АРХИВ

ОБЫКНОВЕННОЕ ЧВАНСТВО

Когда я писал ответ господину Ибрагимбекову на его "писульку" в газете "Зеркало", некоторые знакомые меня предупреждали - с ним не стоит связываться, потому что, несмотря на активно декларируемое дворянское происхождение, в полемике он применяет грязные методы. Но желание высказать свою позицию победило, и мой ответ был напечатан.

Ничего оскорбительного для господина Ибрагимбекова он не содержал да и не мог содержать, поскольку я не могу опуститься до его уровня и вместо критики самой позиции начать унижать человека. Я знал, что господин Ибрагимбеков мне ответит, но не ожидал, что таким весьма недостойным для себя образом.

Господин Ибрагимбеков! (Не добавляю привычное в этих случаях "уважаемый", потому что своим ответом вы сами уничтожили уважение к собственной персоне.) Своей статьей, "любезно" опубликованной на страницах газеты "Зеркало", вы лишь доказали, что все мои подозрения на ваш счет имели под собой более чем серьезные основания. Вместо прямого и честного ответа на поставленные вопросы вы ударились в обливание грязью лично меня. Порочный и недостойный метод для человека, претендующего на статус интеллигента.

Но, честно говоря, не это заставило меня взяться за ответ. Я вообще считаю, что вступать в полемику - дело не только неблагодарное, но и безнадежное. Еще в глубокой древности замечено, что всякий вступающий в полемику обрекает себя на то, чтобы проиграть дураку. Поэтому я ни в коей мере не вступаю в полемику. Судя по содержанию и тону вашего ответа мне, при полемике с вами я обреку себя на участь, предсказанную древним мыслителем.

Но высказанные вами замечания, наряду с самим тоном статьи, не могли оставить меня равнодушным. С самого начала вы, господин Ибрагимбеков, взяли курс на то, чтобы принципиально не отвечать на поставленные мною вопросы, а унижать меня как человека. В стиле, недостойном не только для писателя, а просто для воспитанного человека, вы пытаетесь оскорбить оппонента только потому, что он посмел вам перечить. Именно поэтому я нисколько не удивлен тем, что вам неизвестно словосочетание "интеллигентное воспитание".

Правда, замечу, что ваши старания напрасны. Оскорбить меня может каждый, а вот унизить - никто! Но вернемся к сути ваших замечаний.

Вы удивлены названием моей статьи. Ваше удивление столь неподдельно, что я решил развеять ваши сомнения. И хотя вы говорите "поэтому кичиться дворянством я никому не советовал бы", вы сами кичитесь своим происхождением. Не могу с вами не согласится по поводу того, что "дворянский титул не может сделать человека талантливым или улучшить его характер". В свете написанного вами это более чем очевидно.

Кстати, о происхождении. Уж не знаю, откуда вы, сударь, взяли, что я "человек простонародного происхождения". Может, вам это кто-то сказал? В таком случае у вас весьма дурное окружение, потому что оно говорит о том, о чем не имеет представления. Мои предки ничуть не менее знатны, чем ваши, господин Ибрагимбеков, если не знатнее, но я, как культурный человек, это не афиширую и уж тем более, этим не кичусь. Но даже если бы это было не так, то весьма странно ваше нескрываемое презрение к "простонародью".

Что касается того, что "ни вы, ни ваши потомки не дворяне и никогда им не станете", то это вы дали маху. А кто вы, собственно, такой, чтобы это утверждать? Как известно, привилегия даровать дворянство - это прерогатива монархов. Но даже если вы король и имеете право присуждать дворянский титул (что вы и сделали, присвоив его нынешнему президенту и его отцу - лицам, по происхождению на это никак не претендующим), то почему в этом должно быть отказано мне и тем более моим потомкам?

Странная логика! Точнее, полное ее отсутствие. Но если вы - король, господин Ибрагимбеков, то почему об этом ничего не известно широкой аудитории? А если вы не король, но делаете подобные заявления, то у вас явно мания величия. Что в принципе не удивительно. Ведь по ходу статьи вы узурпируете не только королевские привилегии.

Свою статью вы, милостивый государь, заканчиваете словами: "Вас взвесили, господин Гусейнов, обмерили и выявили большую недостачу". Возможно, вам это неизвестно, но эта фраза - плагиат из Библии. Вы взяли слова у самого Господа Бога, который с аналогичной фразой обратился к вавилонскому царю Валтасару.

Я встречался со множеством вариантов плагиата. Но, честное слово, я впервые вижу человека, посмевшего совершить плагиат по отношению ко Всевышнему. Видимо, вам ваша бабушка в глубоком детстве не объяснила, что подобное богохульство есть смертный грех.

Вы высказываете также непонимание, почему статья названа таким образом. Довожу до вашего сведения, что сие заглавие означает только то, что вы чрезвычайно похожи на героя одноименного произведения господина Мольера. Того самого, о котором мне любезно рассказал господин посол.

Вы считаете, что мое обращение к классике было невпопад Я с вами, сударь никак, не соглашусь. В вашем облике так много от образа Журдена, тщательно выписанного Жаном-Батистом Покленом (Мольером), что не заметить этого нельзя. В своем желании обличить в неграмотности "писучую шавку" (именно мой скромный образ вдохновил вас на это словосочетание), вы демонстрируете собственную неграмотность.

Вы приводите цитату из моей статьи: "Но тем и отличается человек от животного, что он имеет собственное мнение и что оно не всегда совпадает с его официальным статусом" и просите объяснить ее смысл.

Рекомендую почитать произведения Франца Кафки. Эта его гипербола тоже рассказана мне одним милым послом, прочитавшим ее у этого весьма уважаемого австрийца. Но вы, скорее всего, Кафку не читали. Как, впрочем, не читали и Библии (об этом свидетельствует ваш промах с четвертой египетской казнью и царем Валтасаром). Видимо, вы относитесь к той породе писателей, которая вообще ничего, кроме собственных произведений, не читает. Кругозора это не расширяет.

Ни чем иным как отсутствием кругозора и некритичным восприятием нельзя объяснить вашу любовь к некоторым персонажам нашей политической системы. Вы обвиняете меня в отсутствии критического восприятия собственной персоны. Вот уж действительно, "чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться". Об этой фразе Ивана Андреевича Крылова мне тоже рассказал милейший господин посол, а я, памятуя о вашем упорном нежелании читать других писателей, довожу ее до вашего сведения.

Что касается ваших слов, что "в каждом выступлении Сиявуша Новрузова несравненно больше здравого смысла, правды и желания быть полезным своей стране, нежели во всех ваших злобных, хулиганских бездоказательных опусах", то это вы, милостивый государь, переборщили. Окститесь! Ну где вы видели смысл (а уж тем более - желание быть полезным своей стране) в выступлениях любезного господина Новрузова. Быть может, вы путаете стремление "быть полезным власти" с желанием "быть полезным стране"? А быть может, для вас, как и для господина Новрузова, это одно и то же?

Вы заявляете, что наш "клеветнический, антисанитарный" журнал оскорбляет достойных людей. К вашему сведению, "Монитор", в отличие от вас, никогда никого не оскорбляет. Он критикует - взяточников, коррупционеров и казнокрадов. Если вы таковых считаете людьми достойными, то с вами все ясно.

Вы утверждаете, что меня "никто всерьез не воспринимает", а народ в моих услугах не нуждается. Еще раз повторю: а кто вы, собственно, такой, чтобы узурпировать право говорить от имени нашего народа? Нуждается или не нуждается народ в том или ином СМИ - решать, к вашему большому сожалению, не вам. Это решают читатели, а вот они с завидной регулярностью покупают мой журнал. На сегодняшний день он является одним из самых покупаемых СМИ в Азербайджане. Вам это может не нравиться, но это факт.

Вы повторяете многочисленные штампы о том, что моя деятельность "полезна властям" и приводите свои аргументы. Но ни один из ваших аргументов не выдерживает критики, господин Ибрагимбеков!

Как известно практически всем в нашей стране, именно власти сделали все от них зависящее, чтобы "Монитор" не выходил. Начиная с момента выхода, на журнал обрушились репрессии, невиданные в истории азербайджанской журналистики. Издание трижды закрывали, я подвергался преследованиям и даже оказался в тюрьме. Только за прошедшие полтора года власти закрыли три типографии, печатавшие "Монитор". Журнал отказываются продавать подконтрольные властям фирмы распространения, ссылаясь на имеющиеся указания властей. И как вы объясните такую репрессивную политику в отношении издания, столь "угодного власти"?

Что же касается вашего второго довода - власти размахивают "Монитором" перед иностранными наблюдателями, - то это правда, но это же самое - показатель циничности властей, которые пытаются извлечь выгоду даже из проигрышных для себя ситуациях. Но вам этого не понять, потому что вы уверены - без согласия властей в этой стране ничего не происходит. Думайте так и дальше.

Вы пишете, что для того, чтобы "иметь моральное право защищать свой народ, необходимо обладать качествами морального и интеллектуального свойства", коих я, по вашему мнению, лишен. Не хочу показаться грубым, но уж никак не вам судить о моих интеллектуальных, а тем более - о моральных качествах.

Вы объясняете свое сегодняшнее благополучие тем, что вы, будучи довольно плодовитым писателем, имели возможность заработать достаточно для того, чтобы позволить себе проживание в элитном доме и обеды в роскошных ресторанах. Не хотелось бы вас огорчать, но всех ваших гонораров (полученных, как известно, в основном в советское время) сегодня с учетом инфляции хватило бы лишь на то, чтобы один раз поужинать в забегаловке, но никак не в китайском ресторане.

Вы говорите, что я пишу поразительные вещи, пытаясь сравнить ваше жилище со своим. Вы совершенно искренне удивлены - "кто ты, собственно, такой, чтобы сравнивать меня с собой?". Простите великодушно, а кто вы, собственно, такой, что с вами нельзя сравниваться? Что вы сделали такого, чтобы встать на недосягаемой для сравнения высоте?

При этом вы пытаетесь унизить меня, называя "хроническим неудачником". По вашему мнению, именно поэтому я "обозлен на весь мир и на свою прекрасную страну", и смело предсказываете мне "бесславный конец бездарно прожитой жизни".

Спасибо за искренность! Я нисколько на вас не обижаюсь, потому что, обидевшись, я бы признал, хоть и частично, вашу правоту. Мне просто интересно, а что для вас является критерием удачи? Если для вас параметром удачливого человека является Сиявуш Новрузов, то с вами мне все понятно. Ну а я себя считать неудачником никак не могу.

Я состоялся как издатель. Издаваемый мною журнал является самым популярным журналом в Азербайджане и за его пределами. И вы с вашими негигиеничными намеками с этим ничего не сможете поделать.

Я состоялся как журналист. Потому что мои публикации имеют общественный резонанс и печатаются в ведущих СМИ за рубежом.

Я состоялся и как человек. Я не считаю свою жизнь бездарно прожитой, потому что мне не стыдно ни за одно написанное мною слово. И я знаю, что моим детям никогда не будет стыдно говорить о том, чьи они потомки - в своей жизни я не сделал ничего, за что мне или им пришлось бы стыдиться. Но я не уверен в том, что после того, что сделали вы, вы сможете честно смотреть в глаза людям.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

P.S. Странно, что при обоюдном нежелании вступать в полемику, мы в нее все-таки вступили. Пусть читатель сам рассудит, кто прав, а кто нет. Честно говоря, написав эту статью, я задумался - а стоили вы ли вы затраченного на вас времени? В конце концов, с вами и так все было ясно. Но потом я решил, что стоило. Хотя бы ради того, чтобы неискушенный читатель понял кто есть кто.

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 37, 08.11.2003 г