АРХИВ

СТАТУС-КВО

Политический пейзаж современного Азербайджана характеризуется удивительным, неестественным спокойствием. Общество, явно перегревшись от предвыборных страстей, постепенно охлаждается до прежнего состояния. Ожидаемого "молоха репрессий" пока так и не произошло. Власть ограничилась "малой кровью" нескольких десятков мусаватистов.

Гнетущее напряжение первых дней, когда все ждали тотальных репрессий, потихоньку сходит на нет. Власть продолжает функционировать в прежнем режиме, усиленно делая вид, что ничего не произошло. Оппозиция в своем большинстве также пытается восстановить спокойствие. Давно замечено, что как только в стране начинает радикализироваться обстановка, все пытаются "успокоить массы". Ясно, для чего это делают власти. Понятно, для чего это делают иностранные государства, имеющие интересы в нашей стране. Но для чего это делает оппозиция?

Не делает? Но как иначе объяснить полную и тотальную недееспособность почти всех оппозиционных сил. В единый момент, как только власть показала зубы, все попрятались по норкам. Вначале казалось, что все происходит из-за элементарной трусости. Но одной только трусостью нельзя объяснить практический отказ от политической борьбы.

На самом деле возникшее в обществе ощущение называется оцепенением. Все замерли, ожидая что будет.

Ни для кого не секрет, что вся политическая конструкция Третьей республики есть продукт воздействия на ситуацию Гейдара Алиева. Поэтому долгое время все были убеждены что стоит этому воздействию прекратиться, как все рухнет. Долгие годы практически вся наша оппозиция жила с убеждением, что переход власти произойдет автоматически. При этом она абсолютно не готовилась к переходному периоду.

Внезапный уход Г.Алиева и его смена инфантильным наследником привели к коллапсу весь спектр политической жизни страны. Для них уход с политической арены Гейдара Алиева связан с полным крахом их политических амбиций, потому что со сцены ушла не только Личность. Ушел смысл политического существования. Это состояние прекрасно описано Габриэлем Гарсиа Маркесом в его "Осени патриарха":

"Да, это был - что бы там ни говорили - настоящий траур, и скорбь была неподдельной, ибо его смерть, которой мы так долго и так вожделенно ждали, многое открыла нам в нас самих, и прежде всего то, что, ожидая в полной безнадежности, когда он издохнет от любой из своих монарших болезней, когда вести о его кончине, - столько раз передававшиеся шепотом из уст в уста и столько раз опровергавшиеся, - станут, наконец, правдой, мы кончились сами, выгорели дотла, и теперь мы не поверили в его окончательный уход не потому, что в действительности не были убеждены в этом, а потому, что в глубине души этого уже не хотели; мы не могли себе представить, как будем жить дальше, как вообще может продолжаться жизнь без него - наша жизнь, в которой он, как оказалось, занимал такое непомерно большое место".

По сути политическая система Азербайджана оказалась виртуальной. Не было у нас никакой политической системы. Вся эта мишура с партиями, съездами, интригами была нужна для того, чтобы неискушенный в политических интригах зритель продолжал смотреть этот плохой спектакль.

Партстроительство в Азербайджане - дело, поставленное на широкую ногу. По количеству партий на душу населения мы явно "впереди планеты всей". Хотя большинство партий существует в основном на страницах газет, и там же проходит большая часть событий политической жизни. Политическая жизнь, освещаемая газетами, отличается от реальной настолько, насколько описание земли Плутархом - от изображения на глобусе.

В большинстве своем наша оппозиция состоит из карликовых мини-партий, основное предназначение которых - обеспечить свое руководство хлебом, а население страны - зрелищем. Потому что в Азербайджане нет ни одного вида оппозиции (ни политической, ни экономической, ни военной) политическому режиму, правящему страной.

Отсутствует даже идеологическая разница. Все партии похожи на своих собратьев по несчастью, как капли воды. И содержание у них примерно то же.

Политическая пустота, поразившая страну, берет свое начало в конце 80-х годов прошлого века. Все эти 15 лет наше общество развивалось по одной устоявшейся схеме. Националкратические тенденции, преобладая все больше и больше, влияли на общественное развитие и неизбежно должны были привести к нынешнему печальному итогу. Ибо азербайджанская националкратия - явление не столько идейное, сколько бытовое. Для большинства националкратов национальное безусловно выше общечеловеческого, но личное - гораздо выше национального.

Эта схема была хороша, пока работала на разрушение, пока надо было противостоять имперскому давлению. И она перестала быть прогрессивной, как только стала идеологией независимого государства.

Одного десятилетия господства идеологии националкратов хватило для того, чтобы эта диктатура выродилась. Население не захотело повторения пройденного, отдав предпочтение консервации ситуации.

Застойные тенденции в политике связаны с бесперспективностью политических реформ. Страна, как небылинный богатырь, встала на распутье и не знает куда идти. Современный азербайджанский выбор мало чем отличается от сказочного. Помните, как там было: налево пойдешь - коня потеряешь, прямо пойдешь - сам сгинешь, вправо пойдешь - беду накличешь. Выбор, как вы сами видите, невелик. Никто сегодня не хочет раскачивать лодку, потому что понимает простую азербайджанскую истину - все может стать еще хуже, даже если кажется, что хуже уже некуда.

Для всех стала очевидностью простая истина - чем слабее власть, тем больше у нее готовности пролить крови. Власть не может пойти на дальнейшую политическую либерализацию. Одержанная ею победа и молчаливое согласие с этим Запада убедило многих из властной элиты в своей полной безнаказанности и в вечной ценности нефтедолларов.

Но и резкая узбекистанизация страны также маловероятна. Азербайджан все больше зависит от Запада, который никогда не сможет переступить через свое общественное мнение и допустить открытую расправу над неугодными режиму людьми.

Поэтому очевиден наш особый путь политического развития - всеми силами удерживать статус-кво. К этому сегодня стремятся все. Видимо, никого не устраивает нарушение устоявшихся правил политической борьбы. В первую очередь - тех, кто заинтересован в политической стабильности и неизменности политического курса. Это внешнеполитические центры силы.

Судя по всему, всех устраивает сегодняшнее состояние. Состояние полной и безраздельной пустоты. И это состояние мало обнадеживает, потому что полный политический штиль смертельно опасен для психического здоровья нации.

РАСИМ НУРИЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 37, 08.11.2003 г