АРХИВ

ХОЗЯИН ФЕМИДЫ

Всего несколько лет назад на политическом небосклоне Азербайджана взошла новая звезда - Фикрет Мамедов. Появление в коридорах госаппарата человека с фамилией Мамедов, которую носит практически каждый третий азербайджанец, многие восприняли как само собой разумеющееся, ибо кто же, как не член Семьи, мог рассчитывать на стремительный карьерный рост. Но у Фикрета Мамедова было свое особое предназначение. Патриарх решил, что именно он должен стать хозяином азербайджанской фемиды.

С наступлением нового тысячелетия президент передал все стратегические финансовые сферы исключительно под контроль членам Семьи. Даже покорная воле клана Судаба Гасанова - с ее глубоко нахичеванскими корнями и беззаветной преданностью делу трайба - пришлась не ко двору Г.Алиева. К несчастью Судабы Гасановой, она - не член Семьи, и ее смещение с должности министра юстиции не вызвало большого удивления.

Получив карт-бланш от самого вождя, новый министр юстиции Фикрет Мамедов за короткое время взял под свой жесткий контроль всю систему правосудия. Он усиливал свои позиции день ото дня, расставляя на всех постах наиболее преданных себе людей. И сегодня Хозяин фемиды одним росчерком пера волен решить судьбу человека. При этом Ф.Мамедов по сей день остается закулисной фигурой в госаппарате - он практически не мелькает на телеэкранах, всячески избегает журналистов и ведет затворнический жизнь. Он не вступает в открытый бой с соперником, предпочитая закулисную борьбу. Фикрет всегда умело скрывал свои амбиции и старался казаться человеком посредственным. И эту свою особенность он ярко продемонстрировал позже, в период решающей схватки за кресло хозяина алиевской фемиды.

ПЕРВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

Юристу Фикрету Мамедову до сих пор так и не довелось провести расследование хотя бы одного уголовного дела и выступить на суде в качестве государственного обвинителя. Он не умеет ярко говорить - не владеет ораторским искусством. Но все эти недостатки не помешали ему занять должность прокурора города Сумгаита сразу же после второго пришествия Г.Алиева во власть. Там он и познакомился со своим верноподданным Адалятом Мирсаламовым, который в то время занимал должность заместителя прокурора.

И впоследствии Фикрет сделал все возможное для выдвижения своего протеже. Все эти годы он тянул его за собой и наконец в середине 90-х годов утвердил его вначале в должности прокурора Сураханского района, а чуть позже - прокурора города Баку. И видимо поэтому сегодня прокурор г.Баку подчиняется не своему прямому начальству, а именно Ф.Мамедову. По сообщению компетентных источников, одним из стратегических финансовых источников министра являются операции городской прокуратуры.Еще тогда этот тандем забирал последние соки из Сумгаита. Но те дни представляются ныне сумгаитцам земным раем, ибо они не могли даже предположить, что через несколько лет вождь сменит одного Мамедова другим - Севиндиком. В отличие от последнего, Ф.Мамедов любит носить белые перчатки и ими вершить человеческие судьбы. Но для этого Ф.Мамедову нужен был трамплин. И Г.Алиев предоставил ему такой шанс.

В 1996 году Фикрет Мамедов стал заместителем генерального прокурора по кадровым вопросам. Президенту был необходим свой человек в окружении тогдашнего генпрокурора Эльдара Гасанова, человек, с помощью которого он мог бы установить контроль за ситуацией в прокуратуре и провести в жизнь намеченные цели. Кто еще, как не Фикрет, который вырос на руках у Г.Алиева, смог бы так успешно исполнить эту роль?

К концу 90-х годов влияние и авторитет Эльдара Гасанова стал стремительно усиливаться, и на его фоне такие, как И.Наджафов, Ф.Мамедов и прочие, выглядели слабо. Но задача, спущенная сверху на не слишком мощные плечи Фикрета, заключалась в том, чтобы разжечь конфликт между Э.Гасановым и И.Наджафовым и сделать все для того, чтобы подтолкнуть их к войне компроматов.

Президент готовился к экзекуции генпрокурора, и нужен был человек, который умело бы подставил голову Э.Гасанова под лезвие алиевского топора. Фикрет Мамедов, тяготевший к интригам и закулисной борьбе, выполнил эту миссию отлично. Более того, он тем самым прошел через первое испытание вождя. Г.Алиев понимал - Фикрет Мамедов растет и готовит себя уже к следующей миссии.

Вождя привлекало и другое качество Фикрета Мамедова - неподдельная скромность. Имея неограниченный доступ в круг правящей семьи и к телу вождя, он всеми правдами и неправдами пытался скрыть от общества свои близкие отношения с семьей Алиевых.

В течение периода работы в генпрокуратуре Ф.Мамедов сформировался и как опытный аппаратчик, более того - он всесторонне изучил механизм управления судебной властью и правоохранительными органами. Таким образом, он стал все ближе подходить к роли управленца нового силового суперминистерства, с которым Г.Алиев связывал большие надежды. Период политических репрессий остался позади, и генпрокуратура должна была уступить свою роль первой скрипки министерству юстиции. Неоценимую помощь в этом семье оказал Совет Европы, настойчиво требовавший передать Минюсту сверхполномочия, сконцентрированные в прокуратуре.

СУПЕРМИНИСТР

После "политической смерти" Эльдара Гасанова и фактического упразднения Прокуратуры, как главного репрессивного органа режима, последовал указ президента о назначении Ф.Мамедова министром юстиции. Ему был дан мандат на трансформацию Минюста из формального государственного ведомства, с которым никто не считался, в главное силовое и политическое ведомство режима. Кроме того, за новым министром закрепили и генпрокуратуру, которую возглавил его ставленник Закир Гаралов.

С первого же дня работы Ф.Мамедов провел чистку в судах и прокуратуре, в управлениях Минюста, и принялся за создание собственной пирамиды. При новом министре судебные органы настолько ощутили тяжесть властной руки Минюста, что у входа во многие районные суды появились вывески, гласящие вопреки Конституции "Суд такого-то района, Министерство юстиции Азербайджанской Республики".

Спустя несколько месяцев Ф.Мамедов с успехом выполнил главную возложенную на него задачу - ввел свое министерство в сферу прибылей правящей семьи. По сообщениям компетентных источников, львиная часть доходов поступает из тюрем. Любой посетитель колоний может встретиться с любым заключенным, только заплатив при этом надзирателям у входа двадцать тысяч манатов. А официально содержание одного заключенного государству обходится в 1 доллар, хотя в реальности на него не тратится и двадцати центов.

Источники утверждают, что в нотариальных конторах страны можно заполучить любую состряпанную бумажку, соответственным образом оплатив услуги нотариуса. Это ведомство стало истинным рынком ценных бумаг. Регистрация фирм, общественных организаций и даже политических партий превратились в большой бизнес Семьи. Сегодня каждый житель Азербайджана, заплатив 300 долларов США, может без лишней головной боли зарегистрировать любую фирму на свое и даже не на свое имя.

Фикрету Мамедову удалось в кратчайшие сроки сместить со своих должностей всех самых опытных и профессиональных сотрудников министерства. Так, два года назад бывший министр юстиции Алисааб Оруджев, заместитель министра Акиф Рафиев и многие другие были вынуждены попрощаться со своими должностями только потому, что они не входили в круг доверенных лиц Фикрета. Новый министр верен своему принципу - бдительность и осторожность превыше всего. Именно поэтому он не желает подпускать "чужих" к своей пирамиде. И именно поэтому он смог доверить ответственность за поток доходов лишь Тогрулу Мусаеву, с которым его связывают многие годы дружбы. Они вместе работали в ЦК, а затем в прокуратуре. И поэтому Т.Мусаев сегодня - первый заместитель Суперминистра.

За последние годы министерство юстиции стало главным политическим ведомством страны. Вождь поручил Фикрету стратегию клонирования и умертвления оппозиционных политических партий и неправительственных организаций. Семья делает все возможное и для усиления силового назначения министерства. Благодаря Фикрету, была созданы одни из немногих в стране образцовые части вооруженных сил и спецназа министерства, которые при малейшей эскалации внутриполитической ситуации могут быть брошены на подавление народного сопротивления. Может быть, поэтому в последнее время все чаще стали говорить о том, что Семья доверяет этому человеку больше всех остальных.

Многие в обществе полагают, что в период смены власти и передачи трона престолонаследнику, Г.Алиеву будет необходима переходная фигура. Одним из тех, на кого может пасть выбор хозяина, безусловно может стать Фикрет Мамедов. Во-первых, он член семьи и соответственно, беспредельно и беспрекословно ей верен. Во-вторых, министр юстиции - один из немногих функционеров клана, кто не примыкает ни к одной из конкурирующих внутривластных группировок.

И главное - СМИ страны обращают огонь своей критики против всех основных министров, обвиняя их в коррупции и беспределе. Исключением является лишь Фикрет Мамедов. Почему-то наши журналисты всегда обходят его своим вниманием. Более того, этот скромник никогда не дает повода для кривотолков и бережет свою репутацию для какой-то пока неведомой сверхзаданной миссии.

Самое основное - президент знает, что этот человек по складу своего характера всегда довольствуется тем, что у него есть. Ф.Мамедов не посмеет предать хотя бы потому, что, начиная с детства и заканчивая сегодняшним днем, всем, чего он достиг, он обязан своей семье - Семье Гейдара Алиева.

Э.ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 4,  28 янваpь