АРХИВ

МЕЩАНИН ВО ДВОРЯНСТВЕ,
или
Несколько вопросов по поводу Нескольких замечаний депутата Милли меджлиса господина Максуда Ибрагимбекова по поводу заявления Чрезвычайного и Полномочного посла королевства Норвегия в Азербайджанской Республике господина Стейнара Гила

В жизни каждого человека есть вещи, которые он делать не любит. Я, к примеру, крайне не люблю публично отвечать. Кому бы то ни было. По той простой причине, что как человек, получивший интеллигентное воспитание, я с детства усвоил, что каждый человек имеет право на свою позицию и право делать так, чтобы все узнали - в чем именно его позиция заключается.

При этом поставленная мною задача осложняется тем, что полемизировать мне приходится с вами, господин Ибрагимбеков.

Есть люди, с которыми не хочется полемизировать априори. Например, с большинством депутатов нашего парламента. Ну что толку, скажем, полемизировать с вашим коллегой Сиявушем Новрузовым?

А с вами мне не хочется полемизировать совершенно по другой причине. К сожалению, вы относились к той категории лиц, к которой я отношусь с благоговением. Ваши произведения для большинства бакинской молодежи были гимном Баку. Гимном города, умирающего под наплывом лимиты гейдаровского призыва.

Потому сегодня мне крайне тяжело вступать в полемику именно с вами.

Мои вопросы к вам, господин Ибрагимбеков, спровоцированы отнюдь не вашими язвительными замечаниями в отношении господина Гила. Я вообще думаю, что ваш ответ господину Гилу - для вас только повод, чтобы выразить свое отношение к протекающим процессам. Гилу просто не повезло - он дал этот повод для вашей крайне неэтичной проповеди.

Прочитав и еще раз перечитав ваши замечания, я не увидел в них вас, господин Ибрагимбеков. Написаны они без того вдохновения, коим вас так щедро наградила природа. И потому меня не оставляет надежда, что сделано это было не по собственной воле, а по просьбе ваших друзей из правительства.

Сама заметка написана в лучших традициях передовиц газеты "Правда" застойных времен. Тот же убогий стиль и та же ущербная аргументация.

Я не могу не заметить, что ваши замечания по поводу заявлений господина Гила абсолютно неправомерны. Вы называете действия человека, считающего своим человеческим долгом заявить протест действиям государства, избивающего своих граждан и нарушающего их права, "вмешательством в наши внутренние дела". При этом в лучших традициях апологетов властей говорите, что то, как относится власть к своим противникам, - это ее личное дело.

Но это не монополия на демократию, это попытка человека выразить свое мнение по поводу нарушений прав и свобод граждан страны, депутатом парламента которой вы являетесь.

Господин Гил в этот момент действовал, скорее всего, не как посол, а как человек. Он, конечно, мог бы по примеру, как вы выразились, "профессиональных дипломатов", не обращать внимания на то, что в нашей стране начались полномасштабные политические репрессии. Тем более, что эти репрессии никоим образом не затрагивали интересов его страны. В конце концов, размер прибыли, которую получит норвежская компания "Статойл" от реализации нефтяных контрактов, никак не коррелируются с правами и свободами граждан Азербайджана.

Я замечу, что в тех условиях было намного спокойнее и комфортнее вообще промолчать, что, кстати, и сделали послы многих демократических стран. Но смолчали они вовсе не по причине своей "воспитанности и профессионализма", а потому что им, судя по всему, глубоко наплевать на то, что происходит в стране их пребывания.

В качестве примера вы приводите посла другой страны - Японии, который, по вашему мнению, не вмешивается во внутренние дела нашей страны, чем, как вы считаете, "завоевал почет и уважение" азербайджанской общественности. Я бы вам посоветовал в качестве примера привести еще и бывшего посла США в Азербайджане Стэнли Эскудейро, который так успешно "не вмешивался в наши внутренние дела", что азербайджанская власть решила сделать его своим партнером в ряде бизнес-проектов.

Но тем и отличается человек от животного, что он имеет собственное мнение и что оно не всегда совпадает с его официальным статусом.

Мне интересно - а почему вас так сильно коробят заявления зарубежных наблюдателей о том, что в вашей стране нет демократии? Хотя, может быть, вы просто не знаете, что такое демократия. А вот если бы знали, то вряд ли бы с таким остервенением нападали на тех, чья позиция вас не устраивает.

Я понимаю ваше отношение к происходящим в стране процессам, но я не могу и не хочу принимать вашего тона. Он оскорбителен. Но не для того, к кому вы обращаетесь, а для вас - человека, считающего себя культурным. Я не могу понять вашего отношения к тому, что нас учат. Да, учат, а почему бы и нет? Никому и никогда не зазорно поучиться. Тем более, если тебе пытаются объяснить правила хорошего тона.

Мы еще ученики в демократической системе ценностей, и нам безусловно есть чему поучиться у той же Норвегии. Лично я благодарен господину Гилу за его гражданскую позицию. Я, конечно, не "бакинский гадеш, консервативный в вопросах окружающей среды", но я его зауважал. Этот человек не дал умереть во мне, да и не только во мне, вере в то, что "демократии второй свежести" не бывает. И что то, что плохо для норвежцев, так же плохо и для азербайджанцев. Я благодарю его за то, что он сделал, потому что прекрасно понимаю - чего ему это стоило.

А еще, господин Ибрагимбеков, я не могу понять вашей прямо-таки зоологической ненависти к журналистам. Вы знаете, господин Ибрагимбеков, при всем моем уважении к вашему возрасту, я никак не могу с вами согласиться. Вы назвали нас хулиганствующими и купленными с потрохами проходимцами. Четвертой египетской казнью, а не четвертой властью.

К вашему сведению, четвертой по счету египетской казнью в Библии были песьи мухи. На роль этих существ журналисты мало подходят. Но дело даже не в этом. Это наказание, как и ряд других, было послано Господом Богом фараону за то, что он держал в рабстве целый народ. Даже если согласиться с вашим весьма спорным утверждением, что журналистика - это вид египетской казни, то приходится признать, что это - наказание, ниспосланное Аллахом. Наказание за то, что наша власть, подобно фараону, держит в рабстве целый народ.

Вы считаете, что "наша журналистика - это наше несчастье и позор". А я считаю, что нашим несчастьем и позором являются вовсе не журналисты, а наша власть. А также - продавшаяся ей с потрохами "интеллигенция". Я безусловно имею в виду не несколько десятков честных интеллигентов, не опустившихся до того, чтобы прислуживать власти. Я имею в виду тех, кто, пользуясь своим положением, паразитирует на своих прошлых заслугах. Тех, кто готов закрывать глаза на творящееся в стране ради...

Вы пишете, что единственная задача "продавшихся с потрохами" газет и журналов - это "нанести урон репутации страны". Странная позиция! По вашему мнению, это мы, журналисты, наносим ущерб репутации страны. Оказывается, это мы нарушаем цивилизованные нормы по отношению к гражданам собственной страны. Это мы создали невиданный коррупционный механизм и сделали так, что по уровню коррупции наша страна находится на первых местах в мире, наряду с Нигерией и Камеруном. А не слишком ли много вы нам приписываете, господин Ибрагимбеков?

Меня не обманывает ваша оговорка о "нескольких десятках честных журналистов", к которым ваши слова не относятся. Вы противоречите сами себе.

Вначале вы говорите о том, что эти "прощелыги" засели в нескольких "желтых газетах и журналах", а вслед за этим пишете, что "честные журналисты теряются среди страдающих клептоманией коварных людоедов".

Не стыкуется, господин Ибрагимбеков! Своими малолитературными пассажами вы оскорбляете огромное количество людей только по той причине, что они пишут то, с чем вы не согласны. Ваше право не соглашаться с тем, что пишут другие, так же как наше право - писать то, что мы считаем нужным.

Вы делаете грязные намеки на то, что журналисты с потрохами продались. Что ж, зайдите в "продавшиеся с потрохами" редакции, загляните к "продавшимся" журналистам домой. Хотите, сравним - как живет продавшийся с потрохами прощелыга, бесчестный клеветник и взяточник журналист Эльмар Гусейнов (как видите, я не обольщаюсь и уверен, что вы меня записали именно в эту категорию) и непродавшийся интеллигент Максуд Ибрагимбеков? Я думаю, что это сравнение наших жилищ будет исключительно в вашу пользу.

Большинство азербайджанских журналистов, в особенности тех, кто работает в оппозиционных изданиях, ведут довольно скромный образ жизни. Во всяком случае, они не обедают в дорогих китайских ресторанах и не проводят отпуск на Канарах. Их оппозиционность власти проистекает из того, что свобода слова и власть - априори находятся по разные стороны баррикады.

Есть вещи несовместимые по природе. Например, журналист и власть. А также - власть и художник. Хотя, как показывает ваш случай, бывают и исключения из правил. Приятные исключения. Приятные, разумеется, для вас, господин Ибрагимбеков.

Вы, господин Ибрагимбеков, выражаете сожаление, что господина Гила не было в Баку в 1991-1992 годах. Вы весьма живописно описали ужасы этих кошмарных лет. Но при этом вас не смущает то, что вы слово в слово повторяете штампы алиевской пропаганды.

Никто и никогда, в том числе и я сам, не мог причислить себя к сторонникам "Мусавата", и уж тем более - к поклонникам нацдековской власти, чему свидетельство - тон моих статей, посвященных тому периоду. Но при этом я никак не могу разделить вашу патологическую неприязнь к этим людям.

Да, тогда нацдековская власть совершила много глупостей. Это была череда глупых ошибок. Но сколько же можно паразитировать на десяти месяцах их правления?! Нынешняя власть ничем не лучше той и за десять лет натворила столько, что непредвзятому человеку это было бы трудно не заметить.

Вы пишете, что министр того правительства приехал и устроил экзекуцию журналисту в редакции. Никоим образом не хочу оправдывать поведение Искендера Гамидова. Но почему, обладая столь хорошим зрением, вы не заметили, как нынешние власти совершенно незаконно посадили меня за решетку, не имея ни одного законного основания, а только за то, что я посмел иметь мнение, отличное от мнения правящих кругов? Или для вас журналисты делятся на две категории, и те, кто пишет то, что вас не устраивает, по вашему мнению должны быть ликвидированы как факт?

Меня просто поражает ваша удивительная "наивность" в некоторых вопросах. Вы действительно уверены в том, что Игбал Агазаде добровольно вышел на экраны телевидения и сказал этот текст? И что свидетельством "добровольности" его признания, видимо, является опущенная голова и синяк под глазом, размер которого не смог скрыть даже грим?

Вы заявляете, что господин Агазаде - человек физически сильный и уверенный в себе, воевавший в Карабахе. Но даже всего этого недостаточно, чтобы выстоять в условиях пыток наших доморощенных гестаповцев. В конце концов, и Блюхер, и Тухачевский тоже были весьма мужественными людьми, прошли всю гражданскую войну. Но и они дали нужные следствию показания.

Неужели вы не видите, что от всего этого "шоу" за версту пахнет духом репрессий 30-х годов? Неужели вы не видите, что полицейская машина в Азербайджане ничем не отличается от репрессивных машин всех диктаторских государств? А те пытки, которые вы подвергаете сарказму, - это реалии сегодняшнего дня. Если хотите, я представлю вам показания тех, кого пытали, вместе с фотографиями изувеченных людей. Изувеченных не только физически, но и морально. Неужели вы, живя в этой стране, этого не видите? Не видите или не хотите видеть?

Зато вы видите бифштекс из мяса "убиенного китенка", умерщвленного норвежскими китобоями "в экзотических водах". И это ваше заявление - тоже отголосок совкового прошлого. Помнится, на каждое заявление государственного департамента США о нарушениях прав человека в СССР ТАСС реагировал тем, что в ответ обвинял США в том, что они "ущемляют права индейского населения".

Норвегии повезло - индейских резерваций и недоедающих негров там нет. Видимо, поэтому вы решили припомнить им "невинно убиенных китов". Разве не кощунственно сравнивать аресты и преследования людей с охотой на животных?

Но не это меня удивляет. Меня поражает другое. Ответьте мне, почему посол далекой Норвегии обеспокоен тем, что в отношении граждан вашей страны творятся произвол и беззаконие, а вы - депутат парламента, писатель, интеллигент и председатель дворянского собрания - нет?

Откуда у вас, господин Ибрагимбеков, такая убежденность в том, что власть всегда права? Вы не знаете о том, что в Азербайджане нарушаются права человека? Или просто не хотите этого замечать?

Быть может, этого просто не видно из окон элитного дома, построенного вами для себя и своих друзей? А быть может, этого не видно из-за столика китайского ресторана, в котором вы обедаете с другом Михаилом? (К сведению наших читателей: этот ресторан - одно из самых дорогих заведений нашего города.) А быть может, вы просто не хотите этого видеть? Быть может, вас абсолютно устраивает ваша сегодняшняя жизнь и вам нравится наша власть, которая не скрывая, благоволит вам. Но это еще не значит, что она должна нравится другим.

Единственное, чего я не могу понять, - ради чего вы все это делаете? Вы никогда не убедите меня в том, что вы так думаете и что это - ваша позиция. Если бы это написал Сиявуш Новрузов, я бы понял. Но вы?!

Ради чего вы защищаете власть и оскорбляете людей, которые пытаются дать этой несчастной стране более счастливое будущее? Ради чего вы вручили звание "первого дворянина государства" человеку, чье происхождение и заслуги перед отечеством уж никак не соответствовали этому статусу? Неужели только ради того, чтобы жить сибаритской жизнью, быть обласканным властью и иметь возможность обедать с друзьями в роскошном китайском ресторане?

В таком случае - приятного вам аппетита!

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 35, 1 ноября 2003 г