АРХИВ

ТРУБА ВСЕМУ

На прошедшей неделе президент Гейдар Алиев провел совещание с целью обсуждения вопросов, связанных с реализацией проекта строительства основного экспортного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Как сообщила пресс-служба главы государства, Алиев выступил на совещании с обстоятельной информацией о ходе проектных работ и предстоящих задачах. На заседании была заслушана также информация президента АМОК Дэвида Вудворда, главы Грузинской государственной нефтяной корпорации Георгия Чантурия, посла Турции в Азербайджане Ахмеда Унала Чевикеза. В совещании приняли участие премьер-министр Артур Расизаде, государственный советник по экономическим вопросам Вахид Ахундов, министра топлива и энергетики Меджид Керимов, президент ГНКАР Натик Алиев, посол Грузии в Азербайджане Зураб Гумберидзе и другие официальные лица.

ТУЧИ НА ГОРИЗОНТЕ

В основном речь шла об интенсификации работ по проекту. Хотя на самом деле главной причиной совещания стали проблемы, внезапно возникшие у БТД. В последнее время над маршрутом трубопровода сгустились черные тучи.

Во-первых, это проблема грузинских экологов. Грузинская сторона, которая выигрывает от реализации проекта БТД больше всех, все время выступает с требованиями ужесточить экологический контроль. Грузинские экологи выступают за максимальное увеличение экологического бюджета БТД. А если учесть, что бюджет уже утвержден, то дополнительные ассигнования могут быть получены лишь за счет урезания экологических расходов на других участках. Это обычное "перетягивание одеяла на себя", и если грузинские экологи своего добьются, то пострадает от этого скорее всего Азербайджан. Как показывает вся предыдущая практика, в рамках проекта БТД козлами отпущения всегда становимся мы.

Во-вторых, головной болью стал поиск финансовых средств. На строительство требуется 2,4 миллиарда долларов, из которых 1 миллиард необходимо внести сразу, для того чтобы получить кредиты МФО. Азербайджан должен внести 300 миллионов долларов и получить кредиты еще на 300 миллионов. Вот с этим и возникли проблемы. Азербайджанская сторона предполагала направить на эти цели ресурсы ГНФАР, но этому воспротивился МВФ, что в свою очередь поставило под сомнение получение кредитов, без которых реализация БТД не представляется возможной.

ЗА МОРЕМ ТЕЛУШКА - ПОЛУШКА, ДА ДОРОГ ПЕРЕВОЗ

А тем временем проект БТД вступил в фазу активной реализации. На прошедшей неделе на станцию Умбаки Азербайджанской железной дороги поступили первые трубы. Их прибытие было обставлено с большой помпезностью. Ну еще бы: трубы для БТД прибыли с конца света - из далекой Индонезии.

И никто из официальных лиц так и не ответил на вопрос, который буквально витает в воздухе - почему Индонезия, а не, скажем, Буркина-Фасо? Что, ближе труб не было?

Проблема труб - вопрос первостепенной важности, в смете на строительство БТД стоимость труб составляет более 70 процентов от стоимости всего проекта. Каждый лишний километр при транспортировке автоматически увеличивает стоимость труб. А удорожание труб хотя бы на 10 процентов приведет к удорожанию всего проекта БТД на 100 миллионов долларов!

Так неужели нельзя было купить трубы где-нибудь поближе? Не будем говорить о России, там крупноразмерных труб самим не хватает, да и позиция РФ по отношению к БТД хорошо известна. Но ведь есть еще дружественная Украина, чьи металлургические заводы вполне могли обеспечить проект трубами необходимого диаметра. К тому же везти трубы с Украины "немного ближе", нежели с далекой Индонезии. За морем телушка - полушка да дорог перевоз.

До сих пор непонятен принцип, который применялся при определении поставщика труб. Иногда складывается впечатление, что во всех контрактах, в которых в качестве оператора участвует ВР - будь то Контракт века или БТД - исповедуется типично советский принцип максимального увеличения затрат. В результате расходы растут, а проекты становятся нерентабельными.

ФИНТ УШАМИ

Кстати, о рентабельности. Рентабельность БТД вновь под угрозой. Как известно, для того, чтобы ее обеспечить, необходимо ежегодно экспортировать по БТД 45 миллионов тонн сырой нефти. В Азербайджане столько экспорта в ближайшие годы не предвидится, а посему все надежды экспертов были обращены к Казахстану.

Но вот незадача: недавно казахская сторона заявила, что она не сможет присоединится к БТД. По мнению казахской стороны, это невозможно по чисто техническим причинам. Казахская нефть по своему составу настолько отличается от азербайджанской, что их совмещение невозможно.

По мнению наших экспертов, это заявление казахской стороны не что иное, как весьма неумелая попытка дезавуировать свои обещания по участию в проекте БТД. На самом деле никакой принципиальной разницы между двумя нефтями нет. Более того, в Новороссийском терминале они уже смешиваются, в результате чего получается смесь "Урал", довольно успешно реализуемая на рынках третьих стран. Так что, дело не в том, что не совпадают технические параметры, а в том, что не совпадают геополитические интересы.

ИРАКСКИЙ ПОВОРОТ

Кстати, о геополитике. Геополитические перспективы нашей трубы в последние время начали резко ухудшаться. В основе этих негативных изменений лежит начинающаяся война в Ираке и последствия, к которым она приведет.

Иракская операция необходима США для решения двух важнейших геополитических задач. Первая состоит в том, чтобы взять под контроль Ирак - второй по величине запасов производитель нефти в мире. Вторая задача более глобальна - она заключается в последующем нападении на Иран и взятии под контроль неарабских производителей нефтеуглеводородного сырья.

В результате этих акций в ближайшие 5 лет цена на нефть снизится до 15 долларов за тонну. Потому что именно такой ценовой паритет позволяет вывести экономику США из затянувшейся рецессии.

Подобные геополитические пертурбации могут привести к тому, что БТД вообще перестанет быть интересен. В условиях получения доступа к дешевой иранской и иракской нефти США не станут покупать более дорогую каспийскую. Более того, в случае падения Ирака (а это, по мнению экспертов, вопрос ближайшего времени) БТД столкнется с массой технических проблем. Как известно, до "Бури в пустыне" Ирак экспортировал через территорию Турции до 150 миллионов тонн нефти. С этой целью был построен трубопровод Киркук - Джейхан (КД) и терминалы в заливе Джейхан.

БТД был задуман как альтернатива КД. Предполагалось, что БТД будет использовать те же терминалы в порту Джейхан. Но если туда станет поступать нефть из Ирака, то это приведет к тому, что понадобятся новые ассигнования для строительства новых терминалов. А это приведет к еще большему удорожанию проекта БТД.

А в случае свержения США теократического режима в Иране, в БТД вообще отпадет потребность. Иранская инфраструктура позволяет доставлять каспийскую нефть на мировые рынки самым дешевым способом, и единственное, что сдерживает участников каспийских нефтяных контрактов от реализации иранского маршрута транспортировки - это наличие теократического антиамериканского режима в Иране.

НЕФТЕПРОВОД "ДРУЖБА"

Мы не знаем, какие конкретно вопросы обсуждались на совещании по БТД у президента, но вряд ли там ставились вышеупомянутые вопросы. Слишком неудобны они для нашего политического руководства, взявшего курс на политическую доминанту в реализации этого проекта. Проект БТД все больше напоминает нефтепровод "Дружба", строительство которого курировал нынешний президент в бытность его первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. Как и тот нефтепровод, который должен был стать символом "вечной дружбы социалистических стран", БТД тоже призван стать символом вечной дружбы. Нерушимой дружбы мировых транснациональных монополий и Семьи.

ЗАКИР РЗАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 5,  4 февраль 2003 г.