АРХИВ

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ

Азербайджан - страна беспрецедентная. Это знает каждый живущий в стране человек. Ее беспрецедентность во всем: от власти, которая правит страной, как черт на душу положит, до населения, предпочитающего молча умирать, но не сопротивляться.

Ни сама страна, ни ее власть не подлежит изучению при помощи существующих политологических методик. Ни один из выработанных мировой цивилизацией законов развития общества у нас в стране не работает. Эксперты-политологи до сих пор путаются в терминах, пытаясь объяснить сущность созданного в Азербайджане строя. И в результате практически все разводят руками, признавая, что Азербайджан - страна беспрецедентная.

Но когда долгое время изучаешь нашу общественно-политическую реальность, невозможно отделаться от ощущения, что все происходящее в нашей стране мы уже где-то и когда-то видели. Если не в жизни, то в кино. В фильмах про итальянскую мафию.

Сама суть и содержание общественно-политического устройства страны, схемы взаимоотношения субъектов власти Азербайджана весьма сильно напоминают то, что весь мир уже прекрасно знает на примере итальянских мафиозных семей.

КОЗА НОСТРА

У большинства нашего населения мафия ассоциируется с фильмом Эльдара Рязанова "Приключения итальянцев в России", где мафиозо кричит из-под воды: "Мафия бессмертна!", знаменитым комиссаром Каттани из итальянского сериала "Спрут" и фильмом Фрэнсиса Форда Копполы "Крестный отец". Но есть ли хоть что-то отдаленно похожее на мафию в Азербайджане?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно четко определится - что такое мафия? Прежде чем вешать ярлык, необходимо хотя бы знать что на нем написано.

Согласно Справочнику криминалиста (Москва, изд. ЭТА, 1997 год), "Мафия - современный вид организованной преступности, ставящий целью получения сверхдоходов путем создания цикличных систем в криминальных областях. Основные источники дохода - торговля наркотиками, азартные игры, незаконная торговля оружием, проституция, рэкэт, отмывка грязных денег".

Как известно, во главе мафиозной группировки стоит одна семья (причем в прямом, генетическом смысле этого слова), биологический глава которой является "крестным отцом". Семья - одно из главных консолидирующих мафию сил.

Главный принцип мафии - НИКОГДА НЕ ИДИ ПРОТИВ СЕМЬИ! Нарушивший эту заповедь карается смертью вне зависимости от близости к главе клана.

Распределение доходов в мафиозной семье происходит по степени близости родства к главе мафии. Его дети, братья и сподвижники получают самые лакомые куски криминального бизнеса. Движение доходов происходит по направлению строго вверх. Преференции распределяет лично глава клана. Он - бог этих людей. Не случайно главы мафиозных групп обладают неограниченной властью. Ибо они наделены правом карать и миловать. Воистину - божественное право.

Отношения внутри мафиозного клана строятся на полном и беспрекословном подчинении. Структура мафии - это полная иерархия феодального типа. В состав мафиозных групп принимают лишь по рекомендации и по происхождению. Чтобы стать членом мафии, необходимо быть обязательно выходцем или потомком выходцев из Сицилии. Всем остальным путь в мафиозную олигархию закрыт.

В отношениях между главой клана и его подчиненными строятся на полной зависимости всех от дона. Основа взаимотношений - круговая порука.

В структуре мафии четко прослеживаются два направления. Первое - военизированные бригады-легионы, являющиеся основой силовых структур мафии. Второе - коммерческие предприятия, функционирующие в теневых секторах экономики. Они контролируют всю теневую экономику, держа под контролем все секторы, укрывшиеся от государственного контроля. В сферах, где существует мафия, практически все коммерческие организации вынуждены перейти под ее "крышу". Без этого предприятие будет уничтожено. Особо отличившиеся сотрудники получают возможность открыть свое дело, но только под прикрытием семьи.

В современном мире мафия - это государство в государстве. Мафия и государство - антагонисты, это разные социальные институты. Они иногда дружат, иногда враждуют, но никогда не сращиваются. Ибо когда мафия срастается с государством, происходит одно из двух: либо мафия перестает быть мафией, либо государство перестает быть государством.

Мафия пользуется несовершенством законов и именно на этом делает деньги. Мафия провоцирует коррупцию. Ее путь усеян взятками высокопоставленным государственным чиновникам и трупами сопротивляющихся. Несмотря на многолетнюю борьбу правоохранительных структур во всем мире, мафиозные группировки продолжают свое существование.

МАФИЯ БЕССМЕРТНА

Теперь попробуем сравнить функции нашей власти с функциями мафиозного клана.

В Азербайджане все решает одна семья. Ее глава обладает ничем не ограниченными возможностями карать и миловать своих подданных. Все доходные секторы экономики принадлежат Семье. Наиболее доходные секторы находятся в прямом подчинении наиболее близких к главе Семьи родственников. Его сын, братья и прочие многочисленные родственники контролируют все сферы национальной экономики.

Доступ к власти и к доходам от нее происходит по строго трайбовому признаку. Практически все коммерческие группировки работают под прикрытием Семьи.

Еще одно доказательство мафиозной сущности нашего государства - его трайбовая сущность. Как известно, основа итальянской мафии во всем мире - выходцы с Сицилии. Этот небольшой остров треугольной формы, который отделен от материковой Италии 16-километровом Мессинским проливом. Сами сицилийцы говорят на итальянском языке со странным акцентом, что выделяет их из общеитальянской массы. Именно они, выходцы с Сицилии, стали основой Козы ностры. Не будучи сицилийцем, невозможно стать членом семьи.

Наша власть опирается на нахичеванцев, жителей провинции треугольной формы, отделенной от Азербайджана 16-километровым Мегринским коридором, имеющих странный акцент азербайджанского языка, выделяющих их из общеазербайджанской массы. Даже географически очертания Нахичевани и Сицилии схожи, так же как схож и климат, рельеф.

Еще одним подтверждением идентичности сицилийцев и нахичеванцев является схожесть фольклора, обычаев и традиций. Сицилийцы так же, как и нахичеванцы, приучены целовать руку патриарху семьи. Вот откуда происходит обычай целования сицилийскими мафиози руки дона и целования приближенными президента - руки Гейдара Алиева.

Схожий климат и трудные условия сделали характер сицилийцев и нахичеванцев очень похожими. И видимо, в этом и кроется схожесть мафиозных структур Коза ностры и Азербайджана.

В стране нет криминальных группировок, которые контролировали бы тот или иной сегмент криминальной жизни. Но это никого не обманывает. Чтобы понять причину отсутствия криминальной элиты, достаточно посмотреть - кто выполняет у нас функции криминальных группировок.

Оставим в стороне торговлю наркотиками и азартные игры - там все ясно, хотя и недоказуемо. Впрочем, по сообщениям компетентных источников, есть неопровержимые свидетельства, что азербайджанская власть участвует в международном криминальном рынке, как один из основных игроков.

Возьмем такой традиционный для мафиозных группировок вид бизнеса, как заказные убийства. Кто в Азербайджане совершает большую часть заказных убийств? Работники правоохранительных органов. Громкие процессы над рядом высокопоставленных чинов МВД наглядно показали - кто есть кто. Или возьмем проституцию: большая часть публичных домов патронируется полицией и силовыми структурами. Рэкэт - тоже в руках властей. Всем известно, что незаконные поборы, которыми занимаются наши полицейские уже стали нормой.

Но к полиции, которая постоянно взимает мзду с торговых точек, зачастую присоединяются и работники других государственных структур. В сфере экономических преступлений вообще полная вакханалия властей. Именно представители власти совершают большинство нарушений законности. Именно они совершают незаконные операции по отмывке бюджетных денег.

И то, что в Азербайджане нет организованной преступности, скорее всего, никак не связано с борьбой против нее. Просто любая другая криминальная организация - это конкурент, а с конкурентами мафия борется. Борется жестоко и беспощадно. Что и продемонстрировала наша власть. Еще на заре своего прихода во власть президент физически уничтожил всех криминальных авторитетов. Тот, кто не был уничтожен физически, был вынужден скрыться.

Как видим, параллелей между мафиозной семьей и азербайджанской мафией предостаточно. Азербайджанская власть, как мафиозная по своей сути, узурпировала всю страну. Ее щупальца, подобно раковым метастазам, оплели все сферы деятельности азербайджанского общества.

Наша власть - мафия. Мафия - это наша власть. Она настолько похожа на мафию, что тяжело разобраться. На самом деле все гораздо проще: если власть и есть мафия, то мафии быть не может. Мафия использует несовершенство закона, конвертируя его в прибыль. А мафия, возведенная в ранг власти, сама подстраивает законы под мафиозный уклад.

Таким образом, ясно, что в Азербайджане нет иных мафиозных структур, кроме властных. И появление второй мафии просто физически невозможно - Азербайджан не выдержит двоих.

ДОН ГЕЙДАР

Как видно из вышеизложенного, власть, построенная в Азербайджане, имеет характер мафиозной структуры. Это вовсе не внешняя схожесть, это - совпадение основных принципов, по которым существуют эти системы. Как это ни странно, но даже в деталях система нашей власти повторяет структуру мафиозных кланов.

Азербайджанского государства нет, на его месте - мафиозная семья. А это означает, что дон этой семьи по совместительству является президентом страны.

Если взять эту посылку за основу, то многое становится ясно. Гейдар Алиев построил свою власть по образу и подобию мафиозного клана и сам превратился в ее крестного отца. Хотел ли он этого? Возможно, нет. Но это было неизбежно. Один из краеугольных постулатов менеджмента гласит: "Управляющая система не может входить в противоречие с управляемой. При подобном конфликте неизбежно превращение управляющей системы в управляемую".

Если посмотреть на политическую трансформацию наших властей, то можно увидеть абсолютную верность приведенного выше постулата. Если большая часть власти работает по мафиозному признаку, то и верхушка власти не может избежать этого тлетворного влияния.

В результате сращивания мафии и государства получился интересный симбиоз. Азербайджанское государство перестало быть общественным образованием, а его глава перестал быть общественным деятелем. И в этом кроется ответ - почему так беспрецедентна наша власть. Потому что нигде в мире мафии еще не удавалось стать государством.

А произошло это потому, что Гейдар Алиев сам и построил эту власть. В других странах мафия тоже пыталась захватить контроль над политической властью. Именно с этой целью подкупались сенаторы, кандидаты в президенты, а иногда и сами президенты. Но общество никогда не допускало падения всего государства в пучину мафиозного существования. Всегда находились здоровые силы, которые не щадя жизни боролись с мафией. И это давало стране шанс.

К сожалению, у нас в стране этого не произошло. Не нашлось сил, которые смогли бы предотвратить сползание страны к национальной катастрофе. И это породило беспрецедентное государство и столь же беспрецедентную власть.

Именно поэтому беспрецедентен и сам Гейдар Алиев. Потому что он правит страной не согласно воле народа, а благодаря собственным желаниям. Именно в этом его коренное отличие от многих других глав государств. Они - правят или властвуют, он - владеет страной. Чем кардинальным образом отличается от них. Вот в чем ответ на парадокс Г.Алиева.

Суть парадокса в том, что авторитарный правитель - это, как правило, человек с четко проявленной харизмой отца нации. При всех недостатках авторитарного правления оно имеет одно неоспоримое преимущество: создающий ее человек относится к государству, как к своему детищу. И соответственно, делает все, от него зависящее, чтобы оно крепло и развивалось. Поэтому большинство авторитарных правителей вошли в историю как творцы национальных государственностей.

В нашем случае все как раз наоборот. Превалирует отношение к государству как к источнику обогащения. Гейдара Алиева некорректно сравнивать с другими главами государств, его можно сравнивать с мафиозными королями. Даже своими личными качествами он больше напоминает Вито Корлеоне из "Крестного отца" Фрэнсиса Копполы, чем Ивана Грозного из одноименной картины Эйзенштейна.

Гейдар Алиев ведет себя как крестный отец. Он обеспечивает приоритет только своим помазанникам. В своей жизни он исповедует главный принцип мафиозного короля: НИЧЕГО ЛИЧНОГО - ТОЛЬКО БИЗНЕС. Он никогда не позволяет личным страстям отразиться на его бизнесе. А его бизнес - это наша страна.

И даже в отношении к людям у него превалирует принципы дона, а не политического деятеля. В основе президентской жизненной позиции лежит принцип адекватности. Гейдар Алиев всегда сполна платит всем тем, кто сделал ему в жизни хорошее (правда, платит из государственного кармана и за счет народа), и всегда мстит тем, кто ему перешел дорогу, причем мстит несмотря ни на какие сроки давности.
И даже развитие Азербайджана происходит по традиционной для мафиозной семьи схеме. В апогее своего развития любая мафиозная власть начинает легализоваться. Подкуп сенаторов, судей, легализация доходов - все это необходимо для того, чтобы легализовать положение семьи в обществе. Г.Алиев не нуждается в легализации на уровне страны, он и его клан давно узурпировали страну, но он мечтает об международной легализации. Поэтому он стремится вступать в международные организации, в Совет Европы. Он искренне верит в то, что ему удастся это осуществить.

Гейдар Алиев пошел на криминализацию общественного строя страны именно потому же, почему и любой мафиозо - он вступил на этот путь ради семьи. В его действиях и приоритетах, как у любого главы клана, на первом месте всегда его семья. И поэтому он, как и дон Корлеоне, пытается передать свой бизнес по наследству - своему сыну.

ПОСЛЕДНИЙ ДОН

Фрэнсис Форд Коппола и Марио Пьюзо создали блестящую эпопею криминальной семью. На примере истории семьи Корлеоне они показали трагедию, неминуемо ожидающую всех, кто строит свое благополучие на несчастье других людей. История семьи Корлеоне - это история жертвенной крови, пролитой на алтарь обстоятельств.

Жизнь Вито Корлеоне началась с бегства в чужую страну. Строго говоря, альтернатива у дона Корлеоне была всегда, но эта альтернатива ему не нравилась. Он не любил возить губами по чьим-то грязным ботинкам. Но даже в игре приходится платить, если боишься играть жестко. А жизнь - это не игра. Проиграть в жизни нельзя. Проиграть в жизни - значит, умереть. Поэтому приходится иногда сбрасывать карты, которые ты вовсе не хочешь сбрасывать...

Вито Корлеоне очень любил своих детей и сделал все, чтобы им не пришлось ощутить, как жизнь не оставляет им выбора. Он сделал так, чтобы этот выбор у них был. Открыты были все возможности - университет, бизнес, политика. Бог благословил Вито Корлеоне младшим сыном, и Вито понял, что кровь убитых им людей была пролита не напрасно, и по крайней мере у одного из его сыновей не будет необходимости брать на душу тягчайший из смертных грехов. Он был счастлив, что свершенное им зло в конце концов породило добро. Именно этого он так жаждал и именно об этом мечтал.

Но пальцы Судьбы шевельнулись, сбрасывая паутину струн, и Бог принялся жадно наблюдать за тем, как святая сыновняя любовь преображает Майкла Корлеоне, превращая его в убийцу...

Ум, характер, обаяние, умение принимать решения, умение ладить с людьми и приказывать им - у Майкла было все для того, чтобы стать великим человеком. Именно этого хотел для него отец. Не бандитского престижа, а кресла сенатора. Не общака, а пакета акций "Бэнк оф Америка". Именно Майкл должен был сделать имя Корлеоне чистым, прервав длинный кровавый след, тянущийся из прошлого. Он мог подарить семье отпущение грехов.

Но Господь потребовал искупления. Майкл Корлеоне - этот невысокий человек с резкими чертами лица, пронзительными глазами и именем архангела - был проклят. Бог заставил его заплатить по всем счетам, которые накопились в роду его отца, потому что они преклоняли головы перед Господом - но души их не преклоняли колен.

В конце эпопеи старый Майкл Корлеоне остается один, брошенный всеми, кроме верного пса. И перед смертью восклицает: "О, семья Корлеоне, ты была когда-то римской империей, а во что превратилась теперь?!".

И вот голливудский блокбастер обретает азербайджанскую плоть. История семьи Корлеоне повторяется у нас на глазах, на примере семьи Алиевых. Достигнув апогея величия, Гейдар Алиев хочет передать власть сыну. Он считает, что тот сможет ввести семью в XXI век. Он думает, что дал ему все, чтобы сын осуществил этот замысел и ввел семью Алиевых в высший европейский свет. Ему кажется, что деньги, каким бы путем они ни были заработаны, обеспечат подобную трансформацию.

Ильхам Алиев повторяет судьбу Майкла Корлеоне. Он тоже не хотел идти в политику и всячески сопротивлялся этому. У него тоже было все, чтобы стать бизнесменом, плейбоем и просто хорошим человеком. Но слепая любовь к отцу не позволяет ему отказаться от навязанной ему роли. Он думает, что спасает семью, хотя на самом деле лишь уничтожает себя. Щупальца Судьбы уже коснулись его. И если он не отступится, то на себе поймет неотвратимость божьего правосудия, ибо Господь всегда карает детей за грехи отцов.

Судьба может пронести его, как щепку, через перипетии и волны жизни и бросить на песок одиночества. И его спутниками будут одинокий пес - единственное существо, его не предавшее - и воспоминания о былом величии Семьи...

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 3,  21 янваpь