АРХИВ

РЕАКЦИЯ

Казалось, что годы репрессий позади. И нам почему-то верилось, что впереди у нас только большая и светлая дорога, которая непременно приведет нас к демократии. А демократия нам казалась не средством, а целью. Этаким раем, достигнув которого, можно будет успокоиться.

Но, свернув с магистральной дороги, мы оказались в тупике, имя которому гейдаризм. И, как писали братья Стругацкие, "с тех пор все тянутся перед нами кривые глухие окольные тропы".

Но под евгеническим воздействием европейских институтов звериный оскал нашей власти начал понемногу размываться. Постепенная, крайне медленная либерализация политической системы с принятием Азербайджана в Совет Европы приняла характер необратимого процесса. И в тот момент, когда почудилось, что тень батьки Лукашенко или Туркменбаши нам уже не грозит, началась реакция.

Вопреки большинству прогнозов, правление Ильхама началось не с полной либерализации, а с откровенно реакционных действий. Азербайджанские реакционеры ничего не изобретали. Да и зачем, если репрессионный велосипед изобрели задолго до их рождения?

Все происходит по большевистскому сценарию. Вспомним первые годы большевизма. Перед каждым витком красного террора происходила провокация. К примеру, перед тем, как разогнать законно избранное Учредительное собрание, в котором абсолютное большинство составляли эсэры, большевики подготовили и провели выстрел полуслепой эсэрки Каплан по вождю мирового пролетариата. Результат - Учредительное собрание было разогнано, а эсэры (кстати, союзники большевиков в осуществлении Октябрьского переворота и наиболее популярная партия в стране) подверглись массовым репрессиям. Красный водоворот или, точнее, омут каждый раз затягивал в себя политических и социальных врагов власти.

То, что произошло 16 октября 2003 года, сродни памятным большевистским провокациям. Правящая партия потерпела сокрушительное поражение. Но тотальная фальсификация позволила ей объявить своего кандидата президентом. Ничего удивительного в этом нет - все готовились именно к подобному сценарию развития ситуации. Было бы наивно утверждать, что эта власть добровольно уйдет, проиграв в честной борьбе. Но вот предельный уровень голосов, отданных за И.Алиева, - это и была настоящая провокация.

Сделав ход, организаторы затаились. Пришла их очередь ждать.

Действия противников были очевидны - демонстрация протеста. Потом власти слегка применили силу, а на следующий день сделали "ход конем".

Ни у кого не вызвал подозрений странный факт - как это власти, все эти годы хранившие площадь "Азадлыг" как зеницу ока, вдруг полностью оголили ее охрану? Соблазн был слишком велик. И это была ключевая ошибка. Дальше все шло по плану.

Я не знаю сколько провокаторов власти, ее Азефов и попов Гапонов, было в рядах демонстрантов, но только их обилием можно объяснить те действия, которые были совершены. Это позволило властям получить полный картбланш на репрессивные действия. Запад, напуганный дестабилизацией ситуации, молчит а у властей наконец развязались руки.

По имеющейся информации, власти намерены полностью уничтожить инфраструктуру своего основного соперника по выборам - партии "Мусават", пользуясь случаем свести счеты и с независимыми СМИ: в первую очередь с газетой "Ени Мусават" - органом партии "Мусават", с газетами "Хурриет", "Азадлыг" и журналом "Монитор". Под видом защиты стабильности разворачивается самая крупномасштабная на просторах Европы репрессивная кампания.

Вся страна находится в крайне тяжелой ситуации. Обезоруженные, брошенные западными странами на произвол судьбы, ростки азербайджанской демократии не выдержат заморозков новой трайбовой реакции. Вся страна будет превращена в концентрационный лагерь. Но как говорил Наполеону его министр иностранных дел Талейран, "на штыках можно придти к власти. Но долго усидеть на них нельзя".

На страну надвигается страшный призрак новой диктатуры. Диктатуры безжалостной и жестокой, под железной пятой которой погибнет все позитивное, что было накоплено за эти годы. Общество, напуганное репрессиями и призраком нестабильности, будет молчать.

Но мы молчать не будем, потому что хорошо знаем, чем заканчивается молчание в аналогичной ситуации. Потому что те, кто молчит, когда арестовывают их соседей, обречены на то, что завтра придут уже за ними.

ИЛЬХАМ АЛИЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 34, 25 октября 2003 г