АРХИВ

ДЕПРЕССИЯ НАЦИИ

В душе надлом. Жизнь потеряла смысл. Веры нет. Надежда тоже погибла... Сколько раз за последнее время вас посещали подобные мысли? Мысли о безнадежности того, что мы делали все последнее время.

Романтическая идея о том, что азербайджанский народ достоин участи европейской нации, идея равенства и свободы, идея, которой жили несколько поколений прогрессивной азербайджанской общественности разбилась в крах о реалии азиопского бытия.

Власть... Нет, даже не власть, поскольку трудно назвать властью кучку проходимцев, узурпировавших страну и правящих ею сутенерскими способами. В общем, они показали обществу, что в нашей жизни нет места романтике, нет общечеловеческих ценностей. Есть только отдельные интересы конкретных персон, и интересы эти гораздо выше стремления миллионов людей к свободе и процветанию. Нам дали это понять, дали понять со всей ужасающей ясностью. И осознание этой истины шокировало азербайджанское общество настолько, что оно не нашло ничего лучшего, чем впасть в депрессивное состояние.

ДЕПРЕССИЯ ПОСЛЕ РЕПРЕССИЙ

Нация впала в депрессивное состояние. Главная причина этого в том, что ожидаемого конца алиевской эры не произошло.

Общество ждало перемен. Но ждало пассивно, без активного личного участия в политических процессах. Для многих противостояние властям заключалось в крамольных кухонных разговорах. Но этого было явно недостаточно для того, чтобы изменить ситуацию, потому что противная сторона предпринимала все возможное и невозможное, дабы сохранить ситуацию без изменений.

Нажившие за годы правления Г.Алиева грандиозные финансовые ресурсы и получившие в собственное управление целые отрасли национальной экономики, они никогда не смирятся с тем, что их время кончилось. Сила построенной системы не в лидере, а в глобальной заинтересованности всех звеньев системы сохранить господствующие положение.

Гейдар Алиев дал каждому чиновнику возможность зарабатывать гигантские деньги, не сравнимые с доходами крупнейших бизнесменов, "не поднимая зада". Для этого необходимо лишь родиться в нужном месте и в нужное время, не иметь никаких достоинств, как личность, и быть преданным Семье. Взамен - возможность грабить вверенный тебе сегмент экономики или административного управления.

Сегодня страной управляет не Ильхам Алиев и даже не его серые кардиналы. Страной управляет тень - тень Гейдара Алиева, а не он сам. Он создал систему стабильную и не требующую постоянного мониторинга. Ее уникальность в том, что она стабильна и управляема уже без его непосредственного участия. Потому что в ее основе лежит вечная страсть человека к легкой наживе, реализуемая через сращивание власти и капитала в невиданных для цивилизованного мира масштабах.

Подобное сращивание власти и капитала вообще характерный признак восточных деспотий. Но отличительная черта наших монархов - их полная антинациональность. Если арабские шейхи боятся Аллаха и любят свой народ, считая своей первейшей обязанностью его благополучие, то шейхи Каспийского моря не боятся ни Бога, ни черта, а к народу и стране относятся как к дойной корове. И боязнь потерять все это сплотила сторонников власти гораздо больше, чем стремление к свободе объединило народ.

И народ пошел по наиболее легкому пути - он впал в депрессию. Все слои азербайджанского общества были буквально шокированы легкостью, с которой прошла процедура престолонаследия, и тем, как быстро общество смирилось, что страной будут править политики, не избираемые народом по их талантам и способностям, а полученные исключительно половым путем.

Это не могло не привести общественное сознание к депрессии. Нация, ближайшее прошлое которой опирается в основном на нарративные источники, настоящее состоит из тьмы коллапса, а будущее туманно и неопределенно, не могло не свалиться в бездну национальной депрессии, после того как власть цинично дала понять - чтобы править, она не нуждается в доверии народа. Это единственное состояние, позволяющее не потерять рассудок после перенесенного шока.

Согласно медицинским справочникам, депрессия - "тоскливое подавленное состояние, характеризующееся осознанием собственной никчемности, пессимизмом, заторможенностью". Сравните эти симптомы с симптомами состояния, в котором находится большинство из нас, и вы поймете, что страна (точнее - мыслящая ее часть) погрузилась в депрессию.

Депрессия - это единственно возможный способ пережить трагедию. Так было всегда. Слабые и неспособные обуздать власть, общества погружались в пучину депрессии. К примеру, в 60-е годы советское общество после хрущевской оттепели погрузилось в депрессивное состояние, что в дальнейшем привело к застою. Потому что стагнация и застой - синонимы депрессивного состояния общества.

BEZNADEGA.AZ

Главной причиной охватившей общество депрессии является поразивший страну кризис доверия. Точнее, эпидемия недоверия. Население не верит в то, что власть может работать во благо народа. Но страх перед властью, присущий азербайджанцам, и ее безальтернативность не позволяют населению даже подумать о том, что эту власть можно заменить.

Оппозиция разрушила веру тех, кто надеялся, что она способна что-либо изменить. Октябрьский кризис со всей очевидностью обнажил слабость и недееспособность азербайджанской оппозиции. Более благоприятного момента для того, чтобы переломить ситуацию и взять контроль над страной в свои руки, у оппозиции не было. И не скоро будет.

Не столько коронация И.Алиева, сколько действия его политических оппонентов после этого судьбоносного акта доказали непреложную истину - они не в состоянии противопоставить власти действенную программу дефеодализации страны. Даже на краю пропасти, в которую они неизбежно попадут после полного завершения процедуры престолонаследия, они не смогли унять своих амбиций и выступить единым фронтом.

Они так долго ждали, что со смертью Гейдара Алиева власть упадет им в руки, что не заметили как эта власть пролетела мимо них. Ожидавшие смерти патриарха, они не заметили, что их политический ресурс закончился гораздо раньше, чем истощилась его здоровье.

Лидеры оппозиции, ставшие частью политической системы, сами уверовали в то, что власть сменится автоматически в их пользу. Но уход от борьбы наказуем. Результатом всегда бывает забвение.

Еще большое разочарование постигло наше общество в связи с позицией Запада - и в первую очередь США - по отношению к прошедшим процессам. Сегодня в стране произошел взрыв антизападных и антитурецких настроений. Причем, именно среди тех, кто еще вчера был ярым сторонником ориентации на эти геополитические центры. Равнодушие, с которым Запад буквально "сдал" Азербайджан, привело в шок азербайджанскую общественность.

Сегодня необходимо, признать что наиглавнейшей нашей ошибкой была опора на примат общечеловеческих ценностей. Ничто не спасло нас от циничного выбора заокеанского патрона. Между нефтью и свободой США не раздумывая выбрали нефть.

Можно, конечно, говорить о том, что нам не повезло, что сейчас в США у власти "нефтеориентированная" команда, что высшие чины нынешней американской администрации имеют свои личные интересы в Азербайджане, а поспешивший поздравить Ильхама Алиева с победой мистер Армитедж известен в Вашингтоне, как лоббист семьи Алиевых... Но не слишком ли много совпадений?

Речь идет не об одиночных фактах. Речь идет о системе. Американская администрация и при Буше-младшем, и при Клинтоне заигрывала с правящей Семьей. В конце концов, не надо демонизировать Буша, поскольку самого одиозного из американских послов - Стенли Эскудейро - назначил вовсе не он, а Билл Клинтон. Того самого Эскудейро, который так сдружился с членами алиевского окружения, что бросил дипломатическую деятельность и вопреки дипломатическому этикету остался в Азербайджане в качестве бизнесмена.

Наша беда в том, что мы забыли - этим миром все еще правят деньги. Семья Алиевых заработала десятки миллиардов долларов на эксплуатации собственного народа, и ради сохранения своего господства была готова на любые финансовые траты. Мы забываем, что противостоим силе денег. А в этом мире самоубийственно быть в оппозиции 20 миллиардам долларов!

Купленный западный "одобрямс" нанес непоправимый удар по чаяниям и надеждам миллионов азербайджанцев, всех тех, кто верил - Запад не допустит туркменизации страны. Но он допустил. Видимо, потому, что имел веские и, скорее всего. очень осязаемые основания.

Вспоминается последняя сцена из бессмертной пародии Оруэлла "Скотный двор". В ней свиньи, узурпировавшие власть на некогда восставшей против власти людей ферме, пригласили своих соседей-людей на ужин. И подошедшие к окнам звери могли наблюдать, как свиньи и люди сидят за одним столом. А через некоторое время уже было невозможно разобрать - где люди, а где свиньи...

Воцарение принца и его последующая политика убили надежду не только у оппозиционно настроенных граждан, но и у тех, кто надеялся, что став президентом, Ильхам Алиев начнет реформы. Он их не начал и тем самым дал понять обществу - не ждите перемен. В результате лимит национального доверия иссяк.

Военно-политическое поражение, хаос безвременья и годы алиевской диктатуры не могли не спровоцировать взрыв национал-пессимизма, буйно взросшего на ниве комплекса национальной неполноценности. В одном из предыдущих номеров журнала в беседе с нашим корреспондентом Хикмет Гаджизаде заявил, что самое трудное - это научиться жить без надежды, поскольку надежда умерла.

Нет, она не умерла. Надежда умирает медленно, под воздействием неких эволюционных факторов. А наша надежда погибла. Погибла под грузом несбывшихся мечтаний, рухнувших ожиданий, грузом недееспособности оппозиции и предательством Запада им же самим декларируемых ценностей.

Сегодня азербайджанское общество находится в тисках полной безнадеги. И находит утешение в песнях. Русскоязычные утешаются "Иванушками Интернейшнл", азербайджаноязычные - Айгюн Казимовой. Вот такой хит-парад.

ЦАРЬ СОЛОМОН СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

Азербайджанское "сегодня" беспросветно. Гораздо беспросветней, чем "у негра в ж...". Нет не только света в конце туннеля, нет даже уверенности в том, что он вообще когда-нибудь появится. В обществе совершенно серьезно обсуждаются перспективы грядущего 30-летнего правления Ильхама Алиева с тем, чтобы затем передать власть Гейдару Алиеву-младшему. Многие уверены что патриарх пошел на процедуру престолонаследия именно для того, чтобы через некоторое время страной снова правил человек с теми же инициалами. Своего рода бессмертие...

Как бы то ни было, но подобные разговоры лишь подтверждают - азербайджанское общество, оскорбленное предательством и раздавленное властью, не видит возможностей позитивных изменений в ближайшее время. И именно этим объясняется паническое бегство крыс с тонущего оппозиционного корабля, уход большинства активистов оппозиционных партий из партийных рядов и резкое снижение интереса большинства граждан не только к политике, но и вообще ко всему, что происходит в нашей стране.

Подобное состояние и есть результат нахождения нашего общества в депрессии. Люди не видят не только возможности трансформировать общество, они не видят и нормального будущего для себя и своих детей. А это провоцирует массовый отток граждан из страны, их отход от борьбы за свои права, стагнацию общественно-политической жизни.

Но, как показывает опыт других стран, подобное депрессивное состояние не может продолжаться вечно. Как любил говорить библейский царь Соломон, читая надпись на своем перстне: "И это пройдет".

Сегодня очевидно, что власть семьи Алиевых не рухнула вместе с уходом отца-основателя. Но это вовсе не означает, что она не рухнет никогда. В принципе, сегодняшняя стабильность не является фантомом. Она имеет совершенно нормальное объяснение.

Анализируя все возможные сценарии развития событий, мы, как и большинство экспертов, совершаем роковую ошибку. В качестве базы для анализа мы берем развитие событий в других странах, переживших подобные трансформации и катаклизмы. Но при этом мы забываем, что построенная в Азербайджане система беспрецедентна.

Схема взаимоотношений субъектов власти в Азербайджане мало напоминает политические игры в других странах, но весьма сильно напоминает то, что весь мир уже знает на примере итальянских мафиозных семей. Как уже отмечал наш журнал, Гейдар Алиев построил свою власть по образу и подобию мафиозного клана и сам превратился в ее крестного отца.

В результате сращивания мафии и государства получился интересный симбиоз. Азербайджанское государство перестало быть общественным образованием, а его глава перестал быть общественным деятелем. Он стал крестным отцом мафии, ставшей государством. Поэтому анализируя ситуацию, необходимо исходить не из политологических конструкций, изложенных в работах Макса Вебера или Дрейфта, а искать аналогии в книгах и фильмах про "Коза ностру".

Основа этой власти, точнее, мафиозной организации - в эксплуатации природных богатств Азербайджана. Именно на эксплуатации наших природных богатств эта власть построила свою империю. Главным же природным богатством Азербайджана, приносящим невиданные доходы, являются... сами азербайджанцы. Да-да, не нефть, и не дары Каспия, давно монополизированные Семьей, являются источником ее несметных богатств, а азербайджанцы, зарабатывающие миллиарды долларов за пределами страны. Именно они обеспечивают стабильность нынешней политической конструкции.

Ежегодно в страну поступает более 3 миллиардов долларов - экспорт людей приносит грандиозные доходы. Власть, сама того не ведая, изобрела вариант "перпетуум мобиле".

Во-первых, выезжая из страны, наши граждане лишают себя возможности участвовать в политических процессах. А, как правило, страну покидают граждане с активной политической позицией, критически относящиеся к власти (поскольку тот, кто доволен властью и свои социальным статусом, страну не покинет). То есть, отток происходит из рядов протестного электората.

Во-вторых, уезжая, они отдают судьбу своих голосов в распоряжение фальсификационной машины властей, что позволяет властям, используя такой резерв, решать судьбу любых выборов.

В-третьих, покидая страну, они уменьшают совокупный спрос, тем самым снимая с властей множество социальных проблем.

И наконец, в-четвертых, посылая из-за рубежа деньги родным и близким, они резко увеличивают совокупный доход, и тем самым способствуют тому, что социально-экономическая ситуация в стране стабилизируется.

А теперь представьте на секунду, что будет, если в один момент большинство уехавших вернется в страну. Последствия будут воистину катастрофическими. Понимая это, власти делают все от них зависящее, чтобы поток иммигрантов не ослабевал.

Но, как ни крути, существуют объективные экономические законы, и они неизбежно скажут свое слово. Экономическая иммиграция - отнюдь не азербайджанское ноу-хау. Многие народы, спасаясь от политических катаклизмов и экономических кризисов, искали спасение в поисках лучшей доли за рубежом. Классический пример - турецкие гастарбайтеры, которые после Второй мировой войны заполонили страны Западной Европы, чем способствовали экономическому процветанию Турции.

Но со временем эффект от экономической иммиграции ослабевает. Причины очевидны: по прошествии времени гастарбайтеры либо натурализуются на чужбине, заводят там семью и поток денег домой прекращается, либо перевозят всю семью с родины к себе, либо, накопив достаточно средств, возвращаются домой. И вот тут происходит взрыв. Вернувшись домой, они обрушивают экономику, провоцируют инфляцию и в результате через несколько лет становятся банкротами.

Нечто подобное произошло в Турции в начале 70-х годов прошлого века. Кризис затронул все сферы турецкого общества и продолжается по сути по сей день.

В Азербайджане эти тенденции будут усилены еще и местными факторами.

Во-первых, что Ильхам Алиев - это не Гейдар Алиев, как бы это ни банально звучало, и не может управлять страной как отец. Для поддержания политической стабильности Гейдар Алиев эксплуатировал собственный политический капитал и в результате к концу правления превратился из спасителя в национальную кару. Ильхаму Алиеву торговать нечем. Политического капитала у него нет, и потому ему придется начать улучшать социальное положение населения. Во-вторых, появится и макроэкономическая предпосылка для этого - доходы от нефтедолларов.

Но как только ситуация в стране начнет улучшаться, изменится и политическая ситуация. Никто не захочет горбатиться в России без семьи и под постоянной угрозой унижений, если дома можно будет заработать ту же сумму. И вот тогда построенная пирамида рухнет, поскольку никакие нефтедоллары не в состоянии компенсировать доходы от экспорта людей.

Практически за короткий промежуток времени совокупный спрос возрастет вдвое, в то время как совокупный доход вдвое упадет. И возникший дисбаланс в 4 миллиарда долларов можно будет покрыть только одним способом - гиперинфляцией. Социальное положение граждан резко ухудшится, и это неминуемо приведет к радикализации политической жизни.

По нашим расчетам, это произойдет не позже 2007 года. А это значит, что уже к следующим президентским выборам страна подойдет в совершенно ином состоянии. С одной стороны - резкое ухудшение социального положения, а с другой - нереализованные ожидания от сегодняшнего президента. Все это вкупе поставит крест на алиевском периоде в политической жизни Азербайджана.

ЗА УСПЕХ НАШЕГО БЕЗНАДЕЖНОГО ДЕЛА!

Но для того, чтобы ожидания оправдались, необходим коренной перелом всей общественной жизни. Сегодня в обществе идет ломка привычных отношений. В условиях полной безнадеги очень велик соблазн перестать бороться и начать устраивать свою жизнь. Можно уехать, можно, заглушив угрызения совести, наняться в прислужники к этим властям. А можно продолжать бороться, даже не имея надежды.

В качестве утешения для тех, кто решит продолжать борьбу, я приведу цитату из "Бусидо" - самурайского кодекса чести: "Настоящий самурай продолжает драться даже тогда, когда не остается надежды. Им движет не желание победить, а стремление сохранить честь. Потому что в этой жизни честь самурая превыше жизни...".

Мы продолжаем бороться. Хотя нет уже веры, не осталось людей, которым можно было бы верить, и идей, которые давали бы веру. Но осталось главное - человеческое достоинство. Я - счастливый человек. Потому что каждое утро мне не стыдно смотреть в зеркало. И поверьте - ради этого стоит бороться. Потому что самураи были правы - честь действительно превыше всего...

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 39. 22.11.2003