АРХИВ

КУЛЬТ БЕЗЛИЧИЯ

Новый азербайджанский падишах приступил к своим обязанностям. Сделаны первые заявления, приняты первые решения, произошли основные кадровые назначения. Новая (точнее, все та же старая, с одним небольшим изменением) азербайджанская администрация приступила к работе.

Уже на основании первого месяца работы нового азербайджанского президента можно сделать выводы о том, каким будет правление нового азербайджанского падишаха.

10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ НИКОГО НЕ ПОТРЯСЛИ

Декада, которая прошла с момента коронации нового падишаха, убедила всех, и даже самых закоренелых оптимистов, в том, что никаких изменений в нашей жизни не предвидится.

Обычно требуется не менее 100 дней на то, чтобы новое правительство проявило собственную политическую волю. Поэтому во всех странах принято не критиковать новое правительство в течение 100 дней, с тем чтобы дать ему возможность проявить себя с новой стороны. Ильхаму Алиеву хватило всего 10 дней на то, чтобы дать понять всем - никаких изменений не будет.

Все выступления нового президента, все его назначения, словом, буквально все направлено на то, чтобы убедить общество - ничего не изменится. Абсолютно ничего! Не сменился ни один министр! Даже самые одиозные из них - проворовавшиеся и обанкротившиеся - сохранили свои посты.

За десять дней в действиях новой администрации так и не проявилось стремления хоть что-то изменить. Заученные тексты нового главы государства, сопровождаемые ритуальными назначениями капитанов алиевской мафиозной Семьи. А это означает полную неизменность политического и экономических курсов - ориентации на дальнейшее разграбление национальных богатств.

За десять дней азербайджанское общество получило то, чего своим молчанием и аморфностью добивалось весь последний год. В стране ничего не изменится, это, увы, уже очевидно. Все это дает основание, не дожидаясь результатов 100 дней правления Ильхама Алиева, сделать вывод о том, что нынешний политический режим есть ни что иное, как продолжение предыдущего.

В принципе, ничего удивительного в том, что произошло, нет. Только неисправимые оптимисты могли надеяться на то, что глобальные изменения все же произойдут. Ни ситуация в стране, ни флюиды, исходящие от власти, не позволяли ожидать развития оптимистического сценария.

Но все происшедшее не вписывается даже в самый пессимистический сценарий развития. Даже самые неисправимые критики правящей Семьи не могли предполагать, что престолонаследие в такие короткие сроки проявит полную несостоятельность. В ритуальной фразе гейдарофилов всех мастей - "курсу Гейдара Алиева нет альтернативы!" - повторяемой как заклинание новым азербайджанским падишахом, многие были склонны видеть скорее клятву верности делу отца, нежели принцип, по которому отныне будет управляться страна. Никто не верил, что Ильхам Алиев не проведет даже косметических кадровых чисток.

На чем базировалось это убеждение? Принципы управления, которыми пользовался Г.Алиев, основывались на тотальной эксплуатации его уникальных политических способностей. Это позволяло не особенно заботиться о качестве материала, из которого формировалась команда. Точнее говоря - не команда, а окружение. Потому что в своем окружении Гейдар Алиев был единственным Солнцем, а всем остальным было позволено лишь отражать его венценосный свет.

Никчемность подчиненных Гейдара Алиева прямо пропорциональна их близости к главе государства. Тенденция оглупления пронизывает всю пирамиду управления, потому что дураки, окружающие президента, окружают себя еще большими дураками, а те в свою очередь тоже действуют, исходя из принципа "я начальник - ты дурак".

Для современного Азербайджана актуальна пословица - "если ты такой глупый, то почему не у власти?". В итоге страной управлял только один умный.

Как известно, Ильхам Алиев - это не Гейдар Алиев. Можно даже сказать - далеко не Гейдар Алиев. Очень далеко. И поэтому ему для управления страной необходима совсем иная команда. И именно принципов, по которым она будет формироваться, и ждало общество от нового падишаха.

ГЕЙДАРИЗМ FOREVER

Но все оказалось совсем по-другому. В итоге правы оказались самые озверелые пессимисты. Ильхам Алиев НИЧЕГО не изменил. Он не нашел ничего лучше, как слепо следовать принципам отца. На попытки пролонгировать жизнь правящего режима, распространив ее и на постгейдаровский период, его спровоцировал и тот факт, что на сегодняшний день отсутствуют угрозы существованию этого режима.

Возможные угрозы власти можно разделить на ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ. Начнем со внутренних.

На сегодняшний день не существует внутренних центров сил, могущих противостоять режиму. Власть смогла взять под контроль большую часть финансовых потоков, тем самым уничтожив саму возможность экономического плюрализма. Военная оппозиция разгромлена, а политические партии слишком слабы и малоорганизованы, чтобы повести решительную атаку на власть. Сегодня нет ни одной политически организованной силы, способной взять на себя ответственность и вывести народ на улицы.

Но парадокс заключается в том, что нет и внешней силы, заинтересованной в смене режима в Азербайджане. Основные центры силы заинтересованы как раз в сохранении политического режима. Гейдар Алиев, проводя политику национального сутенерства, смог убедить Запад и все остальные страны в том, что только он и его Семья являются гарантами стабильности в стране и могут обеспечить неприкосновенность иностранных интересов. Поэтому внешние центры решили, что политика гейдаризма - единственно правильная и единственно возможная в сложившихся условиях.

И поэтому Ильхам Алиев не стал ничего менять и принял в полном составе команду своего отца, присягнувшую ему на верность. Он сделал это по той простой причине, что не столько не хотел перемен сколько не мог их произвести.

Существуют, как минимум, три причины по которым Ильхам Алиев не решился пойти на изменение структуры кадров, а соответственно - и политики новой/старой администрации.

ПЕРВАЯ - он НЕ ХОТЕЛ РАСКАЧИВАТЬ ЛОДКУ. Любые изменения в верхних эшелонах власти привели бы к серьезным политическим катаклизмам. Сегодня, в условиях ослабления верховной власти, сила семейных олигархов многократно возросла. Ставшие за годы правления Алиева-отца олигархами, они сегодня настолько богаты, что уже невозможно их убрать, не нарушив политической стабильности.

Семья сама загнала себя в угол. Алиев-отец сам дал эти ничтожествам понять, что его окружают деньги и власть, надеясь на то, что они ничтожны настолько, что никогда его не предадут. А теперь сын не может избавиться от них, даже если бы очень этого хотел.

В условиях слабого и обделенного политическими талантами правителя основная доминанта сохранения политической стабильности заключается в сведении к минимуму угроз власти. А олигархи, даже отстраненные от власти, - это весьма серьезная угроза правящему режиму. У них есть главное - финансовые ресурсы, которые, будучи применены в нужном месте и в нужное время, спровоцируют политический кризис. Поэтому главная задача нынешнего этапа - это сохранение не только внешних параметров гейдаризма, но и его внутренней паразитической сущности.

ВТОРАЯ причина - ИЗ МАФИИ НИКТО ПРОСТО ТАК НЕ УХОДИТ. Уже неоднократно писалось, что азербайджанская власть построена по мафиозному принципу. Смена крестного отца в мафии редко сопровождается сменой низших персонажей мафиозной пирамиды. Единственное исключение - только если кто-то из членов мафии проявил нелояльность. Это однозначно наказывается смертью.

Но все члены алиевской Семьи проявили верность новому крестному отцу, и с его стороны было бы верхом неблагодарности удалить их из мафиозной иерархии.

И наконец ТРЕТЬЯ причина - ОТСУТСТВИЕ СОБСТВЕННОЙ КОМАНДЫ. У Ильхама Алиева нет своей команды. Лица, составляющие его окружение, давно интегрированы в гейдаровскую пирамиду. Да и сам он в последние годы стал составной частью этой пирамиды. И потому, будучи частью общей системы, он никак не мог пойти на изменение ее или ее частей.

ЕСЛИ МЫ НЕ РАБЫ, ТО КТО ЖЕ МЫ?..

Ильхам Алиев не может начать перемены еще и потому, что в этом случае ярко появится его полное несоответствие типажу властелина, созданному в народном сознании его отцом.

Одним из итогов длительного правления Гейдара Алиева стало уничтожение сопротивляемости азербайджанского общества власти. Все политические процессы заморожены. Именно поэтому процесс престолонаследия прошел относительно спокойно, а протестный электорат так и не смог преодолеть в себе страх и начать борьбу за украденные голоса.

Часто приходится слышать о том, что наша оппозиция плоха, еще чаще о том. что власть никудышна. В отношении власти это мнение можно понять - в конце концов власть сама делает все от нее зависящее, чтобы показать свою враждебность к этому народу.

Очевидно, что население Азербайджана не доверяет ни одной из политических сил. Причина этого заключается в том, что в стране нет силы, обладающей легитимной поддержкой народа.

Но тогда кто же прав? Быть может, народ, сидящий дома и не принимающий участия в активной политической жизни, молчаливо наблюдающий за тем, как грабят и насилуют его Родину?

Общество аморфно, подавлено и не готово к серьезной политической борьбе. Пенсионеры не получают вовремя пенсий, а того, что получают, хватает только на то, чтобы заплатить коммунальные платежи, но продолжают молчать и не возмущаются своим бедственным положением. Некоторые, чтобы выжить, вынуждены протягивать руки за куском хлеба, но ничто не заставит их выйти на улицы.

Рабочие заводов и фабрик остались без работы и, чтобы прокормить свои семьи, готовы на любую работу, даже унижающую честь и достоинство. Экономика развалена, а стратегические богатства страны поставлены под контроль мафиозной Семьи. Все, кто находится вне Семейных отношений, прозябают в нищете. Ради того, чтобы обеспечить куском хлеба свои семьи, более 2 миллионов азербайджанцев иммигрировали из страны. Интеллигенция уничтожена, вместо нее на арене кучка подвизавшихся к власти лизоблюдов. Страна разваливается, Карабах потерян, более миллиона человек живут в лагерях беженцев, больше похожих не на жилища человека, а на зоопарки, только вместо зверей власти содержат в них наших сограждан. И все это - ради удовлетворения потребностей одной Семьи.

Но никто не желает перемен.

Одним из уроков октября стало осознание того горького факта, что желание перемен - это удел нескольких тысяч экзальтированных людей, возомнивших, что Азербайджан - часть Европы, а азербайджанцы достойны участи европейских народов. На самом деле наше общество по своему политическому менталитету гораздо ближе к среднеазиатским тираниям, нежели к европейской цивилизации. В основе гражданского сознания азербайджанцев лежит страх народа перед властью.

Страх азербайджанцев глубоко индивидуален. В этом наше коренное отличие от многочисленных народов мира. Христианин боится закона, мусульманин боится Аллаха. А азербайджанец боится власти. В стране процветает синдром властобоязни. Это еще более 200 лет назад заметил российский дипломат Величко.

Наш страх - это основа их власти. Поставленный на грань уничтожения народ уже не мыслит. На смену мыслительным процессам приходят инстинкты. А преобладание политических инстинктов - это характерная черта рабовладельческого строя.

Страна сегодня напоминает огромное феодальное поместье. А Ильхам Алиев напоминает барчука, вступившего во владение поместьем с 8 миллионами крепостных душ.

Бытие определяет сознание. Даже наш язык - это язык порабощенной нации. Ни в одном современном лексиконе европейских языков не сохранилось слово "рабство". Только азербайджанцы, желая услужить, говорят "ня гуллугун вар?". Слово "гул" - "раб" - пронизывает наше сознание.

Военная служба в переводе с азербайджанского дословно звучит как "военное рабство". Работа в госаппарате переводится как "рабство власти". Даже в быту господствует это слово. Ни в одном из европейских языков слова "услуга", "служба" и "рабство" не являются синонимами. Даже в наиболее ментально и лингвистически близком нам турецком языке этого нет.

Недавно в одном из репортажей из Турции, посвященном тому, как в братской стране отмечают месяц Рамазан, я увидел висящую между двумя минаретами крупнейшей стамбульской мечети "Султан Ахмед" громадную светящуюся надпись: "Мы рабы только Бога".

Азербайджанцы готовы быть рабами кого угодно, а уж тем более - власти. Потому мы и стали обществом, которому нет ни объяснения, ни оправдания. Обществом, привыкшим снимать штаны по первому требованию власть имущего. Никто не хочет мараться в политике, потому мы и имеем власть, которая имеет нас.

ВЛАСТЬ БЕЗ ЛИЦА

У новой азербайджанской власти старое лицо. Сквозь безликий фейс Ильхама Алиева просвечивает знакомый оскал гейдаризма. Не в силах скрыть отсутствие политических талантов нынешнего падишаха власть паразитирует на талантах ушедшего. Отсюда слова клятвы верности его делу. Отсюда стремление убедить общество в отсутствии альтернативы нынешнему политическому курсу.

Слишком долго вся политическая жизнь государства была подстроена под Г.Алиева. И власть и оппозиция существовали в режиме наличия в стране мощной политической фигуры. Именно она являлась основой властной пирамиды, перевернутой с ног на голову. При всей своей неоднозначности Г.Алиев - единственный лидер, способный управлять нынешним политическим режимом. НИКТО ДРУГОЙ УПРАВЛЯТЬ ЭТИМ РЕЖИМОМ НА СМОЖЕТ!

Функционально построенная за последние годы структура власти обречена. Она представляет собой политический режим, базирующийся на доминанте авторитарных отношений. Для этого у главы этой пирамиды должен быть личный авторитет. Некоторое время можно прикрываться авторитетом отца, но неизбежно настанет время, когда придется показать свое настоящее лицо.

Ильхам Алиев - не Гейдар Алиев. Это аксиома. Даже его внешние параметры не позволяют говорить о наличии у него хотя бы части политических талантов отца. Сравним хотя бы взгляды двух представителей алиевской династии. Если Алиев-старший имел леденящий взгляд рептилии, то его наследник обладает отсутствующе-скорбным взглядом, больше напоминающим взгляд висящего на лиане ленивца. Даже физиономия, и та подтверждает невозможность сохранения гейдаризма без отца-основателя.

Гейдар Алиев был одним из последних политических реликтов сталинизма. Как известно, один из краеугольных камней подобных режимов - культ личности. Оголтелая пропаганда по превозношению достоинств патриарха и навязыванию обществу идеалов гейдаризма достигла апогея. Все его живые родственники были возведены в ранг живых богов, а умершие - канонизированы. Поэтому совершено понятно стремление канонизировать и отца-основателя системы, озвученное наиболее гейдаролюбивыми депутатами.

Но у этого стремления есть и другая функция. Эдвард Радзинский, анализируя последствия сталинизма, пришел к выводу о том, что на смену культу личности всегда приходит культ безличия. Потому что практически всегда на смену яркому авторитарному правителю приходит тот, кто не соответствует высоким требованием системы авторитаризма.

И поэтому можно сказать, что сейчас наиболее ильхамолюбивые граждане пытаются создать новый культ. Культ безличия. Культ человека, который и не скрывает отсутствия у себя политических талантов и достоинств, необходимых для управления государством. Но сколько продержится система, опирающаяся на сомнительные достижения прошлого правителя и не имеющая никаких стимулов для дальнейшего развития? Система, опирающаяся на личность, не только не соответствующую историческому моменту, переживаемому страной, но не способному даже на то, чтобы дать своим сторонникам вдохновение?

Да что там сторонникам - даже противникам. К сожалению, человек не всегда оправдывает свое имя. И новый азербайджанский правитель - яркое тому подтверждение.

Властолюбивые граждане вынуждены на все лады расхваливать достоинства нового правителя. Слушая их, я прихожу к убеждению, что азербайджанцы - все же счастливый народ. Хвала Всевышнему, что у Гейдара Алиева был сын. И слава Богу, что у нашего нынешнего президента все-таки есть хоть и сомнительные, но достоинства, к примеру - знание заграничных языков. Не то, зная характер наших властолюбивых чиновников, они могли бы устроить культ любому.

В конце концов, они вполне могли бы уподобиться римским сенаторам, которые превозносили коня императора Калигулы, избранного в сенат, как "достойнейшего из римлян, ветерана, участвовавшего во множестве войн и пронесшего на своих плечах знамя славы Рима" (слова сенатора Флавия, которыми он рекомендовал сделать коня сенатором). Что самое удивительное - во всех этих словах не было и слова лжи.

Я все думаю, а что было бы, если б Всевышний не побеспокоился об азербайджанцах и не даровал Гейдару Алиеву сына, принесшего вдохновение сотням подхалимов? А вдруг им пришлось бы черпать вдохновение в другом месте? И, зная их устойчивый дурной вкус, я не сомневаюсь, что они пошли бы значительно дальше порочных восхвалений древних латинян.

Иногда, слушая ильхамофилов, я думаю о том, что если бы Гейдар Алиев решил последовать примеру Калигулы и предложил бы нашему обществу в качестве претендента на пост президента лошадь или осла? И что тогда говорили бы все властолюбивые граждане?

Впрочем, я не сомневаюсь, что они нашли бы множество достоинств у этого благороднейшего животного. Выяснилось бы, что он обладает множеством преимуществ, которыми не обладают все оппоненты правящей партии от оппозиции. Что он упрям - значит не сдаст Карабах армянам. Что он трудолюбив - значит будет проводить на работе больше времени, чем его предшественник. Его трудно было бы обвинить в пристрастии к азартным играм и красивым женщинам. Его большие уши - гарант того, что он услышит общество, а большой... политический инструмент позволит укрепить устои государственности.

К тому же осел имеет большие международные связи и не случайно является символом американских демократов, а значит - ему была бы обеспечена поддержка со стороны США. А тот, кого поддерживает США, непременно получит поддержку других стран.

Не хочу продолжать поиски политических талантов этого млекопитающего, потому что меня тут же охватывает непреодолимое желание найти хорошего породистого осла и создать вокруг него партию. Партию, которая в сложившихся условиях будет обязана победить. Ну хотя бы по той причине, что в обществе, которое довело себя до максимального уровня стадности, такой яркий индивидуум, как осел, просто обречен стать президентом.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 38, 15.11.2003 г