АРХИВ

МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ

Новый президент назначил нового премьера. Им оказался старый премьер Артур Расизаде. Пикантность ситуации придает тот факт, что всего несколько месяцев назад А.Расизаде подал в отставку с странной формулировкой "по состоянию здоровья". Премьером стал И.Алиев, сразу ушедший в отпуск и вновь возложивший исполнение обязанностей премьер-министра на "больного" А.Расизаде.

И вот победивший президент вновь назначил его на этот пост. Видимо, состояние здоровья Артура Таировича резко улучшилось и уже позволяет ему исполнять нелегкие премьерские обязанности. Парламенту, который в нынешней системе координат ни что иное, как малопочетная синекура, ничего не оставалось, как утвердить предложенную кандидатуру.

БОРЬБА БУЛЬДОГОВ ПОД КОВРОМ

Еще никогда за весь период после реставрации назначение премьер-министра не проходило в столь острой внутриполитической борьбе. Причина заключается в том, что политический статус премьер-министра после августовского референдума резко возрос. По имеющейся в нашем распоряжении информации, на этот пост претендовало несколько человек.

Выбор нового президента был трудным. Назначение нового премьера носит знаковый характер. С одной стороны оно призвано ответить на электоральные ожидания, а с другой - не спровоцировать политический кризис. По сведениям из компетентных источников, на пост премьера претендовал Рамиз Мехтиев. Глава президентской администрации хотел поменять место работы. Его желание ни чем иным, как долгосрочными политическими планами, не объясняется. Спрашивается, зачем человеку, сосредоточившему в своих руках большую часть административного ресурса, необходима смена места работы?

Пост премьер-министра в системе управления страной ничего не значит. Не в последнюю очередь сам Р.Мехтиев способствовал тому, чтобы все рычаги власти переместились в "Белый дом". Реальные рычаги управления национальной экономикой также навсегда ушли с улицы Лермонтова, 68, где расположена штаб-квартира правительства. Большая часть ключевых министерских постов принадлежит лицам, напрямую подотчетным президенту, что превращает пост премьер-министра в почетную, но ничего не значащую в политической системе координат фигуру.

Единственным положительным моментом является то, что после референдума премьер-министр становится главным кандидатом на пост президента "в случае чего". Правда, в отличии от своего отца, пышущий здоровьем Ильхам Алиев оставляет мало надежд на этот самый "случай". Но, как говорится, чем черт не шутит...

В то же время стало известно, что группа олигархов предложила в качестве премьера Фархада Алиева. Хорошо зарекомендовавший себя "на хозяйстве", он должен был стать олицетворением нового похода в экономической политике и дать надежду той части общества, которая все еще ожидает от Алиева-младшего долгожданных реформ. Но и этот вариант не прошел.

ПРЕМЬЕРОВ НА ПЕРЕПРАВЕ НЕ МЕНЯЮТ

Премьером, как и ожидалось, стал Артур Таирович Расизаде - человек с британским именем, нахичеванским происхождением и странной для алиевской команды репутацией некоррумпированного чиновника. Стиль его работы - бюрократически педантичный (видимо, сказываются немецкие корни), опирающийся на классический метод работы с документами. Сильная сторона его как аппаратчика была в умении хорошо разбираться в ворохах бумажной волокиты.

Уже более семи лет А.Расизаде рулит азербайджанской экономикой. За годы премьерства А.Расизаде азербайджанская экономика была полностью уничтожена. Но это не заботит премьера, потому что он с самого начала ограничил круг своих полномочий аппаратно-бумажной работой. С годами врожденный педантизм принял гипертрофированные формы, и сегодня наш премьер большую часть своего рабочего дня проводит, исправляя красным маркером грамматические ошибки своих подчиненных и устраивая им разнос за неграмотность.

Это все, что его интересует. Он не участвует ни в политических интригах, ни в коррупционных операциях. Природная честность и полное отсутствие политических амбиций, вкупе с нечеловеческой преданностью делу гейдаризма, - этот набор критериев и обусловил его вторичное восхождение на пост премьера. Алиев-младший поставил на него, рассудив, что это - самый безопасный с политической точки зрения вариант. Правда, и самый бесполезный для экономики страны.

ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ФЕЙСЫ

Назначение А.Расизаде подтвердило правоту скептиков, уверенных в том, что никаких серьезных изменений политического и экономического курса не будет. Новый президент не собирается ничего менять в отлаженном его отцом механизме власти. Вспомним историю, когда Николай II, вступив на престол, назначил Победоносцева на пост председателя Совета министров лишь по той причине, что тот был верен его отцу.

Назначение А.Расизаде означает, что этот же порочный принцип остается основным при принятии кадровых решений азербайджанским престолонаследником. Но, как бы то ни было, это - знаковое назначение, характерное для кадровой политики новых/старых азербайджанских властей.

Конечно, нельзя делать далеко идущих выводов из этого назначения, хотя бы потому, что в нашей стране премьер - меньше чем премьер. Даже экономическая политика, и та находится под контролем президентского аппарата.

Но это назначение важно по другой причине. Оно показывает, что серьезных кадровых назначений не предвидится. Большая часть министров из кабинета Алиева-старшего плавно переместится в кабинет Алиева-младшего. А это, в свою очередь, знак о том, что никаких изменений не будет.

Судя по всему, победила точка зрения, озвученная в разговоре с журналистами одним из правительственных депутатов, вхожим к новому президенту. Он так объяснил роль Ильхама Алиева, которую тот должен будет исполнить. По его мнению, функция И.Алиева в том, чтобы провести проводку в доме, построенном Гейдаром Алиевым. Правда, с таким составом правительства можно сомневаться, что он в состоянии выполнить даже эту весьма скромную задачу.

С одной стороны, назначение А.Расизаде - это положительный симптом, потому что означает, что, несмотря на все свое влияние, Рамиз Мехтиев так и не смог взять ситуацию под свой контроль. Стань он премьером, и уже через полгода можно было бы готовится к смене власти. И его режим уж точно ничем не отличался бы от среднеазиатского.

А с другой стороны - это назначение ставит крест на сторонниках И.Алиева, уверенных, что в силу своих личностных качеств, отличных от качеств Гейдара Алиева, Ильхам не продолжит дело своего отца, а начнет проводить коренные реформы в Азербайджане.

За годы правления его отца сформировался государственный механизм разграбления ресурсов. Смена приоритетов возможна лишь при революционном, а не эволюционном подходе к проблеме реформ. То есть необходимы новые люди, осознающие что, как и где делать. Своим назначением Ильхам Алиев доказал - он не только не способен провести реформы в экономике, но и не хочет это делать. Поэтому, когда Ильхам Алиев в ходе предвыборной кампании заявлял, что ничего не будет менять, он, скорее всего, был абсолютно искренен.

Ничего меняться не будет. Страна будет медленно, как прокаженный больной, разваливаться по частям. Видимо, порог, за которым реформирование без революций было еще возможно, наша страна уже прошла.

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 37, 08.11.2003 г