АРХИВ

ПАРОДИЯ НА ПРЕЗИДЕНТА

Президент Ильхам Алиев вышел в свет. На прошлой неделе состоялась его презентация.

Да-а, прошли те времена, когда президент Азербайджана с утра до ночи (а если верить Лале Шовкет, то даже ночами) проводил время в своем рабочем кабинете. Жизнь Гейдара Алиева, собственно, и состояла из рабочего кабинета и окружавшей его страны. А вот Ильхам Алиев избрал совершенно другой образ президентской жизни.

Новый глава государства приезжает в свою резиденцию в 12.00 и покидает пост, оставленный ему отцом, уже в 17.00-18.00. Аппарат в растерянности, Р.Мехтиев бьет тревогу, злые языки вовсю разглагольствуют о недееспособности президента. И.Алиев взвалил всю ответственность за управление государством на узкие плечи Рамиза Энверовича. А тем временем застолья и веселые приключения Ильхама и его команды продолжаются. Новый президент продолжает свой плейбойский образ жизни.

ЯВЛЕНИЕ ПЛЕЙБЕЯ НАРОДУ

Народ сильно соскучился по третьему президенту, который каждый день по нескольку раз появлялся на телеэкранах, на протяжении долгих часов произносил нудные и монотонные речи, доводившие публику до отупения. Мазохизм телезрителей, получавших нескончаемое удовольствие от речей президента, не имел предела. И вдруг Г.Алиев ушел. Но не просто ушел. Он еще унес с собой целое политическое пространство, кипучую деятельность, нескончаемую энергию. И на месте президента Азербайджана образовалась громадная озоновая дыра. В нашем случае - АЗоновая.

Ай-яй-яй, что же делать?! Ведь раньше каждый вечер обожаемый третий президент устраивал политический ликбез восьмимиллионному населению. Он учил нас всему - жизни, литературе, поэзии, искусству, здравоохранению, даже сельскому хозяйству и архитектуре. А проводимые Г.Алиевым совещания и заседания вообще запечатлелись в нашей памяти навеки. В этих шедеврах актерского мастерства президент выступал в главной роли; его монологи, нарекания и поучения доставляли нам большое удовольствие.

Гейдар Алиев не произнес ни одного своего выступления, сидя в президиуме. В течение 6-7 (и даже 10!) часов он выступал только стоя. Все гейдарофильство гордо равнялась на президента. Он был смыслом их жизни. И потеряв Г.Алиева, они фактически утратили весь смысл своей жизни. Теперь там образовался большой философский и политический вакуум, который обязательно нужно было чем-то заполнить.

Свято место, как утверждают предки, пустым бывает недолго. Алиев умер, да здравствует Алиев! - провозгласила йаповская пропаганда.

И они спешно воздвигли себе новый идол для поклонения (хотя не понимают, что это скорее агнец на заклание). И Ильхаму Алиеву стали оказывать почести ровно такие же, какие оказывали его отцу. Но разве может новый президент хотя бы на одну сотую часть заполнить вакуум, оставшийся после ухода своего отца? Он обязан быть похож (хотя бы внешне) на отца, чтобы олицетворять собой силу престола и власти.

Вот эта попытка и была предпринята И.Алиевым на проведенном впервые после выборов заседании Кабинета министров. И впервые И.Алиев встретился с министрами не как обычно - за кружкой пива или у кассы Семьи, а в зале заседания. Презентация плейбея состоялась.

ПЕРВАЯ ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА

Первое, что сильно удивило телезрителей, - присутствие в президиуме Рамиза Мехтиева и Артура Расизаде. Г.Алиев никогда и никому не позволял сидеть рядом с собой. Он демонстративно подчеркивал свое превосходство над окружающими, восседая в президиуме в гордом одиночестве. Ильхам допустил свою первую ошибку, которая, безусловно, не ускользнула от взглядов членов команды его отца.

Но всех поразило и другое примечательное событие, о котором долгое время предупреждали эксперты. На этом заседании всех удивило поведение (а если точнее сказать - самодовольное выражение лица) Рамиза Мехтиева, который на сей раз действительно превратился из слуги в серого кардинала. Он восседал как новый хозяин, ощущающий всю полноту собственной власти над кабинетом. И каждый, кто внимательно следил за этим заседанием, задавался вопросом - насколько же слаб Ильхам, что харизма безликого Мехтиева затмевает его присутствие? Министры больше устремляли свой взгляд на нового Хозяина, чем на "царевича Дмитрия". Мехтиев вполне может стать Борисом Годуновым! Но кто же тогда станет Лжедмитрием?

С Мехтиевым Г.Алиев допустил свою роковую ошибку, плоды которой придется теперь пожинать его сыну. Если все так пойдет и дальше, то вполне вероятно, что грядущие поколения будут смотреть фильм "Гейдар Алиевич меняет профессию", в котором попавший в будущее патриарх будет возмущенно восклицать: "Рамизку на царство?! Так он злым заплатил за предобрейшее!"

А вот Артур Расизаде вполне оправдал ожидания патриарха. Он совсем не изменился. Премьер безостановочно ерзал на своем месте, что подтвердило сомнения многих граждан по поводу быстрого выздоровления Артура Таировича. Видимо, болезнь, из-за которой он не мог временно исполнять свои обязанности, была элементарным геморроем, поскольку только после этой болезни можно так быстро встать на ноги. Его выступление на этом заседании тоже поразило телезрителей. Он еще никогда не опускался до столь унизительных панегириков, тем более - в адрес Ильхама Алиева. Даже болезнь не исправила премьера.

ИЛЬХАМ-СТРОИТЕЛЬ

За последние годы трудно вспомнить столько короткое и статичное заседание Кабинета, которое, судя по всему, прошло исключительно по требованию официального протокола. Кабмин и президент ограничились поздравительной речью А.Расизаде и первым выступлением президента И.Алиева. Больше чем уверен, что даже в своем нынешнем состоянии Гейдар Алиев произвел бы более яркое впечатление, чем то, которое осталось после выступления его сына.

После этого выступления все те, кто еще питал хотя бы призрачную надежду на повторение "феномена Гейдара", были вынуждены распрощаться со своими иллюзиями. Уж лучше бы Ильхам выступал по-английски, поскольку более бедную и корявую азербайджанскую речь мог произнести разве что Абдурахман Везиров.

Обратив свой взор к министрам-алиевцам, Ильхам воззвал их к совести и добропорядочности, а также к ответственному исполнению ими своего долга.

Сразу же после этих слов телекамеры почему-то перевели свои объективы на Али Инсанова. Свирепое выражение его лица ясно отражало его мысли, вернее, планы на вечер. Судя по лицу, в приемной министра его ожидала длиннющая вереница главврачбухов.

Более совестливым оказался, как всегда, Гаджибала Абуталыбов. Совесть его замучила сразу же после операции "Фонарные столбы". Первые же бакинские ветры уложили несколько столбов наземь. Поэтому мэр решил вздремнуть на заседании, чтобы не чувствовать укоров совести.

А больнее всех призыв нового президента сказался на Кямаледдине Гейдарове. Вид его на заседании и так был измученным от бессонных ночей. А после этих слов лицо главы таможни почему-то вообще скривилось. Вот что делают с человеком непомерные блага жизни!

А Ильхам Алиев в худших традициях Г.Алиева, продолжал свою монотонную и бестолковую речь о "первых итогах ударной пятилетки", избитой "нефтяной стратегии", "расцвете страны", "мобильных телефонах" и прочих жизненных удовольствиях. Ему трудно было произносить слова и очень хотелось обратиться к бумажке-суфлеру. Поэтому он часто поглядывал то на довольного Мехтиева, то на ошарашенного Расизаде, ища помощи и поддержки. Но образ Г.Алиева, возвышающийся над его головой, запрещал ему и регенту подобные поблажки. Он был обязан до конца справиться с этой непосильной задачей - стоя в течение полутора часов, диктовать все эти никому не нужные цифры. А ему так хотелось в этот момент раскрепоститься в компании с Кямалом или Алиагой и плюнуть на все статистические данные с высоты своего президентского кресла!

Министры нервничали. Им было очень важно поддержать образ нового Алиева. Они, пытаясь скрыть растерянность и слабость этого образа, вскакивали на ноги и усиленно аплодировали. Особенно усердствовал Абид Шарифов. Вскакивая первым, он поднатужившись, опять был готов поднять штангу или в костюме броситься в бассейн, но спасти лицо Ильхама.

Далее Ильхам Алиев стал призывать к строительству фаллоэтажек не только в Баку, но и в регионах страны. У человека, наслышанного о бурном развитии экономики в Азербайджане и строительном буме, и попавшего в регионы страны, может возникнуть вопросом - а туда ли я попал? А может, я неожиданно пересек границу и попал в послевоенную равнинную Чечню? В мрачных и холодных регионах царит голод и разруха. И даже Ильхам Алиев был не в состоянии скрыть эту правду.

Главной задачей, которую новый президент поставил перед своим кабинетом, стала директива о начале строительства и в районах страны.

Вот, собственно, и все. Только эти примечательные особенности и запомнились нам на первом совещании Кабмина с участием нового президента. После этого заседания всем стало ясно, что в Азербайджане произошло формирование не власти, а пародии на государственную власть. Президент - пародия, власть - пародия. Да и наша жизнь - уже не жизнь, а только пародия на нее.

ЭЛЬНУР САРАБСКИЙ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 39. 22.11.2003