АРХИВ

ХОЛОДНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Несколько лет назад в одной из бакинских школ ученики написали сочинение на тему "На кого бы я хотел быть похож?" Чьи только имена ни были упомянуты школьниками - и Шварценеггер, и Роберт де Ниро, и даже Гейдар Алиев. И только один из учеников гордо признался - я хочу быть похожим на своего отца.

Его отец - не богатый и не всесильный - был и остается одним из самых порядочных людей в азербайджанской политике. Чтобы сохранить свое лицо и уважение общества в условиях жестокой гражданской войны, ему пришлось отказаться от многого. Но, в отличие от прочих, он не предал свои принципы.Hikmet Hacizade

Сегодня гость "Монитора" - бывший вице-премьер, а ныне руководитель аналитического центра партии "Мусават" ХИКМЕТ ГАДЖИЗАДЕ.

"МЫ ОДЕРЖАЛИ НРАВСТВЕННУЮ ПОБЕДУ"

- Оппозиция должна признаться: "Мы проиграли". Как вы думаете, а могла ли оппозиция победить?

- Я не согласен с тем, что мы потерпели поражение. Вопрос в другом - какие цели преследовали? Заранее было известно, что даже если подавляющее большинство населения проголосует за оппозицию, это правительство не сдаст власть. Они никогда не бросили бы свои теплые места, никогда не допустили бы к власти новых людей.

Никто не ожидал и того, что массовыми митингами удастся заставить режим выполнить волю народа. Власть обладает гигантскими официальными и неформальными полукриминальными вооруженными группировками. У нас не было сил противостоять им.

Наша задача была в другом: во-первых, доказать всем, что народ проголосовал за нас; во-вторых, довести правдивую информацию до мирового сообщества и получить адекватную реакцию. Эти цели были достигнуты. Мы одержали нравственную победу. Другая победа - политическая - при нынешней ситуации была невозможна.

- Вы думаете, что лидеры тоже осознавали невозможность политической победы?

- Конечно. Возьмем пример Ирана. Как известно, в этой стране две главные политические силы - консерваторы и реформаторы. На всех последних выборах - президентских, парламентских и муниципальных - побеждали реформаторы, за них отдавали голоса около 70% населения. Но это не находило отражения на политическом курсе страны. В таких странах, как Иран или Азербайджан, всеобщее голосование ничего не решает. Для смены власти в таких странах необходимо, чтобы 90% населения проголосовало за оппозицию. Только тотальная поддержка населения может обеспечить отставку правительства. Если власть получает хотя бы 30% голосов, то с помощью своих финансовых, административных, криминальных и других ресурсов она в состоянии удержать власть.

- Но многие эксперты, в том числе и зарубежные, были убеждены, что если бы оппозиция объединилась и выступила бы на выборах единым фронтом, то алиевскую власть ожидал бы неминуемый крах...

- Я слышал об этом. Но подобные умозаключения должны основываться на конкретных цифрах. Пусть эксперты докажут, что если бы к союзу "Мусавата", ДПА и 40 мелких партий присоединился Этибар Мамедов, то это изменило бы результаты выборов! Хотя формула "единого кандидата", конечно, усилила бы наши позиции. Но были кандидаты, которые не хотели объединяться из принципиальных соображений. Например, Лала Шовкет или Сабир Рустамханлы.

Было бы хорошо, если бы удалось объединиться с альянсом Э.Мамедова - А.Керимли. Но, думаю, даже это не привело бы к коренному изменению ситуации.

"ВОПРОС МИТИНГА В "МУСАВАТЕ" НЕ ОБСУЖДАЛСЯ"

- Вспомним события 15-16 октября. Как вы думаете, что и кто спровоцировал манифестацию? Был ли в "Мусавате" заранее разработанный четкий план сопротивления властям?

- Эти события - всплеск народного гнева. Никакого плана в "Мусавате" не было. Была договоренность, что в случае фальсификации выборов будет организован митинг, где десятки тысяч людей потребуют пересмотра результатов голосов. Митинговая волна должна была изменить ситуацию.

- Митинг был назначен 16 октября на площади "Гэлэбэ", не так ли?

- Совершенно верно. К сожалению, люди, которые подвергались жестокому насилию и сталкивались с несправедливостью властей в период избирательной кампании и в течение последних десяти лет, решили ответить полиции. Когда они собрались у Музея ковров, полиция попыталась разогнать их. Началась драка.

Кстати, я осуждаю наши телеканалы, которые демонстрируют населению смонтированные кадры. Но хорошо, что еще есть возможность смотреть зарубежное ТВ. Наши телеканалы не показали кадры, когда полицейские избивали демонстрантов, напускали на них собак, добивали лежащих. Они скрыли и один интересный сюжет. И среди полиции, и среди демонстрантов были люди, которые пытались предотвратить кровопролитие. Я своими глазами видел на экране, как полицейские вырывали манифестантов из рук солдат и не позволяли их бить. Я видел и мусаватистов, которые не позволяли избивать полицейских, громить витрины и машины.

- Значит, вы исключаете провокацию со стороны властей?

- Так говорят. Но я не привык говорить голословно. У меня нет доказательств. Во всяком случае, я не увидел в кадрах, где ломали машины, ни одного из мусаватистов.

- А может, власти потому и нанесли превентивный удар 15 октября, чтобы на следующий день спровоцировать "Мусават" и его сторонников на радикальные действия? Ведь они прекрасно понимали, что оппозиция не смирится с фальсификацией и попытается организовать сопротивление.

- Может быть, у них и был такой план. Надо провести объективное расследование. А с другой стороны, силы были слишком неравны. Против несколько тысяч демонстрантов власть выставила десятки тысяч силовиков. Так что, власть могла обойтись и без особых наполеоновских хитростей.

- Как человек, непосредственно наблюдавший эти события, могу подтвердить, что очень часто манифестанты выражали свое возмущение из-за отсутствия лидеров. Почему и 15 и 16 октября лидеры отсутствовали? К примеру, в Грузии М.Саакишвили постоянно находится рядом со своими сторонниками, что позволяет им избежать провокаций со стороны власти. Почему Исы Гамбара не было рядом с манифестантами?

- Лидеры там были. И они старались умерить пыл демонстрантов. Мы же видели в кадрах И.Агазаде, И.Ибрагимли, А.Гаджиева. Что касается И.Гамбара, то он и не должен был находиться там. Ведь он не был организатором этой акции. Если бы он был организатором, то должен был возглавить движение.

- В "Мусавате" шли активные прения относительно маршрута демонстрации. Насколько нам известно, мнения руководителей партии разошлись. Часть выступила за проведение митинга у "Гэлэбэ", а другая выступила в поддержку несанкционированной акции...

- Я не слышал об этом. Все вопросы обсуждаются на Диване. Там этот вопрос не обсуждался.

- Но вопросы могут обсуждаться и на заседании башгана и заместителей?

- Честно признаюсь - я не знаю об этом.

- А какое решение, по вашему мнению, было бы более целесообразным - митинг у "Гэлэбэ" или столкновения у Музея?

- Партия собиралась провести митинг у "Гэлэбэ". Необходимо было вызвать митинговую волну на этой площади и продемонстрировать миру, что избиратели недовольны результатами выборов. Поэтому акция 16 октября не была заготовкой "Мусавата".

- Но митинг 16 октября был назначен за несколько дней до выборов...

- У кинотеатра "Гэлэбэ".

- Нет. У Музея ковров. На страницах газеты "Ени Мусават" людей призывали идти к Музею, а не к "Гэлэбэ". Ведь ГИВ отказала в проведении митинга у Музея и "сочла целесообразным" проведение акции у "Гэлебэ". Но руководство вашей партии до конца настаивало на проведении акции именно перед Музеем ковров.

- У меня нет информации об этом. И я не знаю, какой орган обсуждал это, что это был за орган и кто вообще принимал решение.

- Так кто принимал решение?

- О чем?

- О проведении митинга.

- Такое решение может принимать Диван партии. Но главный орган партии этот вопрос не обсуждал.

- Но вы считаете, что проведение митинга у "Гэлэбэ" было бы более правильным решением?

- Да. Было бы меньше потерь.

"ОНИ ХОТЯТ ОПУСТИТЬ "МУСАВАТ"

- До сих пор "Мусават" играл главенствующую роль в оппозиционном движении. Сейчас партия понесла колоссальные потери. Удастся ли возродить ее?

- Власть надеялась на раскол в нашей партии. Этого не произошло. Оказывая давление на определенных лиц, они выводят их в эфир, заставляют выступать против "Мусавата", ведут грязную кампанию в своих СМИ. Они хотят "опустить" партию. Во всех районах страны создают препятствия для деятельности, закрывают штаб-квартиры, оппозиционеров и их родственников выгоняют с работы, лишают куска хлеба. Если под давлением общественности и Запада репрессии остановятся, заключенных освободят, а штаб-квартиры распечатают, то партия быстро восстановит свои силы. Но если будут попраны демократические свободы, наложат запрет на свободу собраний и штаб-квартиры будут опечатаны, то будет очень сложно.

- Как это воспримут международные демократические институты?

- Крик народа о вопиющей несправедливости наконец услышан ими. Первыми отреагировали их СМИ. На страницах таких авторитетных изданий, как "Вашингтон пост" и "Нью-Йорк таймс" появились осуждающие материалы. После этого резко прореагировали международные демократические и правозащитные организации. И наконец, в парламентах началось обсуждении ситуации в Азербайджане.

- О каких парламентах идет речь?

- Например, в Конгрессе США - самом влиятельном парламенте мира. Мы надеемся, что и исполнительная власть США предпримет давление на наши власти, чтобы восстановить статус-кво. То есть, чтобы оппозиция восстановила свою деятельность, даже если она не признает легитимность власти. А власть признается международным сообществом, поскольку право не имеет обратной силы. Статус-кво восстановлен, и все начинается сначала.

"Я ЗНАЛ - ГОСДЕП ОБНИМЕТ ЯЩЕРИЦУ"

- Общество впало в депрессию. Тяжелое морально-психологическое состояние после пережитого не может не вызывать беспокойства. В первую очередь это связано с тем, что многие люди потеряли веру в главную добродетель последних десяти лет - западную демократию. Не беспокоит ли это вас, проповедника либерализма? Ведь поставлена под угрозу вера в либеральные ценности?

- Это правда - поведение лидеров и правительств многих западных стран, достойное осуждения, поставило под сомнение все демократические ценности, провозглашаемые на Западе. Меня стали спрашивать - где же ваша хваленая американская демократия?
Но дело в том, что западная демократия не ограничивается лишь поздравлениями президента. Это очень сложная и многоступенчатая система.
Исполнительная власть США и ее главный проводник международной политики - Госдеп - состоит из людей, которые во имя интересов США или своих шкурных интересов готовы обнять и расцеловать любого диктатора. Можно вспомнить того Р.Армитиджа. Он неспроста так любезен с И.Алиевым - у него в Азербайджане своя фирма. Во имя своего бизнеса такие люди готовы поддержать кого угодно.

Но Америка на них не заканчивается. Важным политическим органом США является Конгресс, который состоит из депутатов, избираемых раз в два года и поэтому очень сильно зависит от избирателей. Конгресс занимается решением глобальных задач - Ирак, атомная бомба в Иране и т.д. Ему не до мелких проблем в Азербайджане. Но когда раздается стон целого народа и это беспокоит общественное мнение США, то они вынуждены обсудить ситуацию. Вышеупомянутый механизм обратной связи вступает в силу, когда нарушение прав человека носит жестокий и массовый характер. Чем больше людей мучают в тюрьмах, тем громче за океаном раздается эхо. Ни в одной стране мира еще не арестовывали членов избирательных комиссий! Даже Гитлер этого не делал!

Конгрессмены зависят от своих избирателей, чье мнение для них очень важно. Мнение избирателей формируется либеральными журналистами. А эти журналисты стали свидетелями ужасов в Азербайджане. Они отразили в своих материалах правду, с которой ознакомились читатели - избиратели, представители многочисленных избирательных ассоциаций, церквей, профсоюзов и т.д. И они спрашивают своих конгрессменов - чем вы там занимаетесь? для чего мы вас избирали?

Конгрессмены надавят на госдеп, который вынужденно начнет заниматься демократией, хотя и терпеть ее не может. И администрация будет вынуждена изменить тон. Я предвещал это. Я знал, что администрация и Госдеп "обнимут любую ящерицу", но в конечном итоге Конгресс скажет свое слово.

- В Азербайджане де-факто установилась парламентская монархия. Как это отразится на партийной и политической системе страны?

- То есть, превратились ли мы в Узбекистан? На этот вопрос точно можно будет ответить через пару недель.

- От каких факторов это будет зависеть?

- От того, устоит ли алиевский режим под давлением Запада и нашей демократической общественности. Если устоит, то все кончено. Не только с оппозицией, но и со свободой слова. Если партии не останутся, то скоро не будет и "Монитора".

- Власть не изменилась. Об этом свидетельствуют кадровые назначения И.Алиева. Таким образом, политический курс Г.Алиева будет продолжен и в последующие годы. Чем это обернется для страны? Что всех нас ждет?

- Если бы я знал?! Если они устоят под давлением американской и европейской общественности, то здесь будет установлен "узбекистанский" режим. Одним словом - гайки будут закручены до конца. Общество, находящееся в подавленном состоянии, согласится на что угодно, вплоть до сдачи Карабаха.

"ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ПРОИЗНЕСТИ - Я НЕ ЧЕРВЬ!"

- Сейчас общество доведено до такого состояния, когда уже все смирились с потерей Карабаха, не так ли?

- Я так не считаю. Общество пока научилось себя талантливо обманывать: "Карабах - вернем, но воевать не хотим". Пока никто не берет на себя смелость сказать, что "Карабах потеряли, ну и черт с ним!". Пока еще есть надежда. Люди утверждают, что Карабах обязательно надо вернуть, но допускают одно исключение: "Мы не хотим, чтобы наши сыновья пошли на фронт".

И все же главным ресурсом для перемен в обществе я считаю не Карабах, а социальные проблемы и чувство ущемленного достоинства человека.

Мы должны сделать так, чтобы человек захотел вернуть себе это попранное достоинство. Человек должен гордо произнести: "Я болше не униженный и не оскорбленный раб. Я - не червь и хочу справедливости".

В странах с "узбекским режимом" у гражданина происходит раздвоение личности. Он умом ощущает справедливость, но высказать ее не боится, он думает одно, говорит другое, аделает третье и потому постоянно находится в полушизофреническом состоянии. Он в душе и доктор Джекил, и мистер Хайд. Это приводит к неврозу, который потом выражается в диком восстании и сумасшедших погромах.

В нынешнем Азербайджане только 25% людей живут нормальной нешизофренической жизнью. Каким-то образом им удалось отделить себя от государства. Такие люди - счастливы и спокойны. Они могут говорить о справедливости, честно смотреть в глаза жене и детям. А остальные 75% живут в королевстве кривых зеркал. Я считаю, что обретение душевного равновесия является одним из главных побудительных моментов в борьбе за справедливость и демократию.

Давайте я вам прочту стихотворение про Азербайджан:

"Весь покрытый зеленью, абсолютно весь
Остров невезения в океане есть
Там живут несчастные люди-дикари,
На лицо ужасные, добрые внутри.
Что они ни делают - не идут дела,
Видно, в понедельник их мама родила".

Если нас не раздавят, то общество будет разделено на два движения. Движение в защиту гражданских прав, куда войдут все оппозиционеры, журналисты и правозащитники. И - олимпийское движение.

Нашим гражданам, журналистам и политологам следует понять одно - в Азербайджане нет того процесса, что называется "политикой". Здесь идет классическая борьба за гражданские права. И она очень напоминает мне борьбу негров за свои права в США в 50-60-е годы прошлого века. "Сел в тюрьму", "меня толкнули", "полицейский избил", "я плачу", "про меня написали" - это не политика. Идет холодная гражданская война. Люди борются за право голосовать. Поэтому у нас появляются лидеры не со спокойной, умной и светлой головой, а с возбужденными от эмоций лицами, нервные, бросающиеся из крайности в крайность. Поэтому у нас появляются герои и предатели, сломанные и несломавшиеся люди. Такого в нормальной политике не бывает.

"НАДО НАУЧИТЬСЯ СРАЖАТЬСЯ БЕЗ НАДЕЖДЫ"

- Сможет ли И.Алиев управлять государством, обществом как его отец?

- Они создали такую систему, при которой И.Алиев не управляет государством. Управлять будет старая гвардия, оставленная его отцом. Хотя и гвардия не обладает талантами Г.Алиева, который был уникальным диктатором. В отличие от многих диктаторов Востока, он знал, что существуют две команды - "вперед" и "назад". Он всегда мог отступить, перегруппировать силы и снова наступить. А на Востоке многие привыкли только наступать.

Уверен, что Г.Алиев не допустил бы нынешнего развития событий. Он не приказал бы арестовывать членов избиркома, напускать собак на людей. То есть, не позволил бы этого, исходя из собственных интересов.

Но его старая гвардия способна только применять силу. Как они дальше будут управлять государством? Как они решат карабахскую проблему? Это сложно представить. Во всяком случае, я ничего хорошего не жду.

По всей видимости, нас ждет "узбекская" действительность - пример аморального существования. Возможно, у людей и будет кусок хлеба. Но это будут униженные, раздавленные и "опущенные" 5 миллионов, или сколько там их останется. Мораль исчезнет! Как после этого отец будет воспитывать сына? Ведь он должен готовить его к жизни. Но он не сможет призывать сына защищать правду и справедливость. Отец должен будет воспитывать сына так, чтобы тот не погиб. Отцы скажут своим сыновьям - этот мир - воровской, поэтому тот, кто больший вор, он и счастлив. Стань подхалимом, лгуном и вором. Нравственность будет уничтожена, и гораздо хуже, чем при коммунистах.

- Неужели у нас нет даже искры надежды? Неужели оппозиция уже не возродится?

- На сегодняшний день у нас два ресурса. Первый ресурс - это определенная демократичность нашего общества, которую еще не успели уничтожить. Второй - это давление извне, и в первую очередь со стороны Запада. Все мы должны работать, как бы тяжело ни было на душе. У меня тоже подавленное состояние и честно признаюсь - я не вижу будущего для своих детей в этой стране. Но надо научиться сражаться без надежды. Раньше говорили - надежда умирает последней. Вот она и умерла. Теперь надо сражаться без надежды.

- А может, этому народу и не нужна борьба? Может, ему не нужна демократия, а Алиевы их полностью устраивают?

- Да, есть такой вопрос. Но на него есть и хороший ответ. Мы - не одни на этой планете. Все народы соревнуются во имя лучшей жизни. Если нам хорошо жить в качестве баранов, а наши соседи армяне будут постоянно развиваться, то мы проиграем. Не хочешь демократии и жаждешь аксакала, ну и живи с ним! Только больше на Карабах не претендуй!

Почему мы проиграли в 1988 году? Азербайджанцы были настолько забиты, что в период начала карабахского конфликта армяне во всем мире вели громкую пропагандистскую кампанию. В тот период я работал в Академии наук. Иностранные журналисты с вопросами в основном обращались к сотрудникам нашей Академии. Так наши боялись даже отвечать на вопросы! Журналисты звонили и спрашивали - вот нам известна позиция армян, выскажите позицию Азербайджана?! В ответ им раздавались отбойные гудки. Общество было доведено до такого состояния. Поэтому мы взывали то к Москве, то к Вашингтону. Мы не верили в свои силы. Нам это нравилось. Поэтому мы проиграли. Вопрос в другом: хотим ли мы вечно быть в числе проигравших?..

Беседовал Э.ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", No 37, 08.11.2003