АРХИВ

БЕСПОРЯДОЧНАЯ СВЯЗЬ

Наше общество устало от печальных картин, о которых повествуют азербайджанские журналисты. Но ведь не мы сгущаем краски в происходящем, а та самая власть, которая оставляет содеянное... (хочется сказать "преступление", но за преступлением следует наказание. И трудно подобрать слово, которое могло бы обозначить происходящее вокруг) без наказания.

Несколько дней назад недоброжелатели одного из членов правительства передали нам целую папку компромата о беспределе, творящемся в одном из министерств. Но на примере одного министерства можно еще раз увидеть, что происходит в коридорах нашей власти.

"СИМ-СИМ, ОТКРОЙСЯ!"

Гейдар Алиев очень привязан к телефону. И не случайно каждый гражданин нашей страны, проезжая по центральному проспекту, лицезреет улыбающегося президента с телефонной трубкой. Этот же портрет украшает все подразделения министерства связи - от самого министерства до почты в райцентре.

Наш многоуважаемый президент, исполненный гордости, при каждом удобном случае не скрывает своего восторга, что почти каждый гражданин нашей маленькой страны уже успел приобрести мобильный телефон. Телефон символизирует всю тридцатилетнюю алиевскую эпоху. Но если в 70-е годы Г.Алиев мечтал, чтобы каждый гражданин мог себе позволить "прикоснуться" к окружающему миру посредством домашнего аппарата, то в 90-е годы он воплотил свою давнишнюю мечту - снабдить каждого из нас мобильником.

Постараемся поверить искренности нашего президента, который неоднократно озвучивал эту мысль на различных торжествах в министерстве связи.

Мы неспроста начали с телефонов, ибо произнося слова "министерство связи", наш гражданин подразумевает телефон. Связь в понимании как нашего гражданина, так и премудрого президента, начинается с телефонных коммуникаций. Кстати, Г.Алиев начал реформирование этой сферы также с создания мобильной сети. И синонимом второго правления Г.Алиева стали два сокровенных слова - БАКСЕЛЛ и АЗЕРСЕЛЛ.

Эти слова стали своего рода "сим-симом", открывшим доступ к сокровищнице Алибабы. Президент не случайно начал с телефона, ибо предполагал, что "трубка" сулит грандиозные доходы.

Итак, в 1995 году была основана первая мобильная телефонная систему - Бакселл. Вначале, как и всегда, все соответствовало интересам страны. Продав 49% акций этого совместного предприятия израильской компании GTIB, государство сохранило за собой 51% акций. Чуть позже израильтяне решили продать часть своего пая известной американской компании Мotorola.

Кстати долгое время потом многие наши сограждане по неопытности и незнанию называли мобильный телефон именно "моторолой". Видимо, они интуитивно с самого начала не питали к израильтянам особого доверия, ибо спустя несколько лет произошел беспрецедентный случай. Без указа президента и постановления Кабмина, без соответствующего решения Госкомитета по имуществу, министерство связи продало 26% государственных акций компании GTIB, которая вместе с американской "Моторолой" установила свой контроль в этом СП. И как стало известно, акции государства были проданы за мизерную сумму. Но почему?

Как правило, пакеты акций, принадлежащих государству, продаются в двух случаях. Во-первых, если компания терпит убытки и нуждается в инвестициях, а государство не в состоянии инвестировать необходимые средства. Во-вторых, если государство, само испытывая финансовые проблемы, продает принадлежащие ему акции по высокой цене.

Но случай продажи акций Бакселл не имел отношения ни к одному из вышеуказанных принципов. Только в 2003 году прибыль, которую обязались по контракту выплатить участники СП, составила бы около 10 млн.долларов США (!). Какую цель преследовало руководство страны, закрыв путь большим финансовым поступлениям в госказну?

По информации из компетентных источников стало известно, что первым исполнительным директором Бакселл являлся ставленник экс-генерального менеджера семейного бизнеса Кямаледдина Гейдарова - Кямал Мадатов. Именно через него глава таможенного комитета контролировал основные поступления из Бакселл. До недавнего времени К.Гейдаров контролировал эту сферу, но ослабление его позиций вывело из игры и его протеже. И хотя К.Мадатов был отстранен от своей должности, но израильская сторона все еще выплачивает ему неофициально дивиденды из своего пая. (Кстати, братья К.Мадатова все еще входят в ближайшее окружение К.Гейдарова - Ровшан является заместителем начальника городской таможни, а Эльшан - директором маслозавода в г.Али-Байрамлы, который по имеющейся информации также контролируется главой таможенного комитета).

Именно с этого времени Бакселл полностью перешел под контроль сына президента Ильхама Алиева. И одна из его компаний, оформленная на имя небезызвестного Рзы Везири (занимающегося легализацией капитала Семьи в США), купила остальную часть государственного пая в Бакселл.

Идентичная ситуация произошла и с компанией Азерселл, когда 19 января 1996 года турецкая компания Туркселл получила 49% ее акций. Однако спустя некоторое время (опять-таки без соответствующего указа президента, постановлений Кабмина и Госкомитета по имуществу) из 51% акций, принадлежащих государству, 27% было продано Туркселл. По информации из компетентных источников, турецкая компания приобрела этот пай, заплатив 30 млн. долларов США в качестве отступных, и таким образом стала владельцем 76% акций. Отметим, что стоимость только одного оборудования Азерселл составляет около 700-800 млн. долларов США, а ориентировочная продажная цена этого СП - около 3 млрд. долларов.Так какие же цели преследовала Семья, лишившая госбюджет, вечно страдающий от нехватки доходов, больших финансовых вливаний? Ведь по контракту прибыль государства к 2005 году должна была составить 86 млн. долларов! И лишившись своего пая, азербайджанское государство уже понесло около 75 млн. долларов США прямых убытков, а потери косвенные подсчитать не представляется возможным.

В качестве сравнения приведем следующий факт. Аналогичная по числу пользователей сеть "Билайн", работающая в России, продала в 2000 году 32 процента своих акций за 450 миллионов долларов.

И тут возникает несколько вопросов:

- почему руководство министерства связи, которое пошло на правовой произвол и грубо нарушило законодательство страны, не привлекается к ответственности?

- почему министерство связи при подписании контракта с Туркселл в 1996 г. приняло обязательство в течение 5 лет не допускать на рынок третьего оператора мобильной связи?

- почему сегодня по прошествии пяти лет и несмотря на то, что число фирм, желающих стать третьим оператором мобильной связи и подавших заявки в Минсвязи, превысило 10, третья компания до сих пор не создана?

Не потому ли, что это вынудит наши компании, принадлежащие Семье, снизить свои доходы?

Как сообщил недавно министр экономического развития Фархад Алиев, в Азербайджане самые высокие в СНГ тарифы на услуги мобильной связи. К примеру, в соседней Грузии цены на услуги мобильной связи в 4 раза ниже - несмотря на то, что и там эта сфера входит в круг интересов правящей семьи Шеварднадзе.

Точно известно, что в 1998 году Азерселл выделил Минсвязи 11 млн. долларов США, которые были размещены в Почт-банке. На что были потрачены эти деньги - неизвестно, но точно известно, что эта сумма в бюджет так и не поступила.

Компетентные источники объясняют это тем, что сама Семья непосредственно причастна к этим финансовым операциям и, по их информации, сын президента является "главной крышей" этих двух предприятий.

В священных писаниях говорится: вначале Бог посылает слово, а потом - своего пророка. Итак, новое человекобожественное создание (как часто называют Г.Алиева его апологеты) произнесло слово "Сим-сим". Прошло немного времени, и появился его посланец.

КАК СЛЫШУ, ТАК И ПИШУ

Уже к концу прошлого века правящая Семья, следуя постулатам отца большевизма, захватив власть и банки, взялась за почту и телеграф. Но по недоразумению на посту министра связи все еще пребывал Сируз Аббасбейли - ставленник нацдеков. Он с первых дней не внушал доверия Семье, ибо не принадлежал к числу людей Семьи. Кроме того, этот человек принес в государственный бюджет несколько сот миллионов долларов. Судьба С.Аббасбейли была предрешена.

Член семьи и родственник президента Надир Ахмедов еще с советских времен на долгие годы засиделся на посту заместителя министра. Он - человек необыкновенной судьбы, ибо дважды фортуна помогла ему чудом миновать отставки. Дважды руководство Минсвязи требовало освободить этого человека, который в одном простом предложении допускал несколько грамматических ошибок. Трудно представить себе человека, допускающего ошибки и при написании собственного имени. Не удивляйтесь, но Надир Ахмедов исказил свое имя до неузнаваемости - "Надыр".

Вначале я подумал, что Н.Ахмедов не в силах забыть Корнея Чуковского, и образ Мойдодыра преследует его даже в кабинете. Но прочитав до конца написанные им записки и справки, я был окончательно убит. Н.Ахмедов вместо буквы "ч" пишет "к". То есть, слово "четин" (сложно), он пишет как "катин", а слово "назир" (министр) - как "нязир" (милостыня). Его язык непоправимо искажен диалектом, и он пишет так как слышит. И этого человека Г.Алиев собственным указом назначил руководить одного из важнейших министерств страны! Вот с этого все и началось.

КАДРЫ ПО-АХМЕДОВСКИ

Новый министр, который, по свидетельству сослуживцев, до того был не в силах обидеть даже Муху-Цокотуху, в первый же день после назначения изменился до неузнаваемости. По коридорам Минсвязи разнесся запах откровенного бонапартизма, и министр, как и все алиевские кадры, начал с разрушения всей системы связи. Первым же делом он избавился от всех своих замов, и до сих пор Минсвязи - единственное ведомство, где нет ни одного заместителя министра. Зато главное ведомство связи стало изобиловать всевозможными помощниками и советниками, и даже несколькими управделами.

Ощутив себя настоящим хозяином, Н.Ахмедов учредил невиданный в истории госаппаратов всех стран пост - "полномочный представитель министра на местах".

Если человек, допускающий ошибку в собственном имени, может стать министром, то почему бы кассиру не заняться инвестициями? Видимо, следуя этой логике, Н.Ахмедов сразу же назначил на должность начальника отдела инвестиций обыкновенного кассира М.Билалова, который к тому же и дня не проработал в связи.

Если Г.Алиеву позволено собирать в своем окружении близких себе родственников, то министру связи сам президент велел. Неукоснительно следуя этой логике, новый министр превратил свое министерство в собрание родственников и земляков. Впервые за всю историю алиевского госаппарата в стенах министерства слышался самобытный и колоритный шекинский диалект. Множество сородичей Н.Ахмедова (который приходится родственником Г.Алиеву через его покойную супругу) нашло пристанище в рядах связистов. Заместителями начальника ПО "Азерпочт" стали свои - С.Шекилиев (фамилия говорит за себя) и А.Наджафов. Должности начальников технического отдела и центра, а также профсоюзного комитета тоже были отданы землякам.

В системе связи сейчас насчитывается свыше двадцати родственников министра. И некоторые из них пошли по стопам Н.Ахмедова. Так, к примеру, начальник цеха развития Ясамальского телефонного узла Р.Абдуллаев не имеет даже высшего образования и до назначения работал шофером. В министерстве нашлось место и для племянника министра, который занимает почетную должность начальника участка ХРМ.

В короткий период свыше 500 профессиональных связистов, проработавших в этой сфере более 20-30 лет, были вынуждены попрощаться со своей работой. Новая кадровая политика нанесла непоправимый удар по сфере связи, ибо, по оценкам специалистов, на формирование профессионального связиста требуется как минимум 10 лет. Однако новый министр руководствовался совершенно иными принципами.

Н.Ахмедову не удалось справиться лишь с президентом фирмы "Гасид" Миркязимом Кязимовым, который, к своему сожалению, не смог родиться ни в Нахичевани, и даже ни в Шеки. Министр в течение нескольких месяцев вел отчаянную борьбу, чтобы прибрать к рукам эту прибыльную фирму. Но к его сожалению, президент фирмы (несмотря на "неправильное" место рождения) оказался активистом правящего ЙАПа, с надежными тылами в президентском аппарате. "Гасид" взять под контроль не удалось.

БЕЗОТВЕТНЫЕ ВОПРОСЫ

После исследования ряда документов Минсвязи, у нас появились вопросов, на которые, как нам представляется, должны дать исчерпывающие ответы руководство страны, правоохранительные органы и в первую очередь сам Надир Ахмедов.

  1. Почему в то время, как действует "Рабита-банк", министерство связи приняло участие в учреждение "Почт-банка" и внесло в его уставной фонд 1.5 млрд. манатов (23% акций)?
  2. Почему в 2002 году Экономический суд потребовал от минсвязи выплатить 65 млн.долларов США, и почему министр Н.Ахмедов не выполняет решение суда, а президент Г.Алиев закрывает на это глаза?
  3. Почему, несмотря на законодательный запрет для госведомств размещать счета в коммерческих банках, Минсвязи, кроме счета в "Почт-банке", открыло счет в "Демирйол-банке", а спустя некоторое еще и в "Траст-банке?"
  4. И почему через четыре месяца после этого Надир Ахмедов обратился с письмом к председателю Нацбанка Эльману Рустамову, в котором уведомил его о пропаже 5 млрд. манатов в "Трастбанке?"
  5. На реализацию проекта ТАЕ (Транс-Азия-Европа), позволяющая соединить фиброоптическим кабелем Азию с Европой по маршруту Франкфурт-Шанхай, в Азербайджане было выделено 23.4 млн.долларов США. Но почему во всех остальных девятнадцати странах строительство завершено, а в Азербайджане все еще нет?
  6. Почему во всех странах вышеуказанный проект был реализован компанией "Сименс", а в Азербайджане Н.Ахмедов аннулировал договор, ранее заключенный с этой немецкой компанией? И почему на этот проект было израсходовано всего 5 млн.долларов США?
  7. Почему СП "Умтел" принадлежит министру связи? И почему задолженность СП "ТИКА" перечислена на счет фирмы "Неташ"?
  8. Почему, вопреки указу президента, постановлению Кабмина и решению Милли меджлиса, Н.Ахмедов, нарушая Государственную программу приватизации, проводит в жизнь приватизацию стратегической сферы - почтовых и телеграфных отделений?
  9. На основании какого решения были приватизированы узел междугородной связи на Баксовете (ныне двухэтажная парикмахерская) и на улице Низами (по информации из компетентных источников, оба принадлежат Бейляру Эюбову), на бывшей улице Фиолетова, на проспекте Бюльбюля (отстроен фешенебельный офис и сдан в аренду), улицах И.Сафарли, Г.Гаджиева (половина переговорной N9 отдана под супермаркет), на проспекте Нефтяников и т.д.?
  10. Почему из средств Минсвязи на покупку антенны (модель 359 Интелсаф) у СП "Биби-ОТИ-Бакы Балтимор Коммуникейшн" было выделено 1,8 млн. долларов США, хотя аналогичное оборудование стоит 200 тыс.долларов США?
  11. Почему Минсвязи, не создав тендерной комиссии и не объявив тендер на строительство городской сети в Нахичевани, заключило контракт с компанией "Дэу" на сумму 14 млн.долларов США? И почему на эти строительные работы было израсходовано всего 4 млн.долларов США?
  12. Куда с Азерпочты пропала сумма 45 млрд. манатов, предназначенная для выплаты пенсий? Какое отношение к этому имеет СП "Азтелеком" и БТРИБ?
  13. На каком основании Минсвязи погасило за счет рекламы СП "Азертелеком" задолженность телекомпании "Спейс"?
  14. Начальник службы телефонных автоматов города Баку И.Велиев был отправлен во Францию для приобретения 100 тысяч магнитных карточек для таксофонов. Но поскольку французская кампания "Шюминберж" бесплатно предоставила эти карточки нашей стране и оплатила командировочные расходы в размере 30 тыс.долларов, то куда исчезли деньги, предназначенные для покупки товара? И почему на сумму 760 тыс. долларов была приобретена дополнительная партия карточек (50 тыс.штук), которая не была оформлена в документации, а была отправлена в Москву?
  15. Почему министр без проведения тендера выделил 1 млрд. манатов на покупку усилительной аппаратуры для радиоузла?
  16. Почему сумма за аренду оборудования на телевышке, работающего в направлении Шахдениза и Истиглала и принадлежащих компании Би-Пи, переводится на счет вновь созданной компании "АзКом"?
  17. Почему решение коллегии министерства от 18 мая 1999 года обязало все объединения, предприятия, управления и подразделения Минсвязи осуществлять оборудование объектов связи, монтаж сооружений охраны и противопожарной сигнализации именно посредством фирмы "Кодликом"? Чем именно эта фирма приглянулась министру?
  18. Что постоянно делает сын министр - Вахид Ахмедов (за глаза все называют его "баладжа". Он майор и заместитель командира взвода вневедомственной охраны Сабаильского района, но практически не появляется на служебном посту) в районе старого армянского кладбища в окружении ответственных лиц из Минсвязи?

Вопросов есть еще масса, но если остановить внимание на каждом из них, то многогранной деятельности Надира Ахмедова и министерства связи можно посвятить не один номер нашего журнала.

РЕЗЮМЕ

Можно не сомневаться, что министра связи не накажут и на сей раз, поскольку несколько месяцев назад специальная группа управления Министерства внутренних дел направила отчет президенту Гейдару Алиеву о правонарушениях в сфере министерства связи. Однако, как и всегда, президент никак не отреагировал на отчет правоохранительных органов.

Господин Надир Ахмедов всегда неадекватно реагирует на статьи журналистов, подвергающих его ведомство жесткой критике. И после каждой статьи министр подает в суд, который, как правило, выигрывает. Алиевские министры привыкли оставаться безнаказанными. А мы, независимые журналисты, привыкли нести незаслуженное наказание.

Но ведь мы вовсе не утверждали, а задавали вопросы. И у нас, как у граждан этой страны, есть право получить на них ответы. Власть вообще обязана отвечать на все вопросы своих граждан. Мы готовы предоставить господину министру место на страницах журнала с тем, чтобы он исчерпывающе ответил на все наши вопросы. Надеемся встретиться на страницах "Монитора", а не в зале суда.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 7, 18 февраль 2003 г.