АРХИВ

МАНУФАКТУРНАЯ ЭКОНОМИКА

Отец марксистской политэкономии Карл Маркс полтора века назад вывел тезис о том, что смена социально-экономических формаций происходит за счет изменения экономических параметров строя. То есть, по мнению Маркса, смена товарно-денежных отношений неизбежно меняет и политическую модель государства.

Понадобилось более полутора веков, чтобы доказать, что данный марксистский тезис верен. Причем, верен и в ту и в обратную сторону. Азербайджан на собственном примере доказал, что смена политического устройства неизбежно приводит к изменениям в экономической базе. Наглядный пример верности марксистских тезисов - состояние национальной промышленности.

В советские годы Азербайджан считался индустриальным государством, основное промышленное производство которого базировалось на крупных гигантских предприятиях. В 1990 году азербайджанская промышленность производила 14567 видов изделий на сумму 7 миллиардов рублей (по данным экспертов ЦРУ, в 1990 году рубль в советской промышленности равнялся примерно 2 долларам, что означает сумму в 14 миллиардов долларов). Около 85 процентов этой продукции производилось на предприятиях с числом рабочих мест более 1500. Тон в экономике страны задавали гиганты с числом рабочих мест более 10 тысяч.

Сегодня наша промышленность производит всего 2345 видов изделий (это при том, что номенклатура производимых изделий в потребительском секторе выросла) на сумму не более 560 миллионов долларов. Большая часть промышленной продукции производится на маленьких предприятиях с полукустарной технологией.

Произошла смена формации. Из страны с промышленным производством, характерным для стран индустриального капитализма, мы превратились в страну мануфактурного промышленного производства. Подобное производство специфично для феодализма и является характерным признаком феодальных отношений.

Безусловно, в такой трансформации промышленности есть и объективные причины. Гипертрофированная командно-административная экономика СССР, частью которой был промышленный комплекс Азербайджана, была неэффективной и неконкурентной. Демонтаж социалистической структуры хозяйствования высветил тот фундаментальный факт, что значительная часть экономической деятельности, которая реализовывалась в условиях социализма, никогда не будет востребована в условиях рынка и демократии.

Но на примере других постсоциалистических стран мы видим, как приватизация и изменение государственной промышленной политики приводили к росту промышленного производства, восстановлению (а зачастую и к увеличению) как валового объема промышленной продукции, так и ее номенклатуры производимых изделий.

В Азербайджане этого не произошло. Почему? Потому что за годы реформ так и не удалось создать нормальной экономической среды, стимулирующей развитие производства. Отсутствие в правительстве людей, понимающих, что происходит с экономикой, и имеющих искаженное представление о идущих процессах, привели Азербайджан в полную зависимость от теоретических моделей неомонетаристов. Бездумные монетаристские реформы привели к появлению на рынке неадекватно дорогого финансового инструмента - маната. Дорогой и дефицитный манат буквально съел зарождавшийся внутренний рынок, при этом затормозив гиперинфляцию.

Отсутствие развитого и сегментированного финансового рынка заставило власти для решения этой задачи пожертвовать внутренним производством - в надежде, что возрожденная финансовая стабильность окупит понесенные жертвы. С этой целью были сокращены субсидии промышленным предприятиям, резко сужен уровень предоставляемых кредитов. Государственные инвестиции в промышленность были сведены на ноль. Только полностью обмелив внутренние финансовые потоки и лишив экономику свободных денег, удалось решить поставленную задачу. Отсутствие дешевых и доступных кредитов, высокая ставка рефинансирования, провоцирующая огромные проценты по кредитам, не позволяют нормально функционировать рынку заемного капитала. А это означает, что предприятия лишены возможности провести реконструкцию за счет заемных средств.

В крупное промышленное производство, в обрабатывающую промышленность не вложено по сути ни доллара. Причина - государственный рэкет. В отличие от инвестиций в обслуживающие отрасли экономики, деньги, вложенные в промышленность, - это длинные инвестиции, отдача от них поступает за более долгий срок, нежели от коротких инвестиций, и потому они критически зависят и от политической, и от общеэкономической ситуации в стране.

Многочисленные проверяющие структуры, осуществляющие государственный рэкет, высокие налоги, беспредел силовых структур, разрешительный принцип ведения бизнеса, протекционизм власть имущих, высокое бремя налогов, огромные штрафы, вымогательство руководителей налоговых структур - все это привело к превращению промышленных предприятий в банкротов.

В подобных условиях большую часть промышленных предприятий ждала участь динозавров. Неповоротливые и неприспособленные к рыночным условиям они вымерли. На смену им пришли маломощные, обладающие кустарной технологией мануфактуры, заполняющие ниши в критическом потреблении продукции. Большая часть выпускаемой на них продукции не соответствует никаким нормам и стандартам, а большинство продает свою продукцию под видом импортированной.

Новая промышленная поросль - это в основном местные предприниматели, рискнувшие заняться производством в силу его высокой прибыльности. То есть производство сосредоточено на изготовлении потребительских товаров, имеющих хороший сбыт. Большая часть промышленных предприятий сосредоточена в обрабатывающей промышленности, в пищевой и строительной индустриях. Эти отрасли напрямую работают на потребителя, а потому в них высокий уровень ликвидности выпущенной продукции.

Понятно, что на этих предприятиях нарушаются не только технологические или санитарные нормы, но и права работников. Стандартный рабочий день работников этих предприятий равен 12 часам. Зарплата в основном выдается из "черной кассы", а это означает, что эти лица лишены нормальных отчислений в пенсионный фонд. Права работников абсолютно не защищены, и они беспомощны перед административным произволом. Руководство мануфактуры построено в основном по семейному принципу. Таким образом, можно констатировать тот факт, что под чутким руководством Семьи Алиевых азербайджанская промышленность наконец дошла до уровня африканских стран или феодальной Европы.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 31, 27 сентября 2003 г