АРХИВ

БРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Все течет, но ничего не меняется - этим парафразом старой латинской поговорки можно охарактеризовать последнее десятилетие жизни нашей страны. И этому есть объяснение - мы очень не любим перемен и идем на головокружительные ухищрения и головоломные отговорки, лишь бы все оставалось по-прежнему. Мы - это мы. Граждане Азербайджана, которые недавно "избрали" себе нового президента из старых знакомых.

Но что самое странное - несмотря на явный обман со стороны властей в деле подсчета голосов, многие из нас (даже голосовавшие за других кандидатов) в глубине души вздохнули с некоторым облегчением - никаких перемен не будет, все пойдет по-старому.

Столь явное желание видеть все общественные процессы замороженными не может не иметь под собой оснований. Можно даже сказать - корней. Мы подсознательно боимся любых перемен. На знаменах этого страха начертаны два изречения. "Яснеет душа, переменами не озлобимая" - это Евтушенко. "Чтоб тебе жить в эпоху перемен!" - старинное китайское проклятие.

Китайцы - нация древняя, думаем мы, они знали, что пожелание эпохи перемен равносильно проклятию. Им виднее.

Но мы забыли еще одну старую истину: мир держится за счет порядка, но развивается все-таки за счет хаоса.

ДИНОТОПИЯ

Тех, кто желал перемен, всегда не любили. Представляете, с каким презрением смотрели кистеперые рыбы доисторического периода на тех, кто вылез из моря на сушу и сделал по ней первые шаги? "Они чокнутые, - сказала старая кистеперка, пожевав губами, - они мутят воду в нашем океане. Воздуху им, видите ли, подавай! А чем им вода плоха? Нет, от таких особей одни неприятности. Гнать их взашей из нашего теплого омута!". И выгнали...

Новаторы вздохнули (уже при помощи легких, а не жабер) и стали осваивать сушу. Они менялись, развивались и наконец доросли до динозавров. Безраздельные властелины планеты бродили по ее просторам, меланхолично пожевывали растения и друг друга и чувствовали себя совершенно стабильно. Перемены им тоже были ни к чему. Тепло, сыро, еда всегда под боком.

Но были те, кто не хотел так жить. Они не стремились дорасти до огромных размеров, были маленькими, но шустрыми. Они хотели все знать и все попробовать. Они хотели перемен. Они их получили...

Прошло несколько миллионов лет. И вот в обществе доисторических обезьян начались толки и пересуды. "Вы слышали, - с осуждением сказал старый вожак, - этих новаторов не устраивает наша жизнь. Им орудия труда подавай. Вот наши орудия - когти, зубы и хвост. И нечего искать других".

В результате новаторы стали людьми, а консерваторы так и остались обезьянами.

В дальнейшем уже человеческая история тоже изобиловала примерами гонений на тех, кто желал перемен. Их распинали на крестах, сжигали на кострах, скармливали хищникам. Их оплевывали, закидывали камнями, душили и травили. Но восставая из тлена, они упорно, шаг за шагом, тащили все остальное человечество из тьмы на свет.

Человечество отчаянно сопротивлялось. Во тьме человечеству было хорошо: все привычно, тепло, уютно и еда под боком. А тут какие-то новаторы тревожат, вносят в умы и души сомнения, заставляют двигаться вперед. А мы не хотим!

Тем не менее, сила новаторов была велика настолько, что им удалось перебороть генетически закрепленное желание ничего не менять. И человечество освоило науку, технику, вышло в космос. А теперь только представьте себе, что было бы, если б мы не слушали новаторов хоть иногда. Мы навсегда остались бы кистеперыми рыбами. Которые, кстати, уже вымерли, составив компанию динозаврам, неандертальцам и прочим азыхантропам.

КОНСЕРВЫ SAPIENS

Умные японцы выдвинули одну интересную теорию. Согласно ей, каждое общество периодически переживает волну трех поколений. Первое поколение строит, создает фундамент общества. Второе - паразитически пользуется плодами того, что построило первое. А третье разрушает эту постройку, чтобы следующее за ним очередное "первое поколение" на ее месте, но уже на более высоком уровне, начало создавать свои постройки. И так всегда.

Если брать историю нашей страны с начала XX века, когда мы еще были составной частью Российской империи, то мы увидим полное подтверждение этой теории. Поколение гражданской войны (20-е годы) полностью разрушило то, что являлось империей. Поколение 30-40-50-х воздвигло на этом месте новую империю. Поколение 60-70-х интенсивно потребляло плоды созданного. А поколение 80-90-х не оставило камня на камне от советской империи.

По идее, получив независимость, Азербайджан должен был начать с первого поколения и строить фундамент нового общества уже на качественно новом уровне. Но, как ни странно, именно в нашей республике время словно законсервировалось, если не брать во внимание робкие и неумелые попытки новаторства начала 90-х. Наша страна противоречит всем социологическим теориям. Возможно, этот феномен объясняется личностью человека, который стоял во главе государства последние 10 лет.

Общеизвестно, что спецслужбы любого государства являются бастионами консерватизма. Их главная задача - сохранить статус-кво, каким бы он ни был. А уж комитет госбезопасности советских времен вообще не считался ни с какими затратами, чтобы законсервировать ситуацию. И человек, взращенный и вскормленный этой системой, являвшийся ее неотъемлемой частью - плотью от плоти и кровью от крови - не мог не быть консерватором. И не мог не душить любые ростки нового, даже если это новое могло помочь ему самому.

Поскольку расцвет его правления пришелся на 60-70-е годы прошлого века (на поколение потребителей), он сделал все от него зависящее, чтобы мы никогда не вышли из этой ситуации. Он закрепил в наших умах и душах стойкий иммунитет против всего нового. Мы так и остались вечным поколением потребителей. Это подтверждает даже наша пресса. В одной из известных газет рубрика, под которой идут материалы на социальные темы, так прямо и называется - "Общество потребления". До "Общества созидания" почему-то никто не додумался.

Мы не умеем строить и боимся разрушать. Мы можем только потреблять. Но вот тут-то и возникает главная проблема - нам все меньше и меньше остается того, что можно было бы потребить. Ведь после поколения разрушителей не пришло поколение созидателей. Следовательно, мы потребляем остатки предыдущей "волны трех поколений". Но после разрушения там мало что осталось.

БОЯКА - НЕ ВОЯКА

Мы не хотим ничего менять. Так и знайте! Да и зачем? Нам здесь "уютно, тепло и сыро", как говаривал горьковский Уж. Ведь перемены затрагивают огромные пласты социальной жизни. А мы уже привыкли к нынешним, притерпелись. Правда, поругиваем их иногда - но только вполголоса, чтобы никто не услышал. Мы даже позволяем себе читать "Монитор" - но только под столом, чтобы никто не увидел. А покупаем его, только завернув в правительственную газету, - чтобы не раздражать власти.

Мы вписались в эту систему, стали ее частью. А перемены внесут в нашу жизнь хаос, поставят под угрозу наши уютные мирки, наш худо-бедно налаженный быт.

Мы уже знаем кому, когда и сколько надо "давать на лапу" - или "оказывать уважение", как любят говорить у нас, даже не задумываясь над тем, что человек, берущий взятки, никак не может быть достоин уважения, даже в его денежном эквиваленте.

А теперь представьте, что могло бы случиться, если бы все переменилось. Во-первых, новые власти могли бы потребовать, чтобы мы жили по законам. А, как говорил Чехов, "этого не может быть, потому что не может быть никогда". Азербайджанский гражданин и азербайджанский закон - вещи несовместимые по определению.

Во-вторых, свыкшиеся с жизнью по определенным правилам, мы вынуждены были бы привыкать к новым. А это больно, трудно и неудобно. Это заставляет думать, раздражает зрительные и слуховые рецепторы и вообще вносит в жизнь нотку неудобства. А мы - отъявленные конформисты. Главное - нас не трогайте и делайте, что хотите.

В-третьих, пришлось бы брать на себя ответственность за судьбу страны. И вот это мы не любим больше всего. Ну, только подумайте, как это было бы неприятно! Удача в этом случае очень трудно достижима, зато отвечать за поражение придется по полной программе. А почему мы должны отвечать? Пусть лучше за нас отвечает правитель и его команда. В случае их удачи нам тоже могут перепасть крохи, зато в случае поражения нам всегда есть на кого свалить. Всегда будут виноваты кто угодно, но только не мы. Так спокойнее и на душе теплее.

В-четвертых...

Впрочем, что это я за всех отдуваюсь! Каждый читатель сам может придумать не менее десяти оправданий того, что ничего не следует менять.

У правды одно лицо, а ложь многолика.

ЭПИТАФИЯ

Бенджамин Франклин сказал: "Тот, кто ради свободы не хочет пожертвовать толикой личной безопасности, в результате лишается и того, и другого". Мы решили не жертвовать ничем. Для нас личная безопасность превыше свободы, равенства, братства и десяти заповедей.

И когда на гладью нашего слегка растревоженного болота лопнет последний воздушный пузырь, вышедший из наших легких вместе с глотком свободы, не удивляйтесь. Мы сами сознательно это выбрали. Зато теперь над засосавшим нас болотом будет тишина и покой. Вечный покой.

Как на кладбище.

БЭЛА ЗАКИРОВА

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 35, 1 ноября 2003 г