АРХИВ

ЧЕРНЫЙ СПИСОК

Для азербайджанских предпринимателей грядущие выборы стали сущим проклятием. Власть продолжает относится к бизнесменам, как к своей дойной корове. За месяц до выборов практически ко всем предпринимателям явились представители главного министерства, в чьи обязанности входит "забота" об отечественных предпринимателях. Представители ведомства господина Фархада Алиева посоветовали бизнесменам участвовать в проекте, имеющем кодовое название "Красная книга". В "Красную книгу" они предложили заносить тех предпринимателей, кто готов профинансировать предвыборные расходы властей. Взамен им обещались невиданные преференции.

Но прекрасно понимая, что азербайджанского бизнесмена на обещание не купишь, они показали им и кнут - в виде ожидаемых санкций для тех, кто не захочет исполнить "свой гражданский долг". Эту часть бизнесменов ждет попадание в "черный список" и по отношению к ним власть применит весь арсенал репрессивных мер.

Те, кто оплатил предвыборные расходы кандидата власти, никаких преференций так и не получили, а вот отказники, попавшие в черный список, уже испытали на себе все прелести репрессивной машины властей. Так, к одному бизнесмену, отказавшемуся оплачивать дорогостоящие предвыборные расходы принца, в один день нагрянуло восемь проверяющих организаций, среди которых были даже такие экзотические, как санэпидемстанция, пожарная охрана и министерство экологии. Сразу выяснилось, что он не только не платил налоги, укрывал социальные выплаты и неправильно отчитывался в статистический комитет, а еще и загрязнял воздух и угрожал пожарной безопасности. Кроме того, количество микробов в производимом им изделии превышает все допустимые ПДК, а импортные компоненты и оборудование не прошли таможенного контроля.

Чтобы вывести свой бизнес из-под их санкций, бизнесмену пришлось заплатить сумму в два раза превышающую ту, которую у него потребовали представители министерства экономического развития. То же самое произошло практически со всеми предпринимателями, отказавшимися от сомнительной чести финансировать предвыборную кампанию властей. Таким образом этот предприниматель, который до того момента убеждал всех вокруг, что с воцарением принца начнется новая эра и поборы с предпринимателей остались в далеком прошлом, на собственной шкуре испытал незыблемость экономического курса правящей Семьи. Главным тезисом этого курса является постулат "Алиевы приходят и уходят, а грабительская политика остается".

Вот так и случилось, что власти сами покончили с широко распространенным среди бизнесменов мифом о "новой экономической политике". Изначально было ясно, что проведение НЭПа в Азербайджане невозможно в силу нескольких причин.

Во-первых, он не соответствует экономической стратегии гейдаризма. Основная векторообразующая экономическая тенденция режима заключается в максимально быстром разграблении национальных богатств, уничтожении промышленного потенциала, ликвидации предпринимательства как класса. Олигархизация экономической жизни страны - всего лишь результат монополизации Гейдаром Алиевым всех сфер жизни азербайджанского общества.

Монополизация экономики и в особенности ее высокодоходных сфер всегда была задачей номер один. Это реалии сегодняшнего дня. Семья привыкла зарабатывать монопольно, без намека на конкуренцию. Все бизнес-проекты семьи - плод монополизма. И "Азпетрол", и "Юропиан табако", и "Каспиан фиш", и многие-многие другие предприятия, находящиеся под контролем Семьи, функционируют в условиях предоставления монопольных преимуществ. А там, где есть монополия и нет конкуренции, построить эффективную экономику невозможно. Без честной и справедливой конкурентной среды любые инвестиции малоэффективны. Даже в экономике деньги могут только то, что могут.

Во-вторых, за годы алиевского правления сформировался государственный механизм разграбления ресурсов. Этот механизм построен на эксплуатации предпринимателей чиновничьим аппаратом. Чиновники - опора алиевской власти, и каждый из них за свою беспредельную преданность награжден возможностью грабить страну. Смена приоритетов должна привести к лишению их большей части доходов.

Может ли Ильхам Алиев позволить себе лишить эту часть общества привычных доходов без серьезных политических последствий для себя? Конечно, нет! Национальная бюрократия - это прямое порождение власти его отца. Класс-паразит управляется самой Семьей. Семья интегрирована в него, опирается на него и правит при его помощи. Поэтому И.Алиев, приведенный Семьей и окружением отца, никогда не пойдет на то, чтобы лишить этот политический слой, на который он опирается в процессе престолонаследия, экономических преференций.

Никакой новой экономической политики в стране не будет, пока не будет изменена сама сущность азербайджанской политической системы. До тех пор, пока неограниченная и бесконтрольная власть будет находится в руках алиевской Семьи, все предприниматели Азербайджана будут делится на две части - на тех, кого просто обирают (забирая на "добровольной" основе около 70% прибыли), и тех, кого грабят (забирая за неуступчивость все 100%). В конце концов, в этой жизни люди делятся на две категории: тех, у кого есть пистолет, и тех, кто копает. Азербайджанскому бизнесу необходимо делать выводы.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 32, 4 октября 2003 г