АРХИВ

АПОСТОЛ ИЛЬХАМСТВА

Коронация Ильхама Алиева не удалась. Красочный праздник "новых азербайджанцев" был омрачен кровью десятков азербайджанцев. Никто в этой стране, даже ее новый хозяин, не ожидал, что азербайджанцы способны на сопротивление. Они полагали, что граждане этой страны давно потеряли последние остатки чести и достоинства.

Тяжелая атмосфера, царящая в Дворце "Республика" отразилась и на самом престолонаследнике, который в очередной раз производил впечатление потерянного человека. Каждый раз после бурных аплодисментов и мазохистических выкриков "Аллилуйя!", престолонаследник нервно вздрагивал. Кажется, в самую последнюю минуту он так и не понял, что же с ним произошло. Тому свидетельство - его бледная инаугурационная речь. Едва слышным, тихим дрожащим голосом новый царь всего Азербайджана провозгласил свою победу.

Его привычная неуверенность не могла ускользнуть от взгляда многих присутствующих в зале. И эта неуверенность объясняется его ясным пониманием того, что к победе нового президента были причастны все, кто угодно, только не сам президент.

Зато радости и триумфу друзей нового президента не было предела. Ведь новая пятилетка алиевщины открывала перед ними новые перспективы, им еще предстоит захватить жалкие остатки территории, которая прежде называлась Азербайджанской Республикой. Абульфаз Гараев радостно кричал от торжества идей олимпизма - новый президент на деле доказал приверженность идеям Кубертена, и при помощи дубины объяснил Исе Гамбару, что главное - не победа, а участие. Кямаледдин Гейдаров не мог найти себе места, предвкушая резкое увеличение таможенных сборов, Алиага Гусейнов строил планы об увеличении призывного возраста до 65 лет, Зия Мамедов гудел, как паровоз в тумане. Словом, окружение Ильхама ликовало.

Апостолы нового азербайджанского царя устроили пир среди чумы. Одним из пировавших был последователь дела Гейдара Алиева - депутат Самед Сеидов. Почему мы остановили свой взгляд на личности этого человека? Ведь в зале было множество людей, восхищавшихся новым "мессией". Просто мне крайне горько наблюдать за деградацией личности. Горько видеть, как власть развращает и заставляет людей "жить по лжи".

Одним из тех, чья жизнь превратилась в сплошную ложь, является один из апостолов ильхамства Самед Сеидов. Именно этот человек входит в "святую троицу" алиевских депутатов, вечно сопровождавших Ильхама в его скитаниях по холмам заседаний ПАСЕ. Самед Сеидов, Гюльтекин Гаджиева и Али Гусейнов с радостным и гордым выражением лиц отмывают в стенах европейского парламента "демократические завоевания" Г.Алиева - аресты журналистов, разгоны митингов, убийства людей.

Жизнь может сделать с человеком много интересного. Конечно, Самеда Сеидова нельзя сравнить с Кямаледдином Гейдаровым и Алиагой Гусейновым. Он пока не ворует миллионы и не калечит судьбы тысяч человек. Но его помыслы и действия несравнимо хуже, чем коррумпированность алиевского чиновника.

Самед Сеидов - глашатай и защитник преступного режима. А это страшнее. Его слова останутся в истории.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР

Еще десять лет назад этот самый Самед Сеидов в своих еженедельных выступлениях в эфире "Студии Бакы", пытался с точки зрения социальной психологии объяснить правомочность действий Народного Фронта, который сверг первого президента Аяза Муталибова.

Но исследование психологии толпы не помогло лаборанту Института иностранных языков. Власть НФА была свергнута Г.Алиевым. Самед Сеидов продолжил свои изыскания и на сей раз попытался применить социальную психологию, объясняя причины крушения правительства НФА. Изыски молодого лаборанта - выпускника Ленинградского Государственного Университета - не остались не замеченными бывшим госсекретарем Лалой Шовкет. Хронический карьерист, пытавшийся пролезть в коридоры президентского аппарата, стал уверять ее в том, что именно она может стать спасителем Азербайджана.

Три месяца лаборант-психолог ждал своего назначения в аналитический центр Президентского аппарата. Но приказа госсекретаря так и не последовало. Лала Шовкет ушла в отставку, а документы молодого психолога запылились в шкафу у Рамиза Мехтиева.

Для многих азербайджанцев должность является спасением от всех невзгод в жизни и гарантией перспективного и спокойного будущего. Психотип Самеда Сеидова - яркого представителя бакинской интеллигенции, полностью соответствует понятию азербайджанца. Психолог понял - высокую должность ему сразу не получить. И выбрал совершенно другую тактику - стал подниматься до вершины власти по ступеням учебного заведения, где он стал применять свои познания в социальной психологии.

За какие-то три-четыре года будущий депутат дослужился до должности проректора своего института. До заветной мечты оставался один шаг. Он еще не успел сделать этот шаг, а по научно-образовательным кругам страны разошелся слух о наличии в стране молодого психолога с хорошей репутацией, да еще с "еразовскими" корнями. Сказано - услышано. А услышано - значит донесено.

Очень скоро третий президент получил информацию о молодом психологе - проректоре Института иностранных языков, да еще с корнями выходца из Армении. Место ректора вуза пустовало. С.Сеидову помогла и протекция одного из его родственников, помогавших ему в последние годы.

Итак, звезда молодого психолога взошла. Его ожидала встреча с самим Г.Алиевым. Он достиг своей заветной мечты, к которой так безудержно стремился. И во время встречи на столе у президента лежала толстая папка с личным делом проректора. "Ведь и ваши корни уходят к нам?", - сурово спросил Гейдар Алиев. "Да", - коротко ответил Самед.

Хотя я больше чем уверен, что в эту минуту совесть мучила его. Ведь корни Самеда Сеидова берут начало в знаменитом газахском роде Сеидовых. Одним из ярчайших представителей этого рода был один из лидеров партии "Мусават" начала прошлого столетия, человек-легенда Рагим бек Векилов.

С.Сеидов не посмел упомянуть об этом факте. А Г.Алиев долго ждал. Наконец, он подписал указ о его назначении ректором Института иностранных языков. С этого дня С.Сеидов стал апостолом. Лавры "соплеменника Г.Алиева" стали для него почетнее, чем родственная связь с Рагим беком, исчезнувшим с лица земли в период правления большевиков.

СОРАТНИК ОТЦА, СЫНА И СВЯТОГО ЙАПА

Наступила пора парламентских выборов. "Мехтиевская метла" стала выметать из коридоров парламента "расуловскую ересь". Часть депутатов, тайно присягнувших опальному экс-спикеру, потеряла надежду стать народными избранниками. И когда составлялся список нового депутатского корпуса, вдруг вспомнили о психологе-ректоре, которому несколько раз удалось в худиевском эфире, "с точки зрения социальной психологии" доказать бесперспективность охлократического движения противников Г.Алиева, короче - лягнуть оппозицию. Самед оставался верен конъюнктуре.

Таким образом, указом Отца Самед Сеидов получил депутатский мандат. К этому времени он успел особо отличиться. Новоявленный малоземелец Сеидов вступил в ряды правящей партии и наконец положил конец своей беспартийной жизни. Судьба продолжала ему улыбаться.

К концу подсчета голосов избирателей, Г.Алиеву доложили о неблагонадежности председателя комиссии по международным отношениям Милли меджлиса Рзы Ибадова. Апостола ильхамства - нахичеванского Петра - решили изгнать со двора. Обиженный апостол решил воздвигнуть свой собственный престол - в Брюсселе.

Но свято место пусто не бывает. После изгнания "Петра" вновь вспомнили о С.Сеидове, вернее о его познаниях в заморских языках. Как никак, именно он являлся ректором Института иностранных языков. И тут с подачи Г.Алиева, Муртуз Алескеров вынес на повестку дня предложение Отца: "Учитывая то, что С.Сеидов знает английский язык, предлагаю назначить его председателем комиссии ММ по международным вопросам ".

Предложено - принято. В нашем парламенте не привыкли обсуждать мнение Отца. Конъюнктура вознесла Самеда до самой вершины - он стал соратником не только Г.Алиева, но и Сына. Учитывая его познание в заморских языках, С.Сеидова включили в состав парламентской делегации ПАСЕ.

Звезда С.Сеидова взошла высоко. Он превратился в главное шельмующее орудие режима в борьбе против инакомыслия на европейских просторах. "У нас нет политзаключенных", "у нас свободная пресса", "демократия", "гласность", "равноправие" - это весь небогатый лексикон вестника нашей демократии на Западе.

Но дело вовсе не в лексиконе. А в совести, которую Самед Сеидов просто потерял. Очень трудно признаться в этом самому себе. Ведь в кого превратился прежний психолог-лаборант, подающий большие надежды? Борьба за мирские блага превратили бакинского интеллигента с ленинградским дипломом и знанием социальной психологии в жалкого проповедника алиевской действительности. Дело за малым - написать Алиевское "Евангелие от Самеда". И тогда наступит полная аллилуйя.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 37, 08.11.2003 г