпов также различны: нахичеванцы более религиозны, чем безземельцы, и следовательно - более консервативны по отношению к национальным традициям. Сильно различается у них также фольклор, музыкальная культура и даже ритуалы. Следовательно, представители этих двух различных субкультур априори не могли объединиться в одном политическом союзе.

Лишь Гейдару Алиеву удалось объединить эти два тейпа в единый политический союз. Но и нахичеванский, и безземельный трайбы продолжали сохранять самобытность. Лидирующее положение Г.Алиева в клане выходцев из Армении обусловил и тот факт, что его покойный тесть Азиз Алиев был одним из самых авторитетнейших представителей этого трайба. И посему в 70-х годах Г.Алиеву удалось создать самый организованный, структурированный и влиятельный суперклан в Азербайджане.
Правда, ему не удалось обеспечить полное слияние тейпов и искоренить противоречия между ними. После ухода Г.Алиева в Москву противоречия вылились в открытое противостояние политических элит субэтносов, боровшихся за влияние в руководстве страны. Политическая дискредитация патриарха клана и его обструкция со стороны горбачевской команды привела к прогнозируемому расколу правящего суперклана и сокрушила его власть.

Межтрайбовая борьба всегда обостряется именно в период раздела или передела власти. И каждый раз она идет за главенствующую роль. Поэтому сейчас, в период новой президентской кампании, борьба за сферы влияния в клане и государстве, как и в преддверии 1998 года вновь привела к открытому противоборству субкланов.

"АГРЫДАГ" ПРОТИВ "АЛИНДЖИ"

Сегодня "Агрыдаг" - самая действенная полумасонская политическая организация выходцев из Армении - является главной движущей и самой массовой силой клана. Формальный глава этой организации - бывший первый секретарь Нахичеванской автономной республики Нуреддин Мустафаев, который не скрывает своих оппозиционных взглядов. Состав руководящего совета "Агрыдага" тоже номинален, ибо не влияет на принятие решений и мало причастен к проведению политической линии. А руководят организацией "из-за кулис" наиболее авторитетные выходцы из Армении, занимающие ключевые посты в алиевской иерархии.

"Агрыдаг" показал силу в преддверии выборов 1998 года, когда его лидеры однозначно оказали эффективную поддержку своему земляку Этибару Мамедову, который чуть было не перешел дорогу Г.Алиеву. Тогда истинным патриархом этой организации был один из руководителей правящей партии "Ени Азербайджан", ныне покойный Сафияр Мусаев. Взаимоотношения между Г.Алиевым и С.Мусаевым окончательно испортились после того, как Мусаев со своими сторонниками резко выступил против решения президента об отставке Расула Гулиева, которого те прочили в наследники главы клана.

Дело в том, что Р.Гулиев, как и Г.Алиев, обладает важным для главы клана преимуществом - его родители тоже выходцы из Армении, но он сам родился и вырос в Нахичевани, следовательно, он обладал возможностью сохранить двуединство клана в отсутствие патриарха. После начала нападок на Р.Гулиева С.Мусаев резко воспротивился этой кампании и призвал Г.Алиева приостановить обструкцию экс-спикера. Тогда же С.Мусаев бросил Г.Алиеву в лицо фразу: "Вы обвиняете Р.Гулиева в национальном предательстве. Но предательство Г.Алиева вовсе не означает предательство Азербайджана".

Но, избрав путь эмиграции, Р.Гулиев сам лишил себя возможности активно участвовать в борьбе за власть. Поэтому недовольная самоуправством Г.Алиева часть клана во главе с С.Мусаевым в 1998 году приняла решение поддержать на выборах кандидатуру другого выходца из Армении - Этибара Мамедова.

Подобного поворота событий Г.Алиев не ожидал, и тогда благодаря совместной поддержке нахичеванской части трайба (влияние которой значительно меньше, чем у безземельцев) и курдского субклана, ему удалось удержать власть.

Некоторое время спустя Г.Алиев посоветовал С.Мусаеву отправиться на лечение в Москву, убеждая его подвергнуться оперативному вмешательству, чтобы избавиться от прогрессирующей болезни. С.Мусаев послушался президента и через неделю после операции скоропостижно ушел из жизни.

Сразу после выборов, не без усилий президента, крайне заинтересованного в сохранении постоянного баланса сил в своем клане, разгорелась борьба между малоземельным и безземельным крыльями правящего трайба. Г.Алиев решил стравить "Агрыдаг" и нахичеванцев, которые не были объединены в одной организации. Их союз "Алинджа", который был создан в начале 90-х годов, к этому времени окончательно пришел к упадку, "благодаря" неумелому руководству и конформизму руководителя этой организации покойного Фарамаза Магсудова. Социальная база нахичеванцев была размыта, а между лидерами этого трайба возникли непреодолимые противоречия. Ими двигало ревность и конкуренция, выражавшиеся в борьбе за приближенность к главе клана - Г.Алиеву.

Типичное проявление этой борьбы - грызня между Рамизом Мехтиевым и Али Нагиевым, обусловившая ослабление первого и поражение второго. В отличие от выходцев из Армении, нахичеванцы менее сплочены и не обладают такой и способностью к самоорганизации. Об этом красноречиво свидетельствует пример одинокой и заранее обреченной на поражение борьбы Али Нагиева в конце 90-х годов, когда "Агрыдаг" ярко продемонстрировал на нем весь потенциал и мощь своего пропагандистского и организационного аппарата. Позиции противника были уничтожены, а он сам деморализован.

Просьбы сторонников нахичеванца А.Нагиева, обращенные к нахичеванцам же Али Гасанову и Рамизу Мехтиеву, вмешаться в борьбу с "Агрыдагом" и защитить своего соплеменника от нападков, не возымели эффекта. А.Гасанов и Р.Мехтиев предпочли взирать на происходящее со стороны.

ВЗЛЕТ АЛИ ИНСАНОВА

Итак, А.Нагиев потерпел сокрушительное поражение. А победа нового, начинающего лидера выходцев из Армении Али Инсанова заметно укрепила его позиции и его влияние стало усиливаться. Хотя масс-медиа страны долгие месяцы избирали А.Инсанова главным объектом нападок, он с успехом вышел из этого противоборства. Вся страна говорила о коррупции, царящей в кабинетах Минздрава, вся страна возмущалась откровенным трайбовым шовинизмом министра, но впустую. После завершения президентских выборов новый\старый президент Г.Алиев первым же указом утвердил А.Инсанова в его должности. Общество поняло: глава клана короновал нового лидера выходцев из Армении, власть в "Агрыдаге" перешла в руки А.Инсанова. Нет более такого министра, который бы из 120 тысяч штатных мест своего ведомства 100 тысяч отдал выходцам из Армении. Такое мог себе позволить только новый патриарх субклана. И в преддверии очередной предвыборной гонки многое зависит и от его позиции. А.Инсанов обладает способностями успешного публичного политика, он хороший оратор, обладает неограниченными финансовыми возможностями. У него есть внешнеполитический ресурс, который выражается в тесных связях с элитой Израиля (по сведениям компетентных источников, супруга министра - гражданка этого государства).

Но до ухода патриарха А.Инсанов, как умный человек, не позволит себе выступить против него и пойти на сотрудничество с другими политическими лидерами, в коих клан видит свое будущее.

А.Инсанов пытается прибрать к рукам и часть недовольного электората - бакинские селения. Некоторые их лидеры недовольны тем, что правящий клан, допустив во власть представителей карабахского тейпа (к примеру, вице-премьера Али Гасанова, который родом из Физулинского района), не допускают к вершинам власти бакинцев. Ни один коренной бакинец не представлен в высшей исполнительной власти. А в законодательном органе бакинские селения представляют лишь два депутата - Асмерханум и Гаджи Мадар. Но снижение роли парламента в политической системе привело к ограничению и их влияния.

Следовательно, бакинцы недовольны действующим режимом. И А.Инсанов пытается взять под свой контроль лидеров бакинской общины. Бунтующий Нардаран - это лишь маленькая искра, из которой может возгореться пламя, которое охватит все селения. Тем более, что неумелая политика властей уже довела до взрывоопасной черты ситуацию и в другом большом бакинском селении - Маштаги.

Обретая столь важный политический инструмент, как бакинские селения, А.Инсанов превращается в более масштабную фигуру. Именно поэтому он сегодня сосредоточил усилия на объединении "Агрыдага" с лидерами общины бакинских селений.
Лидеру малоземельцев, впрочем, как и власти, органически не хватает черносотенно-люмпенизированной силы, ибо сегодня былого "ераза" можно вполне спутать с рафинированным бакинским интеллигентом, и на активную борьбу его уже подвигнуть сложно.

Итак, к концу года мы можем стать свидетелями формирования новой трайбовой силы в лице союза "Агрыдага" и бакинских селений. Тем более, что нельзя забывать о важном факторе: громадная часть безземельцев в начале 90-х нашла пристанище именно в селениях Апшерона. Следовательно, А.Инсанов располагает соответствующей базой для создания будущего союза.

* * *

Последние годы наглядно продемонстрировали, что дееспособность политического союза малоземельцев и безземельцев напрямую связана с Гейдаром Алиевым. Ясно одно: пока глава государства сохраняет контроль над ситуацией в стране, ожидать изменений в структуре правящего трайба не придется.

Но с другой стороны, с уходом Г.Алиева и с началом нового витка противостояния между двумя субкланами можно с большой уверенностью предположить, что очередной - и на сей раз заключительный - коллапс алиевской власти обернется распадом трайбового дуэта. И это может привести к формированию нового клана в Азербайджане - коалиции "Агрыдага" с бакинскими селениями. Противоречия между малоземельцами и безземельцами настолько очевидны, что вполне возможна структуризация новых клановых отношений.

Как это повлияет на исход борьбы за власть? Сможет ли безземельный субклан, даже обретя поддержку бакинских селений, сохранить свою власть? Пока никто не в силах дать исчерпывающий ответ на эти вопросы.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 3,  21 янваpь